понедельник, 26 октября 2020 г.

МИД Азербайджана и Латвии обсудили нагорно-карабахский конфликт

 


Между министерствами иностранных дел Азербайджана и Латвии были проведены политические консультации в формате видеоконференции.

Как сообщили в понедельник Day.Az в МИД, с азербайджанской стороны делегацию возглавил заместитель министра иностранных дел Азербайджана Халаф Халафов, а с латвийской стороны - заместитель госсекретаря Латвии, политический директор Яниш Мазейкс.

В ходе консультаций было проанализировано текущее состояние отношений между двумя странами и состоялся обмен мнениями о перспективах сотрудничества. Стороны выразили удовлетворение высоким уровнем политического диалога между Азербайджаном и Латвией. В этой связи подписанная между Азербайджаном и Латвией в 2017 году Декларация об установлении стратегического партнерства была оценена как знаменательное событие.

Было отмечено, что двустороннее экономическое сотрудничество имеет большой потенциал, а также выражена надежда на то, что для обсуждения и решения вопросов, связанных с развитием двусторонних экономических, торговых, научно-технических и культурных связей в 2021 году будет возможным проведение восьмого заседания Межправительственной комиссии.

Также были обсуждены отношения в области культуры, науки и образования. Стороны выразили удовлетворение тем, что многие молодые люди из Азербайджана ежегодно поступают в латвийские вузы.

Также состоялся обмен мнениями по армяно-азербайджанскому нагорно-карабахскому конфликту. Была подчеркнута важность выполнения соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН по мирному урегулированию конфликта. Халаф Халафов выразил латвийской стороны признательность за поддержку территориальной целостности и суверенитета Азербайджана.

Замминистра проинформировал латвийскую сторону об агрессорской политике Армении против Азербайджана, в том числе военной провокации, осуществленной 12-16 июля на азербайджано-армянской государственной границе и очередном акте агрессии против Азербайджана 27 сентября. Халаф Халафов довел до сведения собеседника, что вооруженные силы Армении, нарушая гуманитарный режим прекращения огня, умышленно подвергают ракетному и артиллерийскому обстрелу находящиеся далеко от зоны конфликта города, мирное население, гражданскую инфраструктуру Азербайджана, и с 27 сентября, в результате очередной агрессии армянской стороны против Азербайджана, погибли 65 мирных граждан и около 300 получили ранения.

Замминистра добавил, что Азербайджан, руководствуясь правом на самооборону в рамках своих международных границ, продолжает военно-политические меры по освобождению оккупированных Арменией земель. Было отмечено, что ответственность за ведение оккупационными силами Армении войны против вооруженных сил Азербайджана на территории Азербайджана в целом лежит на военно-политическом руководстве Армении. Также было подчеркнуто, что прочный мир в регионе не может быть обеспечен до тех пор, пока вооруженные силы Армении не покинут территорию Азербайджана.

Стороны также обменялись мнениями по другим региональным и международным вопросам, представляющим взаимный интерес.

Day.az

воскресенье, 25 октября 2020 г.

Интервью И.Алиева американскому телеканалу Fox News.

 Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев дал интервью американскому телеканалу Fox News.

-Доброе утро.

-Доброе утро.

-Большое спасибо за то, что уделили нам время. Я знаю, что для FOX News услышать это будет очень интересно.

-Я 30 лет проработал в Европе. Никогда не был в Вашей стране. Очень сожалению об этом. Исправлю эту ошибку, совершив поездку в предстоящие месяцы.

-Надеюсь, что в будущем вы найдете время, чтобы посетить и нас.

-Я тоже надеюсь. У Вас прекрасная страна. Я люблю Формулу 1, архитектурный стиль Захи Хадид, люблю кино. Модернизировав Вашу столицу, Вы сделали прекрасное дело.

-Благодарю.

-Я слушал многие Ваши интервью. В них Вы подробно и четко разъясняете сложные вопросы, с которыми столкнулся регион. Я должен задать как можно более открытые, короткие вопросы по существу, чтобы получить как можно больше ответов на них. Я понимаю, что это сложные вопросы, которые относятся к событиям 100-летней давности.

-Я постараюсь разъяснить американской аудитории, что произошло, почему произошло, и что мы хотим видеть в будущем.

-Прекрасно. Мы очень заинтересованы в этом. По имеющейся многочисленной информации, до 27 сентября - последнего этапа войны в Нагорно-Карабахском регионе был относительный мир, существовали определенные дипломатические рамки, у людей были идеи, связанные с урегулированием данного конфликта, однако начались бои. Почему Вы сейчас решили перейти к действиям?

-27 сентября бои начал не Азербайджан. До сих пор официальные представители ни одной страны не поднимали перед нами этот вопрос. 27 сентября в наступление перешла Армения, а цель заключалась в окончательном срыве переговорного процесса. Нечто подобное они совершили и в июле. Тогда они атаковали наши силы на армяно-азербайджанской государственной границе. Они столкнулись с горьким поражением. Затем в августе они заслали диверсионную группу для вторжения на наши военные позиции, нападения на гражданских лиц и военнослужащих. 27 сентября они начали бомбардировки из тяжелого артиллерийского оружия, и в первые часы нападения у нас были жертвы среди гражданских лиц и военнослужащих. На сегодняшний день убиты 63 гражданских лица, получили ранения почти 300 человек. Таким образом, наступление начала Армения, мы должны были защитить себя и ответить. Наш ответ был очень адекватным, в результате нам удалось освободить значительную часть оккупированных территорий.

-Независимо от того, кто первым открыл огонь, обе стороны в этот период сразу же ринулись в бой. Затем Вы сказали, что хотите выдворить армянские силы с данной территории, и это может стать единственным ответом для урегулирования конфликта. В месяцы, предшествовавшие 27 сентября, шло много разговоров о войне в Азербайджане. Признайтесь, что Вы искали возможности для начала войны.

-То, что я сказал, соответствовало резолюциям Совета Безопасности ООН. В резолюциях, принятых в 1993 году Советом Безопасности Организации Объединенных Наций, от Армении открыто требовалось полностью, безоговорочно и незамедлительно вывести свои войска с оккупированных территорий Азербайджана. К сожалению, в течение 27 лет эти резолюции не были выполнены. Поэтому когда мы говорим о желании выдворить армянские войска с признанных на международном уровне территорий Азербайджана, я прав с правовой точки зрения, и то, что я говорю, соответствует резолюциям Совета Безопасности Организации Объединенных Наций.

-Господин Президент, есть правовая плоскость и реалии. Реалии в Нагорном Карабахе и в регионе заключаются в том, что после всех перипетий 1980-х и 1990-х годов сегодня там в принципе проживает армянское население. Если Вы войдете туда, то вновь должны будете выдворить армян и вернуть азербайджанцев, и вновь будут вынужденные переселенцы. На столе переговоров есть дипломатический план - сохранение независимости Нагорного Карабаха, возвращение Арменией семи районов, прилегающих к Нагорному Карабаху. Рассматриваете ли Вы дипломатический путь?

-То, что вы говорите в связи с урегулированием дипломатическим путем, неверно, потому что посредники – Соединённые Штаты Америки, Россия и Франция - не представляли нам никакого плана, связанного с предоставлением независимости Нагорному Карабаху. И все. В мирном плане было предложение …

-Автономии.

-Нет, нет. Ни в коем случае. В мирном плане есть предложение, пункт, в котором говорится о возвращении Азербайджану всех оккупированных территорий вокруг Нагорного Карабаха, - территорий, где проживали азербайджанцы и где более 700 тысяч азербайджанцев подверглись этнической чистке. Реалии, о которых вы говорите, - это реалии, возникшие в результате агрессивного сепаратизма Армении и этнической чистки азербайджанцев. Все азербайджанцы были изгнаны из Нагорного Карабаха, до войны там проживали 40 тысяч азербайджанцев. Из семи районов, прилегающих к Нагорному Карабаху были изгнаны все азербайджанцы - 700 тысяч человек. То, о чем я говорю …

-Господин Президент, в 1994 году Вы потерпели поражение в войне. Сегодня, в 2020 году, Вы хотите вновь начать войну, чтобы победить в ней.

-Мы не проиграли в войне. Мы проиграли сражение. А это произошло из-за объективных причин. Во-первых, в Азербайджане была внутренняя нестабильность, и Армения воспользовалась этим.

-Однако мой вопрос заключается в том, почему в 2020 году Вы вновь хотите начать войну? Ведь 20 лет было спокойствие.

-Во-вторых, это произошло из-за открытой внешней поддержки Армении. Мы не начинали войну. Мы просто ответили и делаем это на основании Устава Организации Объединенных Наций. Устав Организации Объединенных Наций обеспечивает право каждой страны на самооборону. Мы делаем то, что защищаем себя и освобождаем признанные на международном уровне территории Азербайджана от армянской оккупации. Ничего более мы не делаем. Что касается армянского народа, то я неоднократно говорил, что армянский народ, проживающий в Нагорном Карабахе, - наши граждане, и мы будем заботиться о них. Они будут жить достойно и в мире с азербайджанцами, которые вернутся туда.

-Господин Президент, почему Вы, как отметили, сопротивляетесь призывам ООН, России, Ирана, Соединенных Штатов Америки, Европейского Союза, НАТО? Почему Вы сопротивляетесь призывам к прекращению огня и фактически нарушаете объявленное прекращение огня? Я знаю, что сегодня государственный секретарь Помпео также потребует прекращения огня для обмена телами, ранеными. Разве сейчас не хорошее время для прекращения огня?

-Мы были готовы к прекращению огня. 10 октября в Москве наш министр иностранных дел, министр иностранных дел Армении и министр иностранных дел России выступили с заявлением о прекращении огня. Однако на следующий день армяне, совершив атаку с использованием баллистической ракеты с территории Армении на второй по величине город Азербайджана – Гянджу, расположенную очень далеко от зоны, где происходят столкновения, совершили убийство 10 гражданских лиц и ранили более 30 человек. Затем была совершена вторая атака баллистической ракетой на Гянджу и убито 15 человек. Таким образом, Армения…

-Но вы ведь тоже нарушили прекращение огня.

-Нет, нет. Мы просто ответили, потому что мы дважды договаривались о прекращении огня. В первый раз армяне в ночное время, в 1 час ночи, сбросили баллистическую ракету на спящий город. Во второй раз прекращение огня продолжалось всего две минуты, и Армения нарушила его. Доказательств нарушения огня Азербайджаном нет.

-Разрешите задать следующий вопрос. Если сегодня государственный секретарь спросит у Вашего министра иностранных дел, вы действительно хотите прекращения огня, хотите ли предпринять еще одну попытку, вы предпримете еще одну попытку?

-Да, мы готовы. Я неоднократно открыто говорил об этом. Мы готовы сегодня согласовать прекращение огня. Но при этом Армения, ее премьер-министр должны сказать, что они привержены базовым принципам, разработанным Соединенными Штатами Америки, Россией и Францией. Два дня назад премьер-министр Армении сказал, что нагорно-карабахский конфликт не имеет дипломатического решения.

-В связи с этим должны быть определенные условия. Будете ли Вы привержены прекращению огня без всяких дополнительных условий?

-Мы хотим прекращения огня, возвращения наших земель. Армения в соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН, мирным планом, представленным США, Францией и Россией, должна взять обязательство по освобождению земель. Но она не говорит об этом.

