воскресенье, 2 ноября 2014 г.

Рауф БАБАЕВ, народный артист Азербайджана: «Мы пели «жизнь удивительна». И это действительно так»

Народный артист Азербайджана Рауф Бабаев — единственный из участников легендарной группы «Гая», кто и сегодня живет и работает в Баку. После распада прославленного коллектива он создал тоже ставший знаменитым детский джаз-ансамбль «Бери бах», а сейчас является художественным руководителем новой группы молодых исполнителей, продолжающим бренд «Гая». Обо всем этом — в интервью Рауфа БАБАЕВА интернет-агентству Day.az.

  — Рауф муаллим, вы были очень молоды, когда пели песню «Ей щяйат, сян ня гярибясян». Вы все еще считаете жизнь странной?
— В переводе слово «гярибясян» на русский язык действительно имеет значение «странная»... В те годы мы записывали эту песню в Москве, а во всех песнях, которые мы пели на родном языке, обязательно один куплет исполнялся на русском языке. Это тоже играло свою роль в популярности наших песен по всему Советскому Союзу. В то время в музыкальной редакции в Москве работал поэт Юрий Энтин. Именно ему было поручено перевести текст песни «Ей щяйат, сян ня гярибясян». В его переводе эта фраза получилась как «Удивительная жизнь». А ведь действительно жизнь очень удивительна.

