вторник, 2 сентября 2014 г.

Тегеран протягивает руку Баку

Тегеран протягивает руку Баку

Юрий Глушков специально для "Вестника Кавказа"
Втр 02 Сен 2014 00:04:56
Потепление отношений между Азербайджаном и Ираном – заметная тенденция нынешнего политического сезона на Южном Кавказе. Оно стало возможным, благодаря курсу открытости и неконфронтационности, который взял на вооружение избранный год назад президентом Ирана Хасан Рухани.
Его политику часто сравнивают со временем Мохаммада Хатами, пятого президента Исламской республики Иран, занимавшего этот пост в 1997-2005 годах. Та же мягкость в подходах в отношении с Западом относительно развития ядерной программы Тегерана, попытка доказать свою договороспособность, совмещающая твердое отстаивание принципов независимости политики и отказ от навязывания чужих принципов.
Однако «оттепель» Хатами сменилась «заморозками» и сваливанием в жесткую конфронтацию с США при Махмуде Ахмадинеджаде. Дипломатия Ирана стала менее многословной и резковатой и заключалась в тезисах, "вы нам не указ", "мы делаем то, что считаем нужным". Как результат – фронтальный санкционный режим, угроза прямого военного удара по Ирану, активно обсуждавшаяся на протяжении последних нескольких лет, провалы в экономике и почти галопирующая инфляция.
Хасан Рухани буквально за год не только свел к нулю возможность войны с американцами и их союзниками, но и добился частичного снятия экономических санкций против его страны с условием сохранения перспектив обогащения урана в мирных целях для производства электроэнергии на атомных станциях. Иран кровно заинтересован в скорейшем выходе из санкционной изоляции, и северный путь, через Азербайджан в направлении России, также сдерживающей прессинг Запада, становится наиболее актуальным.
Сближение Тегерана и Москвы после анонсированной сделки по торговле нефтью создает новую основу региональному сотрудничеству. На этом фоне позитивные сдвиги в отношениях с Азербайджаном не выглядят чем-то сенсационным, однако их скорость и динамика заслуживают отдельного рассмотрения.