-Господин Президент, как бы Вы ответили на обвинения, связанные с бесконечным обстрелом вашей армией гражданских территорий, домов, населенных пунктов, магазинов? Из вашего высокотехнологичного оружия был нанесен удар по очень важной церкви, в последние дни погибли или получили ранения тысячи людей.

-Мы не нападаем на гражданских лиц. После беспощадного нападения Армении на Гянджу с использованием баллистических ракет, этого террористического акта, когда погибли десятки людей, мы открыто заявили, что отомстим, но только на поле боя. Мы не нападаем на гражданских лиц. Мы не нападаем на святые места. Инцидент в шушинской церкви произошел либо по ошибке, - я уже открыто выразил отношение к этому, - либо армяне сами совершили это, чтобы обвинить нас.

- Но, господин Президент, мы видели кадры из столицы Нагорного Карабаха, там все население вынуждено жить в подвалах, каждые 20 минут слышна артиллерийская канонада, город, в котором проживают гражданские лица, разрушен. Вы не можете назвать весь город военной целью.

- Военные цели в столице так называемой «Нагорно-Карабахской республики» - Ханкенди были, и наши атаки туда были только до 9 октября. После этого мы не совершали атак ни на одного гражданского лица или на какой-нибудь город в Нагорном Карабахе. Вы видели фотографии их деяний в Гяндже?

- Разрешите прояснить, то есть, с 27 сентября по 9 октября Вы брали на прицел гражданских лиц?

- Нет, мы брали на прицел военную инфраструктуру в столице так называемой «Нагорно-Карабахской республики» - Ханкенди, потому что военные базы, военная инфраструктура расположены в городе.

- Но у вас есть дроны турецкого производства, военное оборудование израильского производства, высокотехнологичное вооружение российского производства. Как так может быть, что вы используете это оружие и в то же время не наносите ударов по гражданским лицам?

- Нет, вы можете посмотреть, как наши дроны, - большинство фотографий есть в интернете, - уничтожают армянские танки и другое вооружение. До сих пор наши дроны уничтожили более 230 танков. Мы уничтожили шесть принадлежащих им систем противовоздушной обороны «С-300», сотни единиц бронетехники. Мы не используем наши дроны против гражданских лиц. Это неверная информация.

- Давайте поговорим о солдатах, войсках, участвующих в боях. Многочисленные источники из Франции, России, а также независимые журналисты New York Times утверждают, что сотни вооруженных сирийцев, завербованных и переброшенных Турцией, участвуют в вашей войне. Почему в вашей войне – в Азербайджане воюют поддерживаемые Турцией вооруженные сирийцы?

- Это очередной фейк. Я сожалею, что Россия и Франция, кстати, единственные страны, которые открыто выразили свое отношение к этому, выступили с такими безответственными заявлениями. Я потребовал доказательств и улик и все еще требую их. Прошло уже более 20 дней, как возобновилась война, но до сих пор ни с российской, ни с французской стороны нам не было предоставлено никаких доказательств или улик.

- Улики в New York Times. Могу показать вам статью пятидневной давности. В ней говорится, что убитые в Азербайджане 57 сирийских бойцов были возвращены обратно по ту сторону границы Турции и похоронены в Сирии. Их семьи подтверждают, что они отправились в Азербайджан, чтобы сражаться вместе с Вашей армией.

- Вы знаете, помните, как Президент Трамп назвал New York Times? Фейковые новости. Это фейковая новость. Нет ни одной улики, ни одного доказательства. Предоставьте нам улики, просто…

- Интересно, у Вас есть 100 тысяч солдат. Зачем вам нужны несколько неорганизованных вооруженных людей из Сирии?

- Да, абсолютно верно.

- Спрашивается, зачем?

- Мы не нуждаемся в них. Я об этом и говорю. В нашей регулярной армии 100 тысяч человек, вдобавок за несколько дней мы, наверное, могли бы призвать в три раза больше людей, плюс современное оборудование. Мы не нуждаемся ни в каких наемниках. Это просто фейковая новость, имеющая целью навредить авторитету нашей страны и принизить значимость отваги, которую наши солдаты проявляют на поле боя.

- Господин Президент, давайте вернемся к вопросу о времени. Почему военные действия начались сейчас? Почему мы наблюдаем столкновения? Те, кто критикует Ваше правительство, Вас как Президента, говорят, что Вы используете эту войну как ширму, чтобы отвлечь внимание от проблем внутри страны, социальных вопросов, экономического спада, коррупции, COVID-19. Может быть, Вы просто пользуетесь этим, чтобы переключить внимание масс, которые недовольны различными вопросами, на патриотический бой?

- Нет, нет. Это абсолютно неверно. Во-первых, наши экономические показатели одни из лучших в мире. За 10 месяцев экономический спад составил менее 4 процентов. Вы можете сравнить это с показателями своей страны или европейских стран. Уровень безработицы в Азербайджане составляет 7 процентов. Сравните это со своей страной. Уровень бедности в Азербайджане составляет 5 процентов. Сравните и это. У нас нет серьезных социальных проблем. Что касается COVID-19, то Всемирная организация здравоохранения ставит Азербайджан в пример. Мы оказали поддержку более 30 странам – финансовую, гуманитарную поддержку. Наша экономика стабильна. Наша экономика устойчива. Чтобы скрыть какие-то внутренние проблемы, необходимости начинать войну, как вы сказали, нет. Это так у противоположной стороны. В отвлечении внимания нуждается Армения, которая в настоящее время полностью погрязла в экономических и социальных проблемах. Лидера ведущей оппозиционной партии бросил в тюрьму премьер-министр Армении. Он преследует двух экс-президентов.

- Но, господин Президент, мы знаем, что некоторые обвиняют Ваше правительство в нарушении прав человека, ограничении свободы слова, в частности в коррупции, а также в семейственности как в правительстве, так и корпоративных структурах. Разве это не делается для того, чтобы отвлечь внимание вашей общественности или некоторых ее членов от случаев, которые считаются нарушениями закона, допущенными некоторыми людьми?

- Нет, коррупция есть, и мы ведем с ней борьбу. Мы представили обширную программу экономических реформ. В последнее время многие люди, многие официальные лица правительства и высокопоставленные лица были арестованы по обвинению в коррупции. Коррупция есть везде, и мы ведем борьбу с ней. Что же касается семейственности, то я вновь хочу привлечь ваше внимание к вашей стране, где важные должности занимали отец и сын. Семья Буш, Клинтон, муж и жена, семья Кеннеди, а также во многих других странах. Таким образом, это не отличается от того, что происходит в США.

- Но все они были избраны демократическим путем и прозрачно.

- Да, особенно Буш, который был избран решением Верховного суда США.

- Господин Президент, Вы знаете американскую политику.

- Знаю. Я подготовленный человек.

- Давайте теперь переключимся на США. Что Вы ожидаете сегодня и в будущем от госсекретаря Помпео? Прозвучала некоторая критика в связи с тем, что госсекретарь Помпео и США недостаточно занимались этим вопросом. Знаю, что Россия в достаточной степени вовлечена в процесс. Разными путями вовлечена и Турция, даже Иран предлагает свою помощь. Достаточно ли активно вели себя США? Хотели бы Вы, чтобы США проявляли большую активность? Что бы Вы хотели, чтобы сделал официальный Вашингтон?

- Думаю, что США, как один из сопредседателей Минской группы, обладают мандатом ОБСЕ для оказания содействия сторонам в достижении соглашения. Соглашение должно быть основано на международном праве. Оно не должно основываться на моих желаниях или желаниях премьер-министра Армении. Оно должно основываться на международном праве. Нагорный Карабах признан США и всеми другими странами как неотъемлемая часть Азербайджана. Чего я могу ожидать от госсекретаря Помпео – во-первых, чтобы он сказал представителю премьер-министра Пашиняна, что заявления такого рода, как «дипломатического пути урегулирования нет» неправильны и опасны. Во-вторых, что такие его заявления, как «Карабах – это Армения», - опасны и неправильны. Они должны быть логичными. Они должны предоставить нам график выхода с оккупированных территорий. Они должны согласиться на сосуществование армян и азербайджанцев в Нагорном Карабахе в условиях мира и прекратить попытки интернационализации конфликта. Они должны прекратить просить Россию о прямом военном участии. Это неэффективно. За все это время все попытки премьер-министра Армении состояли из просьб к России отправить войска для того, чтобы сражаться с Азербайджаном. Это очень опасно.

- У госсекретаря Помпео есть критические высказывания по этому поводу. Он открыто говорит, что, конечно, у США и Турции есть общие интересы во многих сферах. Он говорит, что поддержка Турцией Ваших усилий приводит к проблемам, еще больше обостряет данный вопрос. Как Вы относитесь к этому?

- Турция оказывает Азербайджану политическую поддержку. Эта страна - наш самый близкий союзник и друг. Мы горды и счастливы, что такая большая страна является нашим партнером. У каждой страны есть право иметь друзей и союзников. У Армении есть свои союзники.

- Но Турция призывает к войне. Турция говорит, что нужен военный путь решения.

- Нет, ни в коем случае! Нет никаких доказательств этого. Турция оказывает лишь политическую поддержку и этого достаточно. Потому что, когда Турция говорит, что она рядом с Азербайджаном и что Азербайджан не одинок, то это, возможно, является месседжем всем, кто хочет вмешаться в этот конфликт и обеспечить свои интересы.

- Во время беседы с Вами некоторое время назад Вы высказали важную мысль. В ходе обсуждений с госсекретарем Помпео Вы сказали, что дипломатическое решение есть. Верите ли Вы, что этот кризис можно решить дипломатическим путем?

- Да, верю. Иначе я не принимал бы участия в переговорах на протяжении 17 лет. Вы пытаетесь сказать, что войну начал я. Если ее начал я, то почему я ждал 17 лет? Азербайджанская армия хорошо подготовлена уже как минимум 10 лет. Поэтому дипломатическое решение находится на столе. Армения должна освободить территории вокруг Нагорного Карабаха. Азербайджанцы должны вернуться на эти территории, а затем жить вместе с армянами в условиях мира и достойно. Наша позиция заключается в этом.

- Таким образом, Вы говорите, что над дипломатическим решением стоит элемент военного решения?

- Я сказал, что желаю, чтобы военное решение остановилось сегодня и мы перешли за стол переговоров. К сожалению, этот военный фактор приводит к большому ущербу и многочисленным жертвам. Поэтому, чем быстрее мы начнем субстантивные переговоры, - не имитацию, что на протяжении всех этих лет хотела делать Армения, - а субстантивные переговоры, тем быстрее найдется путь решения. Решение основывается на территориальной целостности Азербайджана.

- У некоторых, кто находится за пределами вашей страны, региона есть беспокойство. Может быть, это должно беспокоить и Вас, что конфликт в его нынешних рамках может превратиться в региональную проблему. У Турции есть реальные интересы, есть реальные интересы и у России, Ирана. Не рискуете ли Вы потерять свои позиции как страна, обладающая авторитетом как с экономической, так и политической точек зрения в этом региональном водовороте, началу которого Вы посодействовали?

- В ходе конфликта все наши усилия были направлены на максимально быстрое завершение активной фазы. Мы абсолютно против интернационализации конфликта в какой-либо форме, чтобы не допустить его расширения. Армения же хочет сделать именно это. Как я уже отметил, они попросили Россию направить своих военнослужащих в зону конфликта. Это абсолютно бесполезно и противоречит международному праву. Мы не хотим вмешательства других стран.

