четверг, 11 декабря 2014 г.

Фархад Амирбеков: "Надо развивать нефтепереработку у себя, а не форсировать экспорт сырья за рубеж"

"Падение цен на нефть значительно не повлияет на доходную часть государственного бюджета, - заявил вчера министр финансов Азербайджана Самир Шарифов. - Не стоит пересматривать расчетную цену на нефть в бюджете страны. Другой вопрос, когда речь идет о сводном бюджете. Значительное падение цен на нефть на мировых рынках может сократить поступления в Государственный нефтяной фонд АР. Все процессы находятся под нашим вниманием, и если понадобится, внесем изменения". По данным "Новости-Азербайджан", госбюджет республики на 2015 год сверстан из расчета цены на нефть 90 долларов за баррель.
Своим видением роли нефтяной отрасли в азербайджанской экономике с "Вестником Кавказа" поделился президент Бакинской межбанковской валютной биржи Фархад Амирбеков.

- По вашей оценке, какова роль нефтяных доходов в развитии современной азербайджанской экономики?

- Можно выразиться одним словом, она огромна. В структуре промышленного производства нефтяной сектор, добывающая промышленность занимает 74%. Она формирует значительную часть государственного бюджета страны, прямо либо косвенно, и достаточно высокое совокупное потребление азербайджанских граждан так или иначе формируется из нефтяных доходов.

- Какие объекты за годы независимости были построено на нефтяные доходы?

- Чтобы ответить на ваш вопрос, нужна перспектива на, дай Бог памяти, 15 лет. Нефтяной контракт был подписан 20 сентября 1994 года, но реально доходы ощутимо стали поступать спустя несколько лет. Поэтому примерно стоит говорить о пятнадцатилетнем периоде, когда роль нефтяного сегмента в экономике возрастала и стала отражаться на экономическом росте в целом. Нефтяной сектор превратился в мотор азербайджанской экономики. Преобразования в тот период проводились нанефтяные доходы. Это обороноспособность страны, инфраструктура коммунального характера (вода, канализация, электричество) дороги и все, что связано с дорожной инфраструктурой, частично железные дороги.
Больше всего качественных изменений происходит в железнодорожном секторе и в последние годы, ведь инфраструктура железных дорог устарела. Это и общее качество жизни, и вопросы безопасности, и развитие образования, медицины.

- По вашей оценке, насколько сегодня экономика Азербайджана сфокусирована на развитии нефтяной отрасли?

- Она была сфокусирована в период 1994-2010 годов. Пик нефтедобычи в Азербайджане был в 2010 году, после этого нефтедобыча снижается в силу объективных причин, связанных с истощением пластов. Но уже за несколько лет до достижения пика нефтедобычи говорилось о необходимости диверсификации экономики, реинвестирования части нефтяных доходов через Европу, привлечения частных инвестиций, внутренних и внешних, для развития экспортно-ориентированной промышленности, доходы от которой должны заменить нефтяные доходы. Тем не менее под развитие экспортно-ориентированного промышленного сектора нам сейчас предстоит постепенно менять направления и приоритеты денежно-кредитной и валютной политики.

- Какой сектор в ближайшей перспективе сможет заменить Азербайджану нефтяные доходы, чтобы сохранить нынешний ВВП и продолжить его рост?

- Это, видимо, будет не один сектор. Нас окружают три больших соседа по численности населения, экономическому потенциалу, ну и прочим показателям — Иран, Турция и Россия; два соседа небольшие, меньше нас — Армения и Грузия; а также страны, которые находятся за Каспием, они тоже, в общем, наши соседи, - Казахстан и Туркменистан. Это ареал регионального сотрудничества, который мы можем развивать. Речь идет о развитии комплексной логистики - и авиа-, и авто- и железнодорожные перевозки (трубопроводные, в общем-то, уже есть). От логистики мы будем получать доходы, они будут возрастать, но нам не будет доставаться львиная доля доходов от логистических перевозок. Логистические расходы формируются в том числе и из расстояния, на которое перемещается тот или иной груз по территории той или иной страны.
Другим приоритетом называют сельское хозяйство. Оно становится важным фактором, потому что внутренний рынок в значительной степени не насыщен продуктами питания, переработки. Пищевая промышленность сильно пока отстает. Чаеводство, рисоводство когда-то было очень развито, их нужно восстанавливать, наполнять внутренний рынок. Но сельское хозяйство дает небольшую прибавочную стоимость.
Основная отрасль, на которой можно зарабатывать, - промышленность. Создать большую диверсифицированную промышленность мы не сможем, надо базироваться на переработке собственного сырья. Из нефти можно получать почти 500 видов продукции переработки нефти, а из газа - более 250. Было бы интересно развивать переработку у себя, а не форсировать экспорт сырья за рубеж.
Между тем, развитие экспортно-ориентированной промышленности потребует не просто интеграции с мировым рынком, а встраивания в те технологические цепочки, которые уже сформировалась. Это очень большая работа. Поэтому нам надо найти не просто точки роста, а точки прибыли и на них концентрироваться.

- Что, на ваш взгляд, может сделать Азербайджан для повышения цен на нефть? Если он в одиночку не может с этим справиться, то с кем ему лучше кооперироваться?

- Высказывалась, например, точка о создании альтернативы ОПЕК или вхождения в ОПЕК. Но по разным причинам для нас это нецелесообразно. У нас по сравнению со многими нефтедобывающими странами объем нефтедобычи небольшой, и он снижается. С моей точки зрения, более перспективным является не наращивание экспорта нефти, а ее переработка. Надо избавиться от цены на нефть как макроэкономического показателя. Продукты нефте- и газопереработки, промышленности,сельскохозяйственная продукция — там цены формируются между поставщиками и потребителями, контракты более "длинные", наблюдается ценовая стабильность, поэтому можно влиять на ценообразование. А цена на нефть контролю не поддается, по крайней мере, с нашей стороны.

- Какова доля Азербайджана в суммарном ВВП стран Южного Кавказа?

- Азербайджанская экономика превышает экономики Грузии и Армении вместе взятые. Но есть один момент, и он зависит от такого фактора, как выход в мировой океан. А для нас это Грузия, это Россия и Иран. Грузия — более короткий путь.