Начало было положено еще в январе личной встречей президентов двух стран – Ильхама Алиева и Хасана Рухани в Давосе. Затем в апреле азербайджанский президент съездил с официальным визитом в Тегеран, а в августе в Баку на бизнес-форум собрались предприниматели двух стран. Новый раунд переговоров на высшем уровне намечен на 29 сентября в Астрахани, где планируется проведение очередного саммита глав государств каспийской пятерки. Ожидается, что Хасан Рухани может заехать в Баку либо до поездки в Астрахань, либо на обратной дороге.
Поскольку именно Иран считается главным тормозящим фактором в принятии консенсусного решения по правовому статусу Каспия, то во многом от позиции Рухани ждут очередного прорыва. Напомним, что Иран не согласен с принципом секторального разделения, который заложили в основу своего соглашения Россия, Казахстан и Азербайджан. Он основан на прежнем договоре по Каспию, принятом еще в середине прошлого века и по которому Ирану отводилась около 13% акватории моря. Тегеран требует равного раздела и 20-процентной доли.
В Астрахани президенты пятерки встретятся не для фиксации порыва
До компромисса далеко и в Астрахани. Президенты пятерки встретятся не для фиксации порыва, а скорее для определения нынешнего положения в переговорном процессе. Тем не менее очевидно, что позиция Ирана будет иметь тенденции к дрейфу в сторону принятия окончательных правовых решений по Каспию. Ведь несмотря на неурегулированность статуса водоема и секторального разделения, Иран в свое время не преминул предложением принять участие в крупнейшем газодобывающем проекте «Шахдениз» на азербайджанском шельфе Каспия, получив 10-процентную долю. Более того, иранскую компанию NICO, представляющую интересы страны, американцы даже вывели из под режима санкций.
NICO ежегодно отгружает около 230 тыс тонн газоконденсата «Шахдениза» с Батумского нефтяного терминала, что в денежном эквиваленте можно оценить в примерно в $170 млн. К этому нужно приплюсовать поступления от продажи самого газа, которые по средним прикидкам составляют около $200 млн. В будущем прибыли возрастут, поскольку проект «Шахдениз» перешел на вторую фазу реализации, и азербайджанский газ будет продаваться в Европе.
Общий товарооборот Азербайджана с Ираном в 2013 году составил по разным оценкам от $300 до $500 млн. Однако далеко не все сотрудничество носит денежный характер, а имеет форму бартера. Так согласно соглашениям по свопу, азербайджанский газ поступает потребителям на север Ирана, а Иран в свою очередь отправляет свой газ в объеме около 350–400 млн кубометров в направлении Нахичеванской автономной республики Азербайджана, получая в качестве оплаты 15% от объема перекачки.
Развивается торговля на море. После реорганизации в Азербайджане системы Каспийского морского пароходства режим судоходства стал либеральнее, и все больше иранских судов заходят в азербайджанские порты. Также забылись и прямые военные угрозы Ирана в адрес азербайджанских исследовательских судов, пытавшихся вести разведку нефтегазовых ресурсов в южной акватории Каспия. Более того, Иран намерен воспользоваться опытом Азербайджана и развивать собственные программы разведки недр и добычи каспийских углеводородов.
Не далее как в августе по приглашению руководства Иранской компании по разведке и добыче на Каспии (KEPKO) Тегеран посетила делегация азербайджанских нефтяников во главе с первым вице-президентом Госнефтекомпании Азербайджана (ГНКАР/SOCAR) Хошбяхтом Юсифзаде. Ее принимали в министерстве нефти Ирана, а также в нефтяных и газовых компаниях. Иранцев интересовали перспективы сотрудничества в нефтегазовой сфере, нефте- и газодобычи, возможности транспортировки и экспорта углеводородов.
Заметно активизировались и усилия в создании железнодорожного сообщения между странами
Заметно активизировались и усилия в создании железнодорожного сообщения между странами. На прошедшем в том же августе очередном заседании Госкомиссии по сотрудничеству в экономической, торговой и гуманитарной сферах между Азербайджаном и Ираном было принято решение ускорить работы по реализации проекта «Железная дорога Казвин-Решт-Астара(Иран) – Астара(Азербайджан)». Иранская сторона уже выполнила 80% работ на участке Казвин-Решт, а 20% - будут ускорены. Строительство этой железной дороги в рамках международного транспортного коридора «Север – Юг» курирует трехсторонний консорциум, созданный Азербайджаном, Ираном и Россией. Новая транспортная инфраструктура позволит значительно увеличить возможности для бизнеса всего каспийского региона: Россия и Азербайджан могут получить прямой выход порты Ирана в Персидском заливе, а Иран доступ к российским портам на Черном море и Балтике.
Наряду с экономикой Азербайджан и Иран сделали друг к другу и некоторые политические жесты. Так, в частности, азербайджанская сторона этим летом передала Тегерану несколько десятков иранских граждан, находившихся в заключении на территории Азербайджана за совершение разного рода преступлений. Стороны также смогли согласовать вопрос перекрещивающихся сигналов телевидения в приграничных районах. Ранее азербайджанцы часто обвиняли иранскую сторону в намеренном усилении сигналов телеканалов, вещавших на страну недружественные пропагандистские передачи.
Однако Азербайджан пока не спешит открывать свои границы для иранских граждан, вводя для них безвизовый режим, в то время как азербайджанцы могут беспрепятственно путешествовать в Иран на краткосрочной основе.
Баку сохраняет осторожность в сближении с Тегераном, держа некоторую дистанцию, ведь времена напряженности еще свежи в памяти, а имеющиеся противоречия одним разом не сотрешь. Важная составляющая такой недоверчивости заключается в том, что в Азербайджане не одобряют позиции Ирана в деле его активного сотрудничества с Арменией, продолжающей оккупацию азербайджанских районов и Нагорного Карабаха. Несмотря на все заявления иранских политиков, что они не приемлют никаких территориальных изменений в регионе и поддерживают целостность Азербайджана, действенных шагов со стороны Ирана для прекращения оккупации Баку не фиксирует.
Иран как исламское государство также активно поддерживает различные религиозные течения в Азербайджане, что очень не нравится светским властям страны.
В свою очередь иранская сторона проявляет крайнюю озабоченность плотным сотрудничеством Азербайджана с Израилем, в том числе и в военной сфере. Сделки на закупку израильского военного оборудования для нужд азербайджанской армии оцениваются более чем в $1,6 млрд.
Баку много раз демонстрировал, что проводит независимую внешнюю политику. Он может позволить себе дистанцироваться от прямого осуждения действий Израиля в его конфликте с палестинцами, и не присоединился к антиизраильской кампании теперь уже президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, самого главного союзника Азербайджана. Но эта же независимость позволила Азербайджану подчеркнуть добрососедские отношения с Ираном, отказавшись поддерживать курс западных стран на прямое вооруженное противостояние с Ираном в 2012 году.
Общность религии и проживание в Иране около 20 млн этнических азербайджанцев делают страны заметно ближе друг к другу. Ни в Баку, ни в Тегеране не заинтересованы во влиянии внерегиональных игроков на свою политику, тем более в их доминировании в большом каспийском пространстве. Формирующаяся региональная ось сотрудничества и безопасности, включающая в первую очередь Россию, способна самостоятельно решать возникающие вопросы и купировать кризисы. Каспийский саммит в Астрахани, который пройдет в новых политических реалиях, позволит по-новому взглянуть на потенциал региона, отбросив прежние шаблоны и предубеждения.