- Но в Армении уже есть военная база России, это не противозаконно.

- Да, она находится в Армении, а не в Нагорном Карабахе. Они просили направить войска в Нагорный Карабах. Мы знаем об этом. Поэтому наша позиция заключается в том, что все страны региона и мира должны воздержаться от прямого участия в конфликте. Те, кто хочет помочь и имеет мандат, -сопредседатели Минской группы должны убедить Армению, чтобы – надеюсь это произойдет сегодня в Вашингтоне, - она положила конец агрессии, соблюдала режим прекращения огня и взяла на себя обязательства по освобождению земель. Они этого не делают.

- Во время Войны в Заливе бытовало мнение, что все это происходит из-за нефти. В 50-60 миль от зоны боев расположены ваши нефтепроводы, энергетические трубопроводы. Вас беспокоит то, что очень значимые энергетические трубопроводы и узлы могут пострадать в той или иной степени? Фактически это, может быть, и вынуждает Вашу армию вести эту войну?

- На самом деле, мы обеспокоены этим. Потому что мы слышали заявления высокопоставленных лиц Армении о том, что они совершат атаки на нашу стратегическую нефтяную инфраструктуру, в том числе на трубопроводы и самый крупный нефтегазовый терминал в бакинском поселке Сангачал. Такой случай произошел во время июльских столкновений, когда Армения напала на нас, в 15 километрах от газопровода, который должен обеспечивать энергетическую безопасность Европы. Таким образом, Армения планировала нарушить поставки нефти и газа из Азербайджана в Европу и весь мир.

- Таким образом, то, что Вы сейчас делаете, преследует цель положить конец подобным угрозам, защитить ваши экономические интересы?

- Нет, мы защищаем себя. Вы знаете, что наш нефтепровод от Баку до Средиземного моря был сдан в эксплуатацию в 2006 году, он функционирует беспрерывно. Наш газопровод из Азербайджана в Турцию был сдан в эксплуатацию в 2007 году. Через несколько месяцев, может даже раньше, планируется открытие большого трубопровода, который соединит Азербайджан с европейскими потребителями. Поэтому зачем нам начинать войну для защиты трубопровода, который и так охраняется. Это Армения хочет остановить функционирование трубопровода и нанести ущерб экономике Азербайджана.

- Довольны ли Вы заявлениями Президента Трампа и его администрации о конфликте? Он раскритиковал Турцию. Честно говоря, он раскритиковал обе стороны. Он хочет переманить на свою сторону многочисленное армянское лобби США. Здесь есть и политические элементы. Как Вы считаете, хорошо ли США справляются со своей ролью?

- Считаю, что работа, которую ведет Президент Трамп по урегулированию конфликта, полностью соответствует международным отношениям. Мы полностью поддерживаем его позицию, личное мнение в этой связи. Мы видим, что позиция США сбалансированная, и так и должно быть. Потому что США – посредник. Что же касается критических высказываний Президента Трампа о Турции, кстати, я не видел этого в прессе. Но его мысли были конструктивными. США не встают на чью-либо сторону. Также и другие сопредседатели должны быть нейтральными. Мы понимаем, что у очень большого армянского лобби есть возможности влияния на внутреннюю политику не только США, но также Франции и России, что оно занимается мощной лоббистской деятельностью, что в настоящее время они всеми своими силами ведут деятельность против Азербайджана, и мы понимаем уровень давления, который они могут оказывать. Но в то же время открытая политика Президента Трампа поддерживается здесь, в Азербайджане, не только мной, но и нашим народом.

- Господин Президент, Вы знаете политику и считаю, что знаете американскую политику. Через 10 дней будут проведены важные президентские выборы. Определяя антидипломатические настроения в Вашингтоне, как по-Вашему, рассматривают ли политики в Вашингтоне возможность успеха дипломатического пути и нормально ли Вы относитесь к какой-либо мотивации, которая могла бы привести к подвижкам в этом процессе?

- Любая мотивация, которая приведет к прекращению вражды, нами поддерживается. Думаю, что положительный результат сегодняшней встречи в Вашингтоне может заключаться в том, чтобы Армения была приверженной мирному пути урегулирования, прекратила совершать атаки на нас и взяла на себя обязательство по отводу войск.

- Вы считаете, что эта дипломатическая попытка связана с президентскими выборами в США?

- Я не знаю. Считаю, что американские избиратели отдадут свои голоса на основании подходов и предположений о том, что будет лучше для страны. Не думаю, что карабахский конфликт - это тот вопрос, который беспокоит американцев. Может быть, большинство из них даже не знает об этом. Но, конечно, Америка – суперсила, она очень важный актор в урегулировании этого конфликта. Наша позиция заключается в том, что Америка как посредник должна оставаться нейтральной, вновь и еще больше стараться приблизить обе стороны к общему решению.

- В связи с тем, что в следующие две минуты мы завершим интервью, разрешите сказать по этому поводу. Почему это должно интересовать США? Считаю, что Вы, скорее всего, правы. Большинство американцев не смогут даже найти Нагорный Карабах на карте. Но есть стратегические вопросы, политические, культурные, демографические вопросы, с которыми Вы столкнулись. Если бы Вы сейчас говорили с гражданами США и сказали, извините, знаю, что впереди вас ждут президентские выборы, финальные соревнования по бейсболу, но вы должны обратить внимание и на этот вопрос, что бы Вы им сказали, и почему мы должны заинтересоваться этим вопросом и рассматривать его?

- Я бы сказал, что Азербайджан всегда был настоящим партнером Соединенных Штатов Америки. Мы вместе ведем борьбу против международного терроризма, мы вместе в Афганистане, мы держим своих военнослужащих в Афганистане, внося тем самым свой вклад в миротворческие операции. В нашу повестку входит такой важный вопрос как энергетическая безопасность. Соединенные Штаты Америки всегда поддерживали усилия Азербайджана по диверсификации маршрутов энергопоставок. При мощной поддержке Соединенных Штатов Америки мы смогли реализовать важные проекты. Между Азербайджаном и Соединенными Штатами Америки сложились очень крепкие партнерские отношения. Соединенные Штаты Америки считают Азербайджан своим другом, и мы действительно являемся друзьями. Поэтому установление здесь мира в интересах Соединенных Штатов Америки. Азербайджан, укрепляя свою независимость, продолжает двигаться вперед по пути независимости. Мы расположены на транспортном, энергетическом перекрестке между Европой и Азией. Растет наша политическая значимость. Поэтому Азербайджан является важным партнером для Соединенных Штатов Америки, а Соединенные Штаты Америки – для Азербайджана.

- Таким образом, стабильность в Вашей стране, регионе с политической, экономической и других точек зрения положительно повлияет и на нас, находящихся за 3-5 тысяч миль.

- Да, Америка – суперсила. Расстояние не имеет никакого значения. Считаю, что современная, светская, дружественная мусульманская страна является большим активом и для наших друзей. С самых первых лет независимости США всегда поддерживали Азербайджан. Могу вам сказать, что сегодня наше двустороннее сотрудничество находится, может быть, на самом высоком уровне. Надеемся, что сегодняшняя встреча в Вашингтоне будет важной с точки зрения того, чтобы убедить Армению прекратить агрессию, оккупацию, после чего на нашу землю придет мир.

- Как Вы сказали в начале этого интервью, в Соединенных Штатах Америки очень поддерживают Армению.

- Да.

- Там поддерживают христианскую религию, церкви. Из-за диаспоры их поддерживают в связи с тем, что Турция наказала их много лет назад. Вы знаете, что в США есть хорошее эмоциональное отношение к армянам.

- Да, я это знаю. Я и раньше говорил, что мы знаем, у стран есть внутренняя политика и действуют армянские лоббистские организации. Но при рассмотрении вопросов международных отношений должны быть принципы. Эти эмоции, чувства, другие проявления доброй воли, - это другое, - это может быть за обедом в кругу семьи. Но в рамках международных отношений есть признанные на международном уровне и оккупированные Арменией территории Азербайджана. Оккупации должен быть положен конец. Проживающих в Америке, Франции, России армян, состоятельных людей не интересуют армяне Нагорного Карабаха, то, как они живут в нищете.

- Наверное, они не согласятся в этом с Вами, но это нормально. Два последних вопроса. Давайте вернемся к президентской политике. Бывший вице-президент Джо Байден через 10 дней может стать новоизбранным президентом. Были ли у Вас какие-либо контакты с ним, когда он был вице-президентом? Как Вы думаете, как будет относиться администрация Байдена к конфликту в вашем регионе?

- Да, я встречался с вице-президентом Байденом в Вашингтоне четыре года назад в рамках Саммита по ядерной безопасности, организованного президентом Обамой. У меня была двусторонняя встреча с господином Байденом. Я увидел, что он глубоко вовлечен в региональные вопросы. Мы обсудили многие вопросы двустороннего сотрудничества, в том числе, конечно же, урегулирование нагорно-карабахского конфликта. Могу вам сказать, что администрация Обамы была очень активной в нагорно-карабахском вопросе. Поэтому я уверен, что господин Байден и поддерживающие его люди хорошо осведомлены об этом. Таким образом, у меня остались очень хорошие воспоминания о встрече с ним.

- Как Вы считаете, он поддержит Вашу позицию? Или он поддержит Армению? Скорее всего, он выступит против войны. Наверное, он будет призывать к прекращению огня, к дипломатии. По-Вашему, это будет нормальный подход?

- Считаю, что, учитывая то, что мы обсуждали - наличие армянских лоббистских организаций в Америке, Франции и России, наилучшим вариантом для Азербайджана было бы то, чтобы главы всех этих трех стран оставались нейтральными в связи конфликтом, не вставали на чью-либо сторону. На самом деле этого от них требует и их мандат. Если они займут чью-либо сторону, то не смогут быть посредниками. Мы и в будущем ожидаем от внешнеполитической команды США нейтральности и объективности.

- В завершение, господин Президент, каков Ваш прогноз на будущее? Я имею в виду ваш регион, Вашу страну, Армению. В конце 80-х годов, начале 90-х годов прошлого века произошли ужасные события, были убиты десятки тысяч человек. А как сейчас? Будут убиты еще десятки тысяч человек? Будет еще больше разрушений? Как Вы видите дальнейшее развитие событий?

- Сейчас сложно прогнозировать когда и что произойдет. Это зависит не только от нас. Потому что войну ведет не одна страна. Это не односторонний процесс. Но я могу вам сказать, каким я хочу видеть регион. Я хочу глубокой интеграции южнокавказского региона, хочу увидеть, как когда-то в будущем наши стратегические отношения с другой страной Южного Кавказа - Грузией в определенном смысле станут примером для отношений между Азербайджаном и Арменией. Потому что все войны заканчиваются и наступает мир. Мы знаем как…

- Считаете ли Вы возможным урегулирование этого конфликта мирным путем?

- Да, конечно.

- Вы считаете возможным найти дипломатический путь решения?

- Я абсолютно уверен. Но это будет зависеть от воли армянской стороны. Что произошло после Второй мировой войны. Германия и США убивали друг друга. Советский Союз и Германия убивали друг друга. Были убиты десятки миллионов людей. А теперь, посмотрите, об этом никто и не помнит. Это не провоцирует к вражде. Почему армяне и азербайджанцы не могут жить вместе в Нагорно-Карабахском регионе так же, как они это делают в Грузии, России, Украине, многих других странах?

