воскресенье, 26 июня 2016 г.

Президент раскрыл детали переговоров



После апрельских событий руководство Армении выдвинуло ряд условий для продолжения переговоров. Ни одно из них, естественно, не может быть принято, так как никто не может выдвигать нам условия. Проведение переговоров – это не одолжение нам.

Об этом во время встречи с военнослужащими на открытии здания, построенного для военнослужащих в Хатаинском районе Баку, заявил президент Азербайджана, Верховный Главнокомандующий Вооруженными силами Ильхам Алиев.

"Армянская сторона хорошо понимает, что их ждет, если переговоры будут заморожены или нарушены. Поэтому, естественно, азербайджанская сторона включилась в переговоры, не принимая никаких условий. Венская встреча состоялась по инициативе Соединенных Штатов Америки. Считаю, что эта встреча имела позитивные результаты. То есть выдвинутые армянской стороной условия не были приняты. В Вене азербайджанская сторона не подписала какой-либо документ. Просто страны-сопредседатели выступили со своим заявлением, это их заявление.

Позитивный факт заключается в том, что спустя месяц после Венской встречи уже по инициативе российской стороны состоялась очередная встреча в Санкт-Петербурге. Мы положительно оцениваем эту встречу. Министерство иностранных дел высказало официальную позицию Азербайджана, которая, естественно, открыта и для общественности.

Со своей стороны хочу отметить и считаю, что встреча в Санкт-Петербурге имеет позитивные результаты. Надеюсь, что данный процесс будет стремительно продолжаться. Мы вновь идем на эти переговоры, не принимая никаких условий. Переговоры должны быть осмысленными, предметными, они не должны проводиться просто для видимости, имитации.

По итогам встречи в Санкт-Петербурге была принята совместная декларация. Она тоже представлена общественности. В той декларации указано все, в частности, пути решения вопроса. Наряду с этим, был также обсужден вопрос увеличения численного состава работников офиса личного представителя председателя ОБСЕ. Правда, там численность не указана. Но я могу сказать, что если сегодня в этом офисе работают 6 человек, то их число может быть увеличено максимум в 2-2,5 раза. То есть речь здесь не идет о большой миссии. Если учесть, что линия соприкосновения измеряется десятками километров, то не следует искать в этих делах другого смысла. Мандат офиса также на месте, никаких изменений нет. Просто вместо 6 будут 12, 13 или 14 человек, вот и все.

Что касается выдвинутого армянами в качестве условия применения механизма расследования инцидентов, то считаю, что на нынешнем этапе необходимости в этом нет. Во-первых, таких механизмов нет. Никто не говорит нам конкретно, в чем они будут заключаться. В таком случает рассматривать данный вопрос сегодня было бы неправильно. Во-вторых, в чем заключается смысл этого. Если смысл в том, чтобы заморозить конфликт и принять какие-то дополнительные меры на линии соприкосновения, то Азербайджан, конечно, на это не пойдет. Это возможно в том случае, если в переговорном процессе будет продолжаться позитивная динамика, мы увидим конкретные результаты, будем знать, когда наши земли будут освобождены от оккупации. Тогда, конечно, могут быть разработаны различные механизмы и рассмотрен данный вопрос.

Хочу коснуться еще одного важного вопроса в заявлении, принятом нами в Санкт-Петербурге. Там было отмечено, что в последнее время ситуация на линии соприкосновения стабильна, восстановлено прекращение огня и это расценивается как позитивный факт. В таком случае никакой необходимости в применении механизма расследования инцидентов не остается. То есть и это условие не было принято.

Еще раз хочу сказать, мы должны вести переговоры по сути вопроса. Захватнической политике Армении должен быть положен конец. Мы должны знать, когда начнется процесс освобождения наших земель. Этот процесс, конечно, будет. Азербайджанская сторона и я лично неоднократно говорили, что мы можем урегулировать данный конфликт только поэтапным путем, так как иначе невозможно. Армения всегда пыталась еще более осложнить ситуацию, нарушить переговорный процесс и вариант поэтапного решения. Но мы считаем, что это – самый приемлемый путь. Он может в скором времени привести к решению вопроса.

Хочу еще раз отметить, что принципиальная позиция Азербайджанского государства по решению вопроса налицо. Никаких изменений в этой позиции не было и не будет. Хочу повторить, вопрос должен найти решение в рамках территориальной целостности Азербайджана. Нагорному Карабаху никогда не будет предоставлена независимость, на исторических землях Азербайджана никогда не будет создано второе армянское государство.

Это – главный вопрос. Что же касается, статуса Нагорного Карабаха, то это дело будущего. Конечно, определенный статус может быть. В составе Азербайджана существует Нахчыванская Автономная Республика. Она имеет статус автономии. В Европе, других странах есть прогрессивный опыт и различные статусы. Однако этот статус не должен нарушать территориальной целостности нашей страны.

Хочу отметить также, что как в документе, подписанном в 2008 году президентами России, Азербайджана и Армении, – его называют Майендорфской декларацией, - так и в заявлении, принятом в этом месяце в Санкт-Петербурге, делается ссылка на Хельсинкский заключительный акт. Пусть армянская сторона внимательно прочитает Хельсинкский заключительный акт. Там отчетливо указаны принципы, и преобладающим является принцип территориальной целостности. Правда, там есть и принцип самоопределения народов. Но, во-первых, армянский народ уже самоопределился, у него есть армянское государство. Хотя и это государство создано на исторических азербайджанских землях. Во-вторых, принцип самоопределения народов не должен нарушать территориальной целостности стран. Это – международные принципы, которые должна соблюдать каждая страна", сказал президент.
axar.az