— Расскажите, как формировался состав группы.
— Наше поколение в 60-е годы было увлечено джазом. Если сегодня для того, чтобы послушать песню, достаточно зайти в Интернет и найти любую композицию, то в наше время, чтобы услышать джаз, нужно было «ловить» по радио «Голос Америки». Мы собирались у кого-то из друзей, заранее зная, во сколько начнется передача, и с замиранием сердца ждали, когда из радиоприемника «польется» музыка в исполнении Фрэнка Синатры, Луи Армстронга и особенно квартетов Hi-Lo’s и Four Freshman. Именно эти квартеты сыграли в судьбе нашей группы формирующую роль. Находясь под впечатлением песен и исполнения этих двух американских квартетов, Теймур Мирзоев предложил создать свой собственный.
 Наша четверка тогда училась в училище Асафа Зейналлы. Ариф Гаджиев и Теймур Мирзоев — на отделении хорового дирижирования, я — ударных инструментов, Адиль Назаров — в классе контрабаса. Наш квартет пел тогда только джаз, и поэтому репертуар нашей группы был сугубо американским.
Затем, в январе 1961 года, мы поступили в эстрадный оркестр Рауфа Гаджиева. Рауф муаллим из Ленинграда в качестве музыкального руководителя пригласил известного джазмена, пианиста Анатолия Кальварского, который с собой привез саксофониста и его супругу-певицу. У нас появилась совершенно новая программа, и мы начали гастролировать.
Во время очередных гастролей мы приехали в Одессу, куда также прибыла женская сборная СССР по волейболу. Позже Адиль сообщил, что познакомился с девушкой-волейболисткой, москвичкой. Видимо, они понравились друг другу, и он предложил нам переехать в Москву. Мы отказались, а он уехал и женился там. В этом же году к нам в оркестр поступил Лева (Лев Елисаветский), который играл в эстрадном оркестре на трубе. Он тоже учился в училище Асафа Зейналлы и любил часто посещать репетиции нашего квартета, так мы ему и предложили петь с нами. Он погоды в квартете не испортил, а наоборот, внес свою изюминку. Таким образом, сформировался квартет в его наиболее известном составе.
— Вы продолжаете поддерживать связи после распада группы?
— Конечно, мы до сих пор созваниваемся. Во время съемок документального фильма про группу «Гая» при поддержке Министерства культуры и туризма Азербайджана мне удалось пригласить Леву из Америки и Теймура — из Израиля. К сожалению, Ариф к тому времени уже скончался. В 2011 году при поддержке Министерства культуры и туризма был организован юбилейный концерт, посвященный 50-летию группы «Гая». В Баку приехали гости из Москвы, Санкт-Петербурга, Грузии и т.д. Удивительно, что многие приезжие интересовались дальнейшей судьбой ансамбля «Бери бах». Помнят до сих пор, ведь он был единственным в Союзе детским коллективом, который пел джаз и у которого было 200 с лишним песен. Хотя записать смогли очень маленькую часть из них ввиду отсутствия поддержки и денег.
— Кстати, о новой группе «Гая». Сможет ли она повторить успех «Гая» 60-х?
— Действительно имя «Гая» продолжает существовать, к слову, не без помощи Министерства культуры и туризма, к которому мы относимся. Нам всегда везло на замечательных людей. Но время сегодня иное. Вот моя группа всегда жалуется: «Рауф муаллим, вы опять недовольны нами». Тогда я им ставлю песни квартета тех лет, слушая голоса которых можно почувствовать многое. К примеру, как вы думаете, какое выражение лица у нас, когда мы поем «Мян эязирям щяр йаны»? Можно почувствовать, как мы улыбаемся. Хотя время тогда было нелегкое, мы все были не очень обеспечены, но были счастливы. Радость доставляли нам даже сущие мелочи, например, скинуться, купить бутерброды и пойти в кино.
Несомненно, мои ребята поют чисто и хорошо. Но молодые ведь, а глаза не горят… Моя мечта — чтобы моя группа «Гая» имела возможность гастролировать. Не в целях коммерции, а чтобы у них появился стимул. Ведь когда готовишь обед, хочется, чтобы его все попробовали, оценили. Сами рассудите, если бы нам в свое время не удавалось гастролировать по многим странам, то откуда бы про нас узнали? Поэтому я, признаться, не завидую им, так как они, имея талант, лишены многого.
— Вы работали с лучшими композиторами Азербайджана: Тофик Кулиев, Фикрет Амиров, Рауф Гаджиев, Васиф Адыгезалов, Фарадж Караев, Тофик Бабаев. Кто больше всего был близок вам и вашей группе?
— Мы работали не только с азербайджанскими композиторами, но и многими зарубежными. Но все-таки нам были ближе свои, которые к нам относились с огромной любовью. Однажды Васиф Адыгезалов пришел и сказал нам: «Ребята, я сочинил новую песню и кроме вас никого не вижу». Это была песня «Мян эязирям щяр йаны». Буквально за неделю Тофик Кулиев написал для нас песни «Девушки Баку» и «Toy Той мащнысы». C песней «Девушки Баку» мы выступили на конкурсе, заняв достойное место. Хотя сам Тофик Кулиев относился к этой песне не очень серьезно.
— Вы побывали с концертами в 40 странах мира, вплоть до Африки. Как вас там встречали? Скажите, вашу музыку понимали представители других народов?
— Концерты имели потрясающий успех. И потому еще, что мы предварительно готовили песню на языке той страны, куда намечалось ехать на гастроли. Например, в Венгрии пели на венгерском языке. Или, бывало, спели песню, а затем говорили что-то зрителям на их языке. Конечно, это все подготавливалось заранее, и было очень приятно зрителю. Мы пели «Аршин мал алан» и «Мешади Ибада» на иностранных языках. А во время исполнения показывались изображения старого Баку, организовывали маленькое кукольное представление, которое заканчивалось свадьбой по сюжету данных песен. Это все приводило зрителей в восторг.
— Будь у вас такая возможность, что бы вы хотели вернуть из прошлой жизни?
— Я часто вспоминаю те времена... Ведь ностальгия не обязательно наступает, когда ты за рубежом. Моя ностальгия — по молодости. Хоть время было тяжелое, но вспоминается только хорошее и, кажется, кроме хорошего ничего и не было. Многие мои друзья сейчас живут за рубежом. Когда они приезжают в Баку, мы часто собираемся. Однажды за очередным застольем я их спросил, хотели бы они отдать то, что имеют сегодня, чтобы вернуться в то время. Вы не поверите, все они, не задумываясь, ответили «да». И не потому, что тогда было хорошо, а сейчас плохо (задумался). Просто молодость — это самое лучшее время. Ты можешь стать миллионером, но никогда уже вновь не станешь молодым.