- Таким образом, может быть достигнут мир, который признает права обеих сторон?

- Да, именно так. Это должно быть на основании логичной базы, в рамках территориальной целостности Азербайджана и полной защиты прав и интересов армянского населения нашей страны. Считаю, что сделать это возможно.

- Господин Президент, спасибо большое за такое развернутое интервью. Уверен, что оно просветит не только меня, но и американскую общественность.

суббота, 24 октября 2020 г.

Интервью Президента Ильхама Алиева французской газете "Фигаро"

 


-Господин Президент, первый вопрос такой: почему 27 сентября Вы перешли в наступление на Нагорный Карабах и каковы политические цели этого военного наступления?

-27 сентября мы не переходили в военное наступление на Нагорный Карабах, это Армения перешла в наступление на Азербайджан. В первые часы этого военного наступления у нас были жертвы среди гражданских лиц и военнослужащих. Это была третья военная провокация Армении против Азербайджана за последние три месяца. В первый раз они совершили нападение на нас на армяно-азербайджанской государственной границе, находящейся далеко от Карабахского региона. Единодушное мнение международных наблюдателей было таково, что Армения совершила нападение на нас. Они хотели оккупировать новые территории. Хотели захватить контроль над нашей стратегической энергетической инфраструктурой, расположенной в нескольких километрах от государственной границы с Арменией. Вам, наверное, тоже известно, что Трансадриатический трубопровод, можно сказать, завершен. Южный газовый коридор является проектом энергетической безопасности не только Азербайджана, но и Европы. Считаем, что одной из целей Армении было захватить контроль над этим трубопроводом и шантажировать нас, а возможно, и европейских потребителей. Им был дан серьезный ответ. Мы добились того, что они отступили. Но, к сожалению, в следующем месяце – августе они заслали диверсионную группу, планировавшую совершить террористические акты против азербайджанцев. Главарь этой саботажной группы был задержан нашими военнослужащими и дает показания. Таким образом, это – преднамеренная попытка сорвать переговоры и совершить нападение на Азербайджан. Что касается политических целей, которые Армения преследовала, совершая данное нападение, то они заключались в том, чтобы сохранить неизменным статус-кво, переложить на нас вину за эту эскалацию, полностью сорвать переговоры, вовлечь в конфликт третьи страны и интернационализировать его. Мы лишь дали им адекватный ответ. В результате мы освободили часть признанных на международном уровне территорий Азербайджана и продолжаем их освобождать.

-Азербайджан выполняет миссию хаба не только трубопроводов, но и фибероптических линий интернета. Насколько мне известно, азербайджанская компания Neqsol желает играть связующую роль по интернету между Европой и Центральной Азией. Как по-Вашему, возможен ли все еще данный проект, предусматривающий прямую связь Европы с Центральной Азией через Азербайджан?

-Вы совершенно правильно отметили, что мы уже превратились в региональный хаб не только по энергии, но и по перевозкам. В настоящее время мы обеспечиваем для наших партнеров по ту сторону Каспийского моря – в его восточной части и Европе важную транспортную сеть. Инвестиции, вложенные нами в инфраструктуру, способствовали созданию очень широкого формата международного сотрудничества в транспортной сфере. Конечно, все началось с энергетической инфраструктуры, проходящие через Азербайджан нефте- и газопроводы превратились уже в важный источник энергетической безопасности. Что касается нефтепроводов, то мы уже транспортируем нефть из Центральной Азии в Европу через территорию Азербайджана.

Если говорить об интернет-связи, то мы вкладываем крупные инвестиции в сектор ИТ. Пользование интернетом в Азербайджане составляет примерно 80 процентов, то есть, 80 процентов населения являются пользователями интернета. У нас есть очень продвинутые компании, частные компании в этой области. Так что отмеченная вами компания, насколько мне известно, является частной компанией, которая имеет свои планы и вкладывает инвестиции в регион. Думаю, что их цель заключается в реализации прибыльных в коммерческом отношении проектов. Конечно, Азербайджан сегодня является очень важной региональной стороной с географической и инфраструктурной точек зрения.

-Следующий вопрос такой. Можете ли Вы описать проводимые в настоящее время военные операции на фронте после продолжающихся уже более месяца столкновений?

-Столкновения продолжаются менее месяца, и за это время Азербайджан в результате успешного контрнаступления освободил часть оккупированных территорий, городов и сел. Мы ежедневно сообщаем о новых освобожденных городах и селах. Это нелегко, потому что за время тридцатилетней оккупации Армения соорудила на захваченных территориях очень прочные укрепления. Поэтому перейти линию соприкосновения было нелегко. Однако мы сделали это, на различных направлениях – на севере, юге. Это демонстрирует высокое мастерство и потенциал Азербайджанской армии. Мы наносим Армении поражение на поле боя, и они вынуждены бежать. Таким образом, мы уже восстановили нашу международную границу с Ираном. Более чем 130-километровый участок этой границы находился под оккупацией. Таким образом, мы многое сделали на поле боя, и это продолжается. Армения дважды нарушила прекращение огня. Если бы они не нарушили прекращение огня – в первый раз, грубо нарушив 10 октября прекращение огня, они ночью сбросили на город Гянджа баллистические ракеты, а 17 октября сделали это во второй раз, - то сегодня столкновения прекратились бы, и было бы отдано предпочтение мирному урегулированию. Это - наша позиция. Если они не остановятся, то мы продолжим освобождение наших земель.

-Они подвергли Гянджу бомбардировке потому, что там находилось несколько турецких истребителей F-16, один из которых сбил армянский самолет. Они говорят, что именно поэтому подвергли Гянджу бомбардировке.

-Это - фейковая информация. Считаю, что сейчас каждый понимает, что это – фейковая информация, распространенная Арменией. Турецкие истребители F-16 находятся здесь потому, что до начала столкновений они участвовали в совместных военных учениях, и они находятся на земле, а не в небе. Армянский самолет Су-25 врезался в гору, они пытались преподнести это так, будто он был сбит турецким истребителем F-16. Однако это произошло в первые дни конфликта, в сентябре. Но они совершили нападение на Гянджу с использованием баллистических ракет 10 октября. Это во-первых. Во-вторых, баллистическая ракета была выпущена с территории Армении, и крупные страны могут легко проконтролировать это. Они знают, откуда была выпущена ракета и какова была мишень. Мишенью ракеты было нанесение удара по гражданским лицам. В Гяндже они нанесли удар по территории, где жили люди. Таким образом, это было международным террористическим действием, еще одним проявлением армянской политики военных преступлений. Атаки на Гянджу нельзя оправдать, и они понесут ответственность за это.

-Не боитесь ли Вы, что вмешательство Турции и переброска из Турции бойцов сирийской оппозиции приведут к тому, что этот локальный конфликт перерастет в региональную войну?

- Во-первых, Турция никоим образом не вовлечена в конфликт. Нет ни одного доказательства участия Турции. С первых часов атаки Армении на Азербайджан Турция, президент и другие высокопоставленные официальные лица Турции выразили и продолжают выражать мощную политическую поддержку нашей стране, поддержку норм и принципов международного права, поддержку выполнению резолюций Совета Безопасности ООН, которые требуют немедленного и безоговорочного вывода армянских войск с наших территорий. Это, во-первых. Во-вторых, на азербайджанской стороне нет никаких иностранных бойцов. Это очередная фейковая новость. Она была распространена некоторыми официальными лицами ряда стран. Однако до сих пор, за более чем двадцать дней с начала столкновений ни Франция, ни Россия не представили нам никаких доказательств. Потому что эти заявления были сделаны официальными лицами Франции и России, и мы потребовали от них доказательств. Мы потребовали улик. Только слова. Никаких доказательств, никаких улик нет. Другой вопрос заключается в том, что нам не нужны иностранцы, которые будут воевать вместе с нами, потому что у нас есть 100-тысячная регулярная армия. У нас есть современное вооружение, у нас есть мотивированные люди, которые на протяжении 30 лет страдают от оккупации. Мы даже не объявляли полную мобилизацию. Если нам понадобятся дополнительные силы в боях, то мы призовем еще больше людей. Так что это еще одна попытка представить Азербайджан как агрессора, а также попытка Армении принизить потенциал Азербайджанской армии, которая побеждает их на поле боя.

- Господин Президент, Вы сказали, что у вас есть очень современное вооружение, это правда. У вас есть все виды дронов, некоторые из них приобретены у Турции, а также эффективные дроны-камикадзе из Израиля, арабских стран. Таким образом, очень ли важна для вас помощь военного оборудования Израиля и дает ли оно вам возможность получить военное преимущество?

- Мы приобретаем вооружения у многих стран. Больше всего военную технику нам поставляют не Турция и Израиль. Это – Россия. Но в отличие от Армении, мы платим за приобретенное у России вооружение. Армения приобретает оружие у России бесплатно. Мы также покупаем оружие у Ирана, Украины, Беларуси. Конечно, сегодня у нас есть возможность приобретать современное оружие, которое помогает нашей армии восстановить нашу территориальную целостность. Мы сами восстанавливаем нашу территориальную целостность. Естественно, в нашем регионе любая страна покупает оружие. Далеко не все страны в мире могут обеспечить себя вооружением на 100 процентов. Таким образом, здесь нет ничего странного. Конечно, мы платим за оружие, мы покупаем хорошее оружие, и оно помогает нам на местах. Но территории освобождаются от оккупации не дронами. Территории освобождаются солдатами, людьми, которые выполняют там свои обязанности.

- Иран жаловался на ведение боев на границе в ходе военных операций. Решили ли Вы этот спор с Ираном, говорили ли Вы с руководителями Ирана?

- Да, мы сделали это. Насколько мне известно, руководители Ирана говорили также и с армянской стороной. Потому что столкновения происходили вблизи пограничной с Ираном реки Араз и случайным образом некоторые снаряды пересекли границу. Однако сегодня мы объявили, что полностью очистили азербайджано-иранскую границу от армянских оккупантов. Поэтому там больше не происходит никаких столкновений, и у находящихся по ту сторону реки Араз – в Иране наших братьев больше не будет никаких причин для беспокойства.

- Кто самый лучший посредник, который мог бы остановить эту войну? Это Россия? Возможный лучший посредник – это Россия?

- У нас есть три посредника. ОБСЕ предоставила им мандат. Россия, Франция, Соединенные Штаты Америки. На протяжении 28 лет они пытаются посредничать и помочь сторонам найти путь решения, однако безрезультатно. Эти страны одновременно являются членами Совета Безопасности ООН, постоянными членами. Эти три страны приняли известные резолюции, на которые я ссылаюсь и которые требуют вывода армянских войск. Но, к сожалению, они не оказали достаточного международного давления на Армению, чтобы она освободила оккупированные территории и выполнила резолюции Совета Безопасности ООН. Поэтому после военной атаки Армении мы должны были себя защитить и силовым путем восстановить справедливость. И мы это успешно делаем.

Каждый из этих трех посредников важен. Я наблюдаю, вижу и знаю, что в нагорно-карабахском вопросе они демонстрируют единый подход, а это бывает очень редко. Это, наверное, единственный вопрос, по которому их интересы сходятся.

- Господин Президент, какие земли Вы хотите вернуть, чтобы после этого быть готовым положить конец войне?

- Мы готовы остановиться сегодня. Я говорил об этом с 10 октября – с тех пор, как в Москве обе стороны согласовали режим гуманитарного прекращения огня. Я говорил, что чем быстрее закончится военная фаза решения проблемы, тем лучше. Мы хотим перейти за стол переговоров. Но, к сожалению, Армения грубо нарушила режим прекращения огня и совершила атаку на Гянджу. 17 октября спустя 2 минуты после вступления в силу очередного режима прекращения огня они нарушили и его. Поэтому, если они остановятся сегодня, то остановимся и мы, а остальную работу проведут дипломаты. Если они не остановятся, то мы пойдем до конца, чтобы освободить все оккупированные территории.

- Таким образом, это - Ваш план выхода из конфликта, план Азербайджана.

- Да. Если они остановятся сейчас и будут вести себя конструктивно, если они открыто продемонстрируют приверженность базовым принципам, которые были разработаны Францией, Россией и США и которым привержен Азербайджан, тогда, конечно, все остановится, и мы вернемся за стол переговоров. Кстати, я на протяжении 17 лет нахожусь в этом процессе. Я работал с двумя предыдущими президентами Армении, и мы смогли добиться, хоть и небольших, но подвижек. Мы регулярно встречались. В Москве, Париже, Вашингтоне проводились регулярные встречи. Но после прихода к власти Пашиняна он не только своими заявлениями, но и военными провокациями фактически сделал все возможное для срыва переговорного процесса. За 2 с лишним года его пребывания у власти процесса уже нет. Конечно, я думаю, что политическое урегулирование возможно. Но правительство Армении должно понимать, что сейчас они не не в том состоянии, чтобы диктовать. Потому что статус-кво больше не существует, линии соприкосновения больше нет. Мы на месте создали новую реальность, и они должны это учитывать.

- Каким Вы видите будущее Карабаха?

- Я неоднократно открыто высказывался по этому поводу и сейчас могу вам сказать, что через посредников, сопредседателей Минской группы я направлял прежнему правительству Армении определенные месседжи о том, каким мы видим будущее. Мы видим Карабах как процветающую, безопасную территорию Азербайджана, где люди будут жить достойно и в условиях мира, где будут проживать рядом азербайджанская и армянская общины, как территорию, которую мы планируем развивать так же, как и все другие регионы нашей страны. Могу вам сказать, что у нас очень значимые экономические достижения. Уровень бедности у нас очень низкий, примерно 5 процентов. В Армении этот показатель близок к 50 процентам. Уровень безработицы у нас также очень низкий. До пандемии – около 5 процентов, сейчас – 7 процентов. Но по сранению с Нагорным Карабахом, где этот фактор приобрел широкий размах, разница как между небом и землей. Таким образом, мы можем обеспечить лучшую жизнь для проживающих там армян и азербайджанцев, которые туда вернутся туда. Я уверен, что две нации, два народа помирятся. Потому что в XXI веке невозможно самоизолироваться, проводить этнические чистки и пытаться де-факто добиться отделения. Это невозможно. До сих пор никто не признал «Нагорно-Карабахскую республику», включая Армению. Уверен, что никто и не признает. Поэтому для будущего Карабаха, не только Нагорного Карабаха, но и всего Карабаха, - это большой регион Азербайджана, - наилучшим путем будет проживание в условиях мира, гармонии и стремление вновь стать хорошими соседями - армянам и азербайджанцам. Мой план заключается в этом.

- Я помню, что в начале 1990-х годов в Баку были совершены армянские погромы. Поэтому у армян нет доверия, они говорят, что не смогут жить на территории Азербайджана, потому что боятся за свою жизнь.

- Конфликт начался после того, как финансируемые националистами из Армении сепаратисты в Нагорном Карабахе дали старт плану по отделению от Азербайджана. Во времена Советского Союза они не могли сделать этого с правовой точки зрения. Поэтому они начали совершать погромы на территории Нагорного Карабаха и на территории Армении. Первыми жертвами войны и столкновений стали проживающие в Нагорном Карабахе азербайджанцы. 40 тысяч азербайджанцев, которые проживали в Нагорном Карабахе, в основном в Шуше, а также столице – Ханкенди, полностью подверглись этнической чистке. Затем этнической чистке подверглись, были изгнаны проживающие в Армении 250 тысяч азербайджанцев, многие из них были убиты. Такие столкновения происходили везде – в Ереване, других городах Армении, в Нагорном Карабахе. Поэтому это не должно стать причиной как таковой для того, чтобы люди не могли помириться. Сколько раз в Европе происходили войны между Францией и Германией? Сколько раз воевали другие страны? Вторая мировая война привела к гибели 30 или 40 миллионов человек. Но спустя 20 лет между Западной Германией и Советским Союзом установились хорошие отношения и сейчас никто не вспоминает об этом. Цивилизованный мир должен быть таким. Проблема в том, что в Армении прививается ненависть. Они прививают историческую ненависть к Турции и Азербайджану. Бывший президент Армении Кочарян открыто заявил, что азербайджанцы и армяне не могут жить вместе. Но посмотрите, как они живут вместе в Грузии. В некоторых селах Грузии азербайджанцы и армяне проживают рядом. То же самое и в России. В Азербайджане проживают тысячи армян. Почему это невозможно в Нагорном Карабахе? Считаю, что раны, нанесенные войной, нужно заживлять политической мудростью, политической волей. После завершения этой активной, горячей фазы конфликта обе стороны должны внести большой вклад, чтобы сделать все возможное для исцеления этих ран.

- Это мой последний вопрос. Господин Президент, Вы не боитесь, что спустя некоторое время Президент Турции Эрдоган прекратит свою поддержку и политику на Кавказе, чтобы сконцентрировать внимание на вопросе Северного Кипра?

- Турция и Азербайджан – братские страны. Наше братство прошло испытание временем. Конкретно в этом вопросе Президент Турции открыто выразил свою сильную поддержку Азербайджану. Он сказал, что Азербайджан не одинок, что Турция рядом с ним. Таким образом, это очень мощная политическая поддержка, и мы очень благодарны за это. Это во-первых. Во-вторых, хочу сказать, все, что мы делаем на поле боя, мы делаем сами. Да, с помощью современного оружия, современного оборудования, но нашу Родину освобождают азербайджанские солдаты и офицеры. Наши отношения с Турцией имеют большую история и еще более яркое будущее. Думаю, что у Турции, как единственной страны в мире, которая имеет границы со всеми тремя странами Южного Кавказа – Азербайджаном, Грузией и Арменией,- есть легитимное право быть вовлеченной в этот процесс. Потому что как сосед, страна, которая может обеспечить и обеспечивает стабильность, безопасность в регионе, как страна, у которой очень ясная повестка, она отстаивает международное право. Международное право говорит, что наши территории находятся под оккупацией. Таким образом, в чем она ошибается? Она просто требует соблюдения международного права. Армения не хочет этого делать. Армения, незаконно переселяя армян из Ливана, своими военными операциями против Азербайджана, разрушая наше исторические и религиозное наследие, более 30 лет хочет сохранить наши земли под оккупацией. Роль Турции очень позитивная. Я уверен, что после окончания войны с Арменией и политического урегулирования роль Турции будет очень важной и позитивной.

- Таким образом, Вы не думаете, что у Турции есть план стереть Армению, чтобы иметь прямую связь с тюркскими народами Центральной Азии?

- Нет, это очередная армянская фобия и провокация. В миротворческом плане, который я обсуждал с армянскими лидерами до прихода к власти Пашиняна, была четкая ссылка на коммуникации. После подписания мирного соглашения открываются все коммуникации, в том числе между Нахчыванской Автономной Республикой Азербайджана и основной частью нашей страны. Таким образом, у Турции будет сухопутное сообщение с Азербайджаном и Центральной Азией. Сегодня у нас этого нет. Но у Турции есть связь с этим регионом посредством Азербайджана. Несколько лет назад мы построили железную дорогу Баку-Тбилиси-Карс. Таким образом, турецкие товары через Грузию, Азербайджан и Каспийское море перевозятся в Центральную Азию и обратно. Но путь из Турции в Нахчыван, Армению, а затем в Азербайджан более короткий. Поэтому здесь дело не в том, что у Турции нет такой связи, и, как вы сказали, кто-то думает, что они сотрут Армению, чтобы заполучить это. Они обладают этим, мы обладаем этим. Мы станем обладателями еще и другого. Но это опять-таки является частью мирного плана, все коммуникации будут открыты. Думаю, что правительство Армении не должно стараться запугивать свое население Турцией, а наоборот, должно прекратить ненависть к турецкому и азербайджанскому народам.

- Какие у вас отношения с другой христианской страной Кавказа Грузией?

- Да, у нас превосходные отношения с Грузией. Мы называем друг друга стратегическими партнерами. Азербайджан является первым или вторым самым крупным инвестором, первым или вторым самым крупным налогоплательщиком в Грузии. Я говорю первым или вторым, потому что один год первым становится Турция, другой – Азербайджан. Между Турцией, Грузией и Азербайджаном сформирован формат трехстороннего сотрудничества. Мы проводили саммиты на уровне президентов, встречи на уровне министров, в том числе министров обороны, иностранных дел и экономики. Все наши основные транспортные и энергетические коммуникации проходят через территорию Грузии. В Грузии есть большая азербайджанская община, которая насчитывает около 300 тысяч человек. Поэтому отношения совершенные, и я думаю, что наши отношения с Грузией так же, как и с Турцией, могут стать хорошим примером добрососедства. Кстати, факт того, что Азербайджан мусульманская страна, а Грузия – христианская, не имеет никакого значения. Мы не рассматриваем регион с этой точки зрения.

- Вы не учитываете религиозный фактор, когда реализуете проекты?

- Нет, согласно нашей Конституции, государство отделено от религии. Азербайджан – светская страна. Мы уважаем свою религию. Мы с уважением относимся к религии других национальностей, проживающих в Азербайджане. Думаю, что самой хорошей оценкой религиозной гармонии в Азербайджане могут быть слова главы Римской католической церкви, его преосвященства Папы Франциска. Несколько лет назад, находясь в Баку, он, выступив с заявлением к общественности, высоко оценил роль Азербайджана в межкультурном и межрелигиозном диалоге. Все представители различных религий, в том числе армяне, живут в Азербайджане в условиях мира и гармонии. В центре Баку есть армянская церковь, которая была восстановлена нами и охраняется нашим правительством. А наши мечети на оккупированных землях разрушены. Армяне содержат в наших мечетях свиней. На днях в интернете было распространено видео. Там были кадры, на которых видно, как в мечети в одном из освобожденных сел Зангиланского района разгуливают свиньи. Азербайджан – толерантная, светская страна, она останется такой и в будущем.

- Благодарю, получилось очень хорошее интервью, господин Президент.

- Благодарю.

пятница, 23 октября 2020 г.

Интервью И.Алиева японской газете Nikkei

Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев 21 октября дал интервью японской газете Nikkei.

-Хочу спросить о нагорно-карабахском конфликте. В пятницу министры иностранных дел Азербайджана и Армении совершат визит в Вашингтон. Что Вы ждете от этой встречи? Готовы ли Вы к переговорам в трехстороннем формате с некоторыми условиями?

-Как вам известно, Соединенные Штаты Америки, Россия и Франция на самом деле являются тремя странами-сопредседателями Минской группы, имеющими мандат для поиска пути урегулирования конфликта. Поэтому встречи наших министров в этих трех столицах естественны. Раньше такие встречи происходили неоднократно. Вы знаете, что был также визит в Москву, там тоже состоялась встреча. Таким образом, это продолжение переговоров по мирному урегулированию конфликта. Конечно, ситуация на месте сейчас изменилась. Статус-кво больше нет. Линии соприкосновения тоже нет. Поэтому, конечно, я считаю, что теперь руководство Армении должно вести себя более логично и быть приверженным освобождению оккупированных территорий. Таким образом, наша основная цель на этих переговорах заключается в том, чтобы определить, готово ли руководство Армении освободить наши территории, и если готово, то когда это произойдет.

-Президент Путин Вас тоже пригласил в Москву?

-Нет.

-Если бы Вы были приглашены, то готовы ли поехать?

-Президент Путин неоднократно приглашал меня, и я неоднократно совершал визиты в Москву. Порой совершал несколько визитов за год. Так что эти контакты на высоком уровне между странами-партнерами и соседями – привычное дело. Президент Путин также неоднократно приезжал в Азербайджан.

-Если в пятницу на встрече министров будут достигнуты какие-либо подвижки, то может ли быть проведена в Москве трехсторонняя встреча с участием премьер-министра Армении?

-Да, конечно, это возможно, потому что такие встречи были и раньше. Если такая встреча состоится, то это будет зависеть от содержания повестки дня. К сожалению, перспективы мирного урегулирования конфликта с нынешним правительством Армении очень далеки, потому что очень непродуктивные и подстрекательские заявления, с которыми выступило руководство Армении, его действия по существу сделали переговоры бессмысленными. Ведь основной темой за столом переговоров всегда было освобождение оккупированных территорий Азербайджана в соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН. Когда премьер-министр Армении заявляет, что «Карабах – это Армения», что Азербайджан должен вести переговоры с так называемым «правительством Нагорного Карабаха», когда он отдает приказ о нанесении ударов баллистическими ракетами по мирному городу Гянджа, когда ежедневно совершаются атаки на другие города Азербайджана, то особой возможности для проведения переговоров не остается. Поэтому мы должны были доказать правительству Армении, что они уже не смогут безнаказанно совершать эти агрессорские действия. Мы наказываем их на месте, мы освобождаем наши территории. Можно сказать, каждый день я объявляю названия новых городов и сел, освобожденных от армянской оккупации. Армения сталкивается с очень горьким поражением на поле боя. Поэтому, конечно, они должны вести себя более логично. Однозначно происходит освобождение территорий от оккупации. Мы хотели добиться этого путем мирных переговоров. Однако это оказалось невозможным из-за неконструктивной позиции и подстрекательских действий Армении. Поэтому мы сейчас освобождаем наши территории на поле боя.

-Вы бы сказали, что уже второе прекращение огня не имело успеха или завершилось, и бои продолжаются?

-Вторая попытка достижения прекращения огня оказалась неудачной потому, что спустя 2 минуты после вступления его в силу они нарушили прекращение огня, вновь совершили нападение на наши мирные города. Этим утром с 6 до 8 часов они сбросили на наиболее пострадавший город Тертер, где проживает мирное население, более 100 ракет. Они нападают на наши военные позиции. Они хотели вновь вернуть уже освобожденные территории. Как вам известно, после первой попытки прекращения огня они менее чем через сутки баллистической ракетой с территории Армении атаковали второй по величине город Азербайджана - Гянджу. Это тоже военное преступление, и правительство Армении понесет ответственность за это. Таким образом, они нарушили прекращение огня.

Я всегда говорил, что добиться прекращения огня в одностороннем порядке невозможно. Если на нас совершается нападение, то мы не только должны защитить себя, но и перейти в контрнаступление. Могу вам сказать, что после того, как они во второй раз нарушили прекращение огня, мы освободили город Зангилан и многие села. Таким образом, чем больше времени проходит на поле боя, тем больше территорий мы освобождаем. Поэтому правительство Армении должно серьезно подумать о своем поведении, и если оно желает эффективности прекращения огня, то, во-первых, не должно нарушать его, во-вторых, не должно пытаться вернуть уже освобожденные от оккупации территории и принять серьезное обязательство по освобождению оккупированных территорий Азербайджана.

-Пока прекращение огня было объявлено в гуманитарных целях, включая обмен пленными и телами. Как по-Вашему, означает ли это, что прекращение огня, - возможно, будет и другое, - завершится после обмена пленными? То есть, будет ли это действующим основательным или временным прекращением огня?

-Да, прекращение огня было объявлено на гуманитарной основе. Как вам известно, в Московской декларации также была ссылка на субстантивные переговоры и неизменность формата переговоров. А это означает, что со стороны Армении больше не будет попыток привлечь к переговорам так называемое «правительство Нагорного Карабаха». Это было отвергнуто нами и Минской группой. Поэтому, конечно, если Армения будет приверженной переговорам и примет серьезное обязательство по освобождению территорий, - пока они не объявляли об этом , - то в таком случае это прекращение огня будет долгосрочным, потому что мы хотим решить данную проблему мирным путем. Но если они попытаются воспользоваться прекращением огня для того, чтобы мобилизовать свои ресурсы, получить дополнительную иностранную военную помощь и перейти к новому наступлению на нас, то, конечно, прекращение огня продлится недолго. Это зависит от них.

-Таким образом, для того, чтобы сесть за стол переговоров, вести какие-либо переговоры, вы заранее потребуете от Армении согласиться на освобождение, по меньшей мере, некоторых из семи районов.

-Они должны взять на себя серьезное обязательство по освобождению данных территорий, потому что это – часть основных принципов, согласованных между двумя странами при посредничестве Минской группы. В основных принципах говорится, что оккупированные территории должны быть возвращены Азербайджану, наши беженцы и вынужденные переселенцы должны вернуться на все оккупированные территории, в том числе на территорию Нагорного Карабаха, в том числе на территорию древнего азербайджанского города Шуша. Поэтому правительство Армении должно открыто заявить о приверженности данным принципам, об освобождении этих территорий, после чего, конечно, начнутся переговоры. Сейчас мы не выдвигаем предварительных условий о том, чтобы в первую очередь были освобождены территории, а затем начались переговоры. В настоящее время мы требуем от армянской стороны, человека, ответственного за это насилие и совершение военных преступлений против мирного населения, лично премьер-министра, чтобы он заявил о том, что Армения освободит оккупированные территории. После этого урегулирование конфликта, конечно, перейдет с поля боя за стол переговоров.

-Если Армения выразит готовность освободить первоначально пять районов, готовы ли Вы будете пойти на переговоры?

-Должны быть освобождены все районы Азербайджана. Все. Конечно, мы можем говорить о временных рамках, и в основных принципах были определенные мнения, связанные с временными рамками - на каком этапе будет освобождена первая часть районов, на каком этапе – вторая. Таким образом, это можно обсудить. Однако ясно, что должны быть возвращены все оккупированные территории.

-Это должно быть объявлено заранее.

-Все азербайджанцы должны вернуться на свои древние земли.

-Что Вы можете сказать в связи с предложением России о направлении групп наблюдателей или в связи с международными наблюдателями?

- Международные наблюдатели или миротворческие силы являются частью базовых принципов. Но это последняя часть, один из последних вопросов, который должен быть адресован, и, конечно же, обе стороны – Азербайджан и Армения - должны согласиться на состав наблюдателей или миротворцев. Поэтому в рамках переговоров мы не обсуждали серьезно этот вопрос. Считаю, что три страны-сопредседателя Минской группы, конечно, от своего имени представят предложения о составе, численности этих наблюдателей, о том, когда и куда они будут направлены. Потому что это важно и с технической точки зрения. Ведь сейчас идет активная фаза боевых действий. Где будут размещены эти наблюдатели или миротворцы? Их жизни могут подвергнуться риску. Каков будет их мандат? Кто предоставит им мандат? Ясно, что когда мы говорим об этом, то речь идет о территории Азербайджана. Это не территория Армении. Так что, конечно же, решающее слово в связи с этим должны сказать мы. Поэтому, безусловно, нужно заниматься всеми этими вопросами. В принципе мы не отрицаем этого. Но, безусловно, когда придет время, мы выдвинем свои условия.

- Говоря о Минской группе, Турция критикует ее и называет бездарной. Вы согласны с этим?

- Недавно я говорил, что Минская группа не смогла добиться никакого результата за 30 лет. В то же время я сказал, что при посредничестве Минской группы мы смогли добиться подвижек с прежними властями Армении. Хоть и небольшие, но все-таки подвижки были. Но если группа стран не может добиться результата за 30 лет, то это уже само за себя говорит. Сопредседатели Минской группы являются также постоянными членами Совета Безопасности ООН. При участии и голосовании этих стран были приняты 4 резолюции Совета Безопасности ООН о полном и безоговорочном выводе армянских войск с азербайджанских земель. Возникает вопрос, почему эти резолюции не выполняются. Потому что сопредседатели Минской группы и постоянные члены – одни и те же страны. Таким образом, этот вопрос остается открытым.

- Что Вы можете сказать о России как посреднике среди стран-сопредседателей Минской группы, о ее роли в качестве ведущего посредника? Можете ли Вы сказать, что Россия была справедливой?

- Знаете, у трех сопредседателей Минской группы одинаковые права и одинаковый мандат. Так что, насколько мне известно, лидер среди этих стран не выбирался. Все они равны, и мы рассматриваем их как посредников. Если какая-то страна берет на себя роль посредника, то она должна быть нейтральной. Если она не нейтральна, то эта страна не может быть посредником. Конечно, уровень нейтральности - это другой вопрос, который будет адресован в подходящее время. Но думаю, что для прекращения насилия и выполнения мандата, который не выполнялся на протяжении 28 лет, сопредседатели Минской группы теперь сыграют свою роль, особенно сейчас, когда Армения, можно сказать, потерпела поражение на поле боя.

- Хотите ли Вы, чтобы роль Турции в вопросах на Кавказе повысилась, и чтобы она была более активной в этом переговорном процессе?

- Это, безусловно, зависит от политической повестки Турции. Я не могу говорить от имени Турции. Хочу сказать, что мы, конечно же, всегда оказываем сильную поддержку активному участию Турции в региональных вопросах. Фактически это участие очевидно. Сегодня Турция играет значимую роль не только в нашем регионе, на Кавказе, но и в более обширной географии и мире. Это - реальность, и это очень хорошая реальность для нас. Потому что Турция - братская нам страна, наш самый близкий союзник и друг. Конечно, Турция де-факто в том числе и как член Минской группы уже привлечена к этому процессу с правовой точки зрения. В одном из своих интервью я сказал, что Турция даже могла бы стать сопредседателем. Если бы мы выбирали сопредседателей сегодня, то Азербайджан, несомненно, поддержал бы кандидатуру Турции, и я уверен, что и Турция настаивала бы на этом. К сожалению, в 1992 году этого не произошло. Таким образом, это - правовая сторона вопроса. С практической же стороны, как вам известно, президенты, министры иностранных дел, министры обороны Турции и России провели встречи, переговоры, обсудили этот вопрос. Поэтому, если кто-то, как Армения, говорит, что Турции там не должно быть, то это Армении не касается, Турция уже там и должна быть привлечена к процессу, потому что она привнесет стабильность. Кроме того, думаю, что Турция – единственная страна, у которой есть границы с тремя странами Кавказа. Ни одна другая страна не имеет границ со всеми тремя. Конечно, Турция должна быть активно привлечена, она уже привлечена, и мы всецело поддерживаем это.

- С международной точки зрения Карабах – это территория Азербайджана. Но, в то же время, там есть многочисленное армянское население. Гарантируете ли Вы, что после того, как Азербайджан вернет себе контроль над этой территорией, армянская часть населения сможет жить там в условиях безопасности и на равных правах?

- Да, безусловно. В течение активной фазы этого конфликта я уже неоднократно заявлял в связи с этим, что проживающие в Нагорном Карабахе армяне являются нашими гражданами. Их безопасность, права будут полностью обеспечены, так же, как и права других граждан Азербайджана. Могу вам сказать, что в отличие от Армении, где в настоящее время нет азербайджанцев, сегодня в нашей стране проживают тысячи людей армянского происхождения, а 99 процентов населения Армении являются этническими армянами. Таким образом, там не может жить и остаться в живых ни один представитель нацменьшинства. Они изгнали с территории нынешней Республики Армения представителей всех некогда проживавших там наций. Самой большой общиной были азербайджанцы. В начале XX века 70 процентов населения города Иреван составляли азербайджанцы. Армяне разрушили все наши исторические, религиозные памятники. Они стерли следы азербайджанской культуры не только в Иреване, но и во многих других регионах Армении. Кстати, созданная 28 мая 1918 года Азербайджанская Демократическая Республика, к сожалению, 29 мая приняла решение, - и это была большая ошибка, которой нет оправдания, - о передаче Армении Иревана в качестве столицы. Таким образом, они разрушили все наше религиозное и культурное наследие. Они разрушили наши мечети, памятники. А здесь, в центре Баку есть армянская церковь, где хранится очень много армянских книг. Сегодня в Баку и других регионах Азербайджана проживают большое число, тысячи армян.

Что же касается того, что вы сказали о многочисленных армянах, проживающих там, то, по нашим данным, реальная численность населения оккупированных территорий, в том числе бывшей Нагорно-Карабахской автономной области, составляет 65 тысяч человек. Это небольшая община. Но до войны, в начале 1990-х годов в Нагорном Карабахе, в основном в Шуше, а также Ханкенди, в городе Ходжалы, который стал жертвой совершенного армянами геноцида, и во многих других городах проживало более 40 тысяч азербайджанцев. Армяне совершили этническую чистку против нас. Мы этого никогда не делали. Даже в ходе нынешних столкновений мы не ответили им тем же. Мы не подвергали обстрелу баллистическими ракетами ни территорию Нагорного Карабаха, ни территорию Армении. Я говорил, что мы отомстим, но отомстим на поле боя. Таким образом, армяне Нагорного Карабаха полностью могут быть уверены, что их безопасность как граждан Азербайджана будет обеспечена. После устранения преступной хунты в Нагорном Карабахе они будут жить лучше. Они будут жить достойно, в условиях мира, и мы обеспечим им все социальные и экономические льготы, так же, как мы делаем это для любого человека в нашей стране.

- Будете ли Вы уважать их право на самоопределение и согласитесь ли Вы на проведение референдума, как это указано в Мадридских принципах, после возвращения Нагорного Карабаха?

- Нет, конечно же, нет. В Нагорном Карабахе не будет никакого референдума. Мы с этим никогда не согласимся. Мы не давали на это согласия в ходе переговоров, а теперь, когда мы вернули большую часть территорий, об этом не может идти и речи. Что же касается права на самоопределение, то армяне уже самоопределились. У них есть независимое Армянское государство. Представьте себе, что произойдет, если армяне будут самоопределяться повсюду, где они живут, сколько мини-Армений в мире тогда образуется. Это подход, который дает обратный эффект. Право на самоопределение является важным фактором международного права. Однако оно не должно нарушать территориальную целостность Азербайджана. У самоопределения есть несколько видов, есть разные типы общин. Например, может быть культурная автономия. Мы видим это на примере развитых стран Европы, когда у людей есть определенные права в рамках своих муниципалитетов, своих общин. Как и в любом месте Азербайджана, у проживающих в нашей стране армян, конечно, также могут быть подобные контакты. Но мы никогда не позволим создать на территории Азербайджана второе армянское государство. Об этом не может идти и речи. Словом, референдума не будет, никогда.

-Говоря о поле боя, есть информация о том, что Армения привлекает армян, проживающих в Ливии, Сирии. В то же время НПО, точнее, Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека утверждает, что в настоящее время на поле боя с вашей стороны есть много бойцов из числа этнических туркман. Это правда или нет?

-Нет, это не правда. В первую очередь, хотел бы отметить, что факт привлечения Арменией наемников и бойцов с Ближнего Востока не является секретом. Это признал и премьер-министр Армении. Однако он сказал, что они – коренные армяне. Во-первых, никому не известно, коренные это армяне или нет. У нас есть информация о том, что в настоящее время на стороне Армении сражаются представители других национальностей. Во-вторых, если человек является этническим армянином и гражданином другой страны, то это не означает, что он не наемник. Среди обезвреженных на поле боя есть люди с ливанскими, канадскими паспортами. У нас есть доказательства того, что вместе с гражданами стран Ближнего Востока против нас сражаются граждане Франции, США, лица армянского происхождения, но граждане этих стран, граждане бывших советских республик. В первой карабахской войне Армения использовала наемников. Это не секрет. Некоторые из них были обезврежены азербайджанской стороной, и армяне возвели в их честь большие памятники, памятники в честь международных террористов. Это говорит о том, что Армения является террористическим государством.

Что касается Азербайджана, то, во-первых, НПО, именуемая Сирийским центром мониторинга за соблюдением прав человека, - ненадежная организация. Нам известны многочисленные фейковые новости, которые они распространяли в связи с войной в Сирии. Этой политически мотивированной «НПО» нет доверия. Во-первых, мы должны проверить, кем она финансируется, а после этого выяснить, кто стоит за этими слухами. Во-вторых, ни одна страна не представила нам ни одного доказательства. Одни только слухи и необоснованные заявления. Я потребовал доказательств. Я сказал, хорошо, мы уже 20 дней находимся в активной фазе конфликта, где доказательства? Представьте нам доказательства. Никаких доказательств нет. Поэтому этим слухам надо положить конец. Азербайджан сражается сам. Мы не нуждаемся ни в каких иностранных бойцах. У нас достаточно людей, в нашей регулярной армии достаточно солдат и офицеров. Численность нашего населения составляет 10 миллионов человек. Если мы будем нуждаться в дополнительных бойцах, то объявим мобилизацию и привлечем их. Так что в этом нет необходимости. Это – абсолютно ложная информация.

-Как Вы уже неоднократно говорили, нет никаких моджахедов и даже туркман.

-Нет, могут быть люди азербайджанского происхождения, прибывшие из других стран. Мы не исключаем этого, так как у нас много добровольцев. Люди могут хотеть добровольно защищать свою страну. Мы не можем исключить, что из других стран приезжают люди азербайджанского происхождения. Но дело здесь обстоит не так, как преподносится, якобы Азербайджан приглашает террористов для участия в боях. Это – ложная информация.

- Вы осведомлены о добровольцах азербайджанского происхождения?

- Я сказал, что не исключаю этого. Может быть. Мы получаем многочисленные обращения, письма от проживающих за рубежом азербайджанцев, которые хотят приехать и сражаться за свою историческую Родину. Однако наша позиция такова, что в этом нет необходимости. На поле боя у нас достаточно людей.

- Японские компании присоединились к проектам нефтепроводов в Азербайджане. Они являются здесь инвесторами. Есть ли у Вас беспокойство в связи с безопасностью трубопроводов? Есть ли риск того, что запуск трубопровода TАP, открытие которого планируется в ближайшее время, в течение этого года, будет отложен?

- Нет, в связи с трубопроводом TAP все идет по графику. Это уже сделано. Официальное открытие TAP - это дело, возможно, не месяцев, а нескольких недель. Там все уже готово. Строительство исторического трубопровода из Баку в Европу завершено. Что же касается наших других трубопроводов, в частности нефте- и газопроводов, то за все эти годы с момента сдачи в эксплуатацию Баку-Тбилиси-Джейхана, то есть с 2006 года, на территории Азербайджана никаких происшествий не возникало. Наши трубопроводы защищаются на нашей территории в надлежащем порядке. Но, конечно, мы слышали угрозы от официальных лиц Армении. Они говорили, что совершат атаки на наши трубопроводы, на Сангачальский терминал, который имеет большое значение для транспортировки нефти и газа. Но и это является частью их террористической натуры. Потому что они открыто заявляли, что будут совершать атаки на гражданскую инфраструктуру. Конечно, если они это сделают, то потом пожалеют. Потому что они будут жестко наказаны нами и странами, часть энергетической безопасности которых обеспечивается за счет Азербайджана. Какова будет реакция этих стран? В эти трубопроводы вложены миллиарды инвестиций. Инвестиции были вложены международными банками - Всемирным банком, Европейским банком реконструкции и развития, Азиатским банком развития, Европейским инвестиционным банком и другими. Поэтому руководство Армении должно хорошенько подумать над этим вариантом. Конечно, как я уже отметил, Азербайджан и сам жестко их накажет, и я не думаю, что они осмелятся сделать это, совершить еще одно военное преступление.

- Из-за того, что нам редко выпадает возможность встретиться с Вами, разрешите задать несколько вопросов о будущем страны в целом.

- Да, пожалуйста.

- Азербайджан – первая в мире страна, которая стала добывать нефть промышленным способом.

- Да, это правда.

- Как, по-Вашему, страна перейдет в постнефтяной период? Есть ли у Вас какие-либо ожидания, связанные с участием в этом японских компаний?

- Да, конечно, у нас есть повестка, связанная с диверсификацией нашей экономики, и этот процесс успешно продолжается. И это несмотря на то, что в этом году объем валового внутреннего продукта снижается – не очень серьезно, до сих пор снижение было менее чем на 4 процента. По сравнению с некоторыми другими странами это неплохой результат. Однако что касается ненефтяной промышленности, то здесь у нас есть рост. Это показывает то, что наша программа диверсификации реализуется очень успешно. Конечно, до пандемии промышленность, возможности ведения бизнеса, туризм, инновационный сектор и сельское хозяйство стремительно развивались. Что же касается главного вопроса, то сейчас мы видим, как Азербайджан освобождает свои земли. Первым мы освободили очень важное водохранилище, которое обеспечит водой десятки тысяч гектаров земли. Армения фактически совершала экологический террор против нас. Они перекрывали воду из реки Тертер и, таким образом, сотни тысяч гектаров земли не обеспечивались водой. Они делали это летом, перекрывали воду, когда люди нуждались в ней, и открывали зимой, что приводило к наводнениям. Таким образом, террористическая сущность Армении проявляется в каждом ее шаге. После возвращения территорий, - это очень плодородные земли для выращивания продукции, разведения домашнего скота, - это, конечно же, придаст новый импульс развитию нашего сельского хозяйства. В связи с освобождением территорий мы уже начали планировать будущее развитие нашего сельского хозяйства. Конечно, думаем, что инвестиции в человеческий капитал создадут нам хорошие возможности для развития. Потому что нефть и газ однажды иссякнут, несмотря на то, что у нас очень большие резервы. Мы только начали экспортировать большие объемы природного газа. Сфера нефтедобычи в предстоящие годы, в целом, будет стабильной. Но, конечно же, ненефтяной сектор в приоритете.

Что же касается японских компаний, то они очень активны здесь в энергетической сфере. Благодаря кредитам, полученным у японских банков, мы построили в Баку две большие электростанции мощностью около 800 мегаватт. Таким образом, эти электростанции обеспечивают значительную часть нашего потребления и экспорта. Кстати, мы также экспортируем электроэнергию. Мы бы хотели видеть японские компании в сфере возобновляемой энергии, которая в настоящее время является одним из приоритетов. С некоторыми инвесторами мы уже подписали предварительные соглашения. Таким образом, мы уверены, что сотрудничество в этой очень обнадеживающей и имеющей потенциал сфере, в частности, благодаря обилию солнца и ветра на Абшеронском полуострове, а также в других областях будет. Сегодня мы сотрудничаем с японскими компаниями в области производства оборудования, машиностроения, в технологической, а также сельскохозяйственной сферах. Мы довольны уровнем экономического сотрудничества между Японией и Азербайджаном.

- Что Вы можете сказать о политических реформах? Звучит критика, в основном, со стороны стран Запада, о том, что Вы сами пришли к власти после Вашего отца, а Ваша супруга – Первый вице-президент. Готовы ли Вы поощрять демократию, открыть оппозиции путь к власти?

- Думаю, что демократическое развитие в стране идет в позитивном русле. В Азербайджане обеспечены все основные свободы – свобода политической деятельности, свобода медиа, свобода выражения, свобода собраний, свобода вероисповедания. Ограничений в связи с этим нет. Кстати, у нас свободный интернет. Те, кто пытается нас критиковать, вместо распространения слухов, использования в политических целях, для политического давления якобы имеющихся в Азербайджане недостатков в области демократии, должны посмотреть на содержание. Я сейчас представил программу новых политических реформ. Она была поддержана абсолютным большинством политических партий. Кстати, это произошло до начала столкновений. Сегодня, конечно, абсолютное большинство политических партий полностью поддерживает проводимую мной политику по освобождению находящихся под оккупацией территорий. В этом процессе не участвуют всего две партии. Всего лишь две партии выступают против национальных интересов Азербайджана. Это - партия Народного фронта и партия «Мусават». Кстати, эти две партии не приняли мое предложение о политическом диалоге. Я выступил с этим предложением несколько месяцев назад. Я говорил, что мы нуждаемся в нормальном диалоге, нормальных, цивилизованных отношениях между властью и оппозицией, ведущей партией и другими партиями. На сегодняшний день мое это предложение, насколько я знаю, поддержали 50 или более партий. Мы находимся в очень активной фазе политического диалога.

Только эти две партии, которые финансируются из-за рубежа, которые всегда выступали против национальных интересов Азербайджана, а также несут ответственность за потерю наших территорий, поскольку в 1992-1993 годах, когда Армения оккупировала наши территории, находились у власти, - Народный фронт и «Мусават». Эти люди, которые несут ответственность за потерю территорий, продолжают возглавлять эти партии на протяжении 30 лет. Никто не говорит о демократии, никто не говорит о том, как они на протяжении почти 30 лет остаются на этой должности. Поэтому было бы хорошо, если бы те, кто нас критикует, посмотрели в зеркало. Мы видим, как на наших глазах, на глазах у международной общественности в этих «демократиях» разгоняются демонстрации, как людей убивают на митингах, как они получают ранения. Мы видим это каждую неделю. Мы видим, как полиция использует собак и лошадей для разгона протестующих. Вы не увидите этого в Азербайджане, никогда. Было бы хорошо, чтобы те, кто нас критикует, занимались своими делами.

Что же касается того, что вы сказали обо мне как о продолжателе дела моего отца, то да, это правда. Но до того, как стать преемником своего отца, я долгие годы, с 1995 по 2003 годы был членом парламента. С 1997 года я являюсь президентом Национального олимпийского комитета. Я был заместителем председателя и первым заместителем председателя ведущей политической партии «Ени Азербайджан», а также занимал должность премьер-министра. Таким образом, моя политическая карьера известна международным наблюдателям и, конечно, они знают, что это не так, как они хотели бы представить. Если говорить о преемственности, то почему никто не говорит о семье Буш, о том, как они продолжали дело друг друга? Почему никто не говорит о семье Клинтон, о том, что супруга стала госсекретарем, а затем кандидатом в президенты, и о еще многих подобных случаях. Прежде чем поднимать этот вопрос, пусть посмотрят на себя.

Что же касается моей супруги, то она была членом парламента с 2005 года. Она была очень активной в вопросах, связанных с социальной и гуманитарной сферами. Она была и продолжает быть президентом самой крупной на Кавказе неправительственной организации – Фонда Гейдара Алиева. Она имеет большую поддержку среди азербайджанцев. Вы можете спросить у любого прохожего на улице и убедиться, как они ее любят и поддерживают. Она была заместителем председателя партии «Ени Азербайджан» и продолжает занимать эту должность. Поэтому ее политическая карьера не состоит из неожиданных событий. Могу вам сказать, что, когда я предложил ей занять эту должность, то она восприняла это не так уж и радостно. Могу вам сказать, возможно, я говорю это впервые, у меня ушло много времени, чтобы убедить ее. У меня были аргументы, а она не хотела. Она полностью занята социальными и гуманитарными вопросами и помогает десяткам тысяч людей. Но она делает это без какого-либо пиара, рекламы или объявлений. Таким образом, она - личность, которой наш народ гордится.

- Вы отметили свободу слова и интернета. Но на некоторые социальные сети наложены ограничения.

- Это временные ограничения. Они были применены после начала столкновений. Мы объявили своему народу, что это вопрос национальной безопасности, потому что в такой ситуации мы должны защищать нашу информационную систему от армянской провокации. Таким образом, это носит временный характер. Как только активная фаза столкновений завершится, все эти ограничения будут устранены. Но могу вам сказать, что сфера охвата интернета очень широкая. Более 80 процентов азербайджанцев являются пользователями интернета. Таким образом, это носит только временный характер.

Ваше превосходительство, разрешите завершить нашу беседу последним вопросом. Давайте мы закончим ее на обнадеживающей ноте. Есть ли у Вас надежда на урегулирование конфликта мирным путем? Что мир может дать Армении и Азербайджану? Потому что Армения – страна, у которой нет выхода к морю, граница здесь закрыта, она закрыта и на турецкой стороне, их экономика терпит спад. Что может мир дать обеим странам?

- Да, конечно, мир полностью изменит ситуацию в регионе. Надеюсь увидеть, как три кавказские страны сотрудничают. Сегодня, например, сотрудничество между Азербайджаном и Грузией находится на очень высоком уровне. Мы являемся стратегическими партнерами, и у нас сложились превосходные связи с нынешним правительством Грузии. Мы поддерживаем друг друга, мы – хорошие соседи и друзья. Посмотрите, сколько совместных проектов мы реализовали - транспортировка нефти, газа, электроэнергии, железнодорожное сообщение, Баку-Тбилиси-Карс, Баку-Тбилиси-Джейхан, Баку-Тбилиси-Эрзурум, TANAP и многие другие проекты. Думаю, Азербайджан вместе с Турцией является первым или вторым самым крупным инвестором Грузии. Первым или вторым самым крупным налогоплательщиком. Кстати, в середине 1990-х годов, когда обсуждался вопрос строительства трубопровода, со стороны Запада были некоторые предложения о прокладке этого трубопровода через Армению. Но в таком случае Армения должна была освободить территории, и тогда трубопровод мог бы быть проложен из Азербайджана в Армению, затем в Нахчыван, а оттуда в Турцию. Это был самый короткий маршрут. Если вы посмотрите на карту, то увидите маршрут, по которому проходит трубопровод. Он был проложен так, чтобы обойти Армению. Но армяне думали, что мы не сможем построить этот трубопровод. Поэтому они сказали «нет». Считаю, что сейчас они очень сожалеют об этом. Из-за оккупации они оказались в тупике. Они считали, что мы не сможем построить трубопроводы, железные дороги. Они всегда поддерживали эксплуатацию железной дороги Карс-Гюмри. Эта железная дорога существовала, но из-за армянской оккупации братская Турция закрыла ее. Таким образом, на самом деле у Армении есть выход к морю, но из-за агрессии против Азербайджана и территориальных претензий к Турции у них нет границы с Турцией. Может вы и не знаете, но в их конституции закреплены территориальные претензии к Турции. Чтобы в нынешнее время иметь территориальные претензии к такой мощной стране как Турция, надо быть безумным. Но это - суть их идеологии. В ходе переговоров прежнему правительству Армении были направлены месседжи о том, что в случае прекращения ими оккупации Азербайджан может реализовать в Нагорном Карабахе различные социальные и экономические проекты. Эти месседжы были направлены прежнему президенту Армении посредством сопредседателей Минской группы, и они их отвергли. Сегодня люди в Нагорном Карабахе живут в бедности. Там царит полная безработица, нищета, разрушена инфраструктура. Мы были готовы вложить инвестиции. Но мы сказали, освободите территории и тогда мы поможем вам. Сегодня, когда мы сами освобождаем эти территории, конечно же, мы окажем помощь этим людям, армянам, проживающим в Нагорном Карабахе, и, безусловно, азербайджанцам, которые вернутся, чтобы восстановить эти территории. Но если Армения сделает конструктивные шаги и освободит территории, то мы, конечно, откроем все коммуникации. Я знаю, а также слышал о позиции правительства Турции, что и они в случае освобождения Арменией территорий откроют коммуникации. Тогда ситуация на Южном Кавказе полностью изменится.

- Говорил ли господин Эрдоган что-нибудь об этом своем намерении?

- Возможно, мы не обсуждали это напрямую. Но, конечно, мы знаем, что такая позиция существует. Граница Турции с Арменией закрыта из-за оккупации. Если оккупации будет положен конец, то граница откроется. Это официальная позиция правительства Турции, и армяне знают об этом. Без нормализации отношений с Турцией и Азербайджаном у Армении нет будущего. Потому что рынок маленький, и он становится еще меньше, население уменьшается, уровень миграции очень высокий. По нашим данным, сегодня реальная численность населения Армении меньше 2 миллионов. Меньше 2 миллионов, и этот показатель будет и дальше уменьшаться, потому что там нет работы, особенно сейчас, когда они, как говорится, лишились очень плодородных земель, которые держали под оккупацией. Если вы посмотрите на снимки, снятые с космоса, то увидите, как они используют наши земли для производства незаконной продукции. Они пользуются не только нашей землей, но и месторождениями золота в Кяльбаджаре. Если работающие там иностранные компании не прекратят свою деятельность, то мы подадим на них в суд. Кстати, они в любом случае скоро прекратят свою деятельность. Таким образом, из-за того, что они лишись этого важного сегмента сельского хозяйства, они столкнутся с еще большими проблемами и потерпят спад, а мы будем развиваться. Численность нашего населения растет. Численность населения Турции составляет 83 миллиона человек, численность нашего населения – 10 миллионов. А численность населения Армении меньше 2 миллионов. Если они не будут логичными, не положат конец оккупации, то им придется подумать, как они будут жить через 10, 20, 50 лет. Они уже должны положить конец этой агрессии. На поле боя мы показали им, кто есть кто. Все мифы об их «отважной армии» оказались просто фейками. Их армия бежит. Мы наносим им поражение. Мы побеждаем их и продолжим делать это до тех пор, пока они не покинут наши земли.

- Большое спасибо за предоставленную возможность. Мы всегда рады находиться в Баку.

- Благодарю.