понедельник, 11 августа 2014 г.

Потерянные возможности для Армении

Виктория Панфилова обозреватель "Независимой газеты" специально для "Вестника Кавказа"
Втр 12 Авг 2014 00:32:13

Встреча Владимира Путина с главами Азербайджана и Армении Ильхамом Алиевым и Сержем Саргсяном, по оценкам экспертов, показала, что у России, как и других посредников Минской группы ОБСЕ, сегодня все еще нет рецепта карабахского урегулирования. Встреча в Сочи послужила снижению напряженности в регионе. И пока не более того. Хотя и Алиев, и Саргсян, вернувшись домой, констатировали: у России больше возможностей, чем у кого-либо, способствовать решению проблемы.


«В настоящее время при отсутствии идей у посредников, а также в условиях высочайшего уровня недоверия азербайджанской и армянской сторон друг другу, в обозримом будущем не представляется возможным найти выход из тупика», - сказал «Вестнику Кавказа» армянский политолог Армен Ханбабян.

Сейчас на переговорном столе лежит документ, разработанный сообща посредниками Минской группы (МГ) ОБСЕ, известный как Мадридские принципы. Он предусматривают разблокирование границ и коммуникаций, начало мирного процесса, который должен сопровождаться выходом армянских сил из шести районов вокруг Нагорного Карабаха, армянские войска при этом должны оставаться в Лачинском районе, а впоследствии в этом районе будет установлен международный контроль. Этот же план предусматривает проведение юридически обязывающего референдума по вопросу статуса Нагорного Карабаха в перспективе. По этому пункту есть возражения у Баку. Азербайджан, выступает оставление коридора за Арменией, а не всего Лачинского района. В свою очередь, армянская сторона возражает против вывода войск шести районов, поскольку это значительно ухудшит обороноспособность Нагорного Карабаха. Стороны также не считают необходимым вводить миротворческий контингент. С учетом глубоких противоречий можно предположить, что ситуация опять может быть заморожена, а на линии соприкосновения вооруженных сил конфликтующих сторон периодически будут происходить столкновения той или иной интенсивности.

В Баку считают, что сохранение статус-кво становится неприемлемым не только для Азербайджана, но и для целого ряда стран, в том числе и России. Россия жизненно заинтересована в регионе, поэтому есть надежда на то, что после встречи в Сочи мирный диалог интенсифицируется.

Впрочем, накануне встречи президентов в Сочи некоторые эксперты предполагали, что стороны все же достигли договоренности по пяти районам вокруг Нагорного Карабаха, и осталось лишь решить вопрос двух районов. Однако эту версию никто официально так и не подтвердил. Хотя, стоит отметить, что министр иностранных дел РФ Сергей Лавров обронил, что в ходе переговоров по многим вопросам удалось согласовать позиции. Однако, как известно, дьявол кроется в деталях. Поэтому говорить о том, что все позиции согласованы, преждевременно. Организовав встречу в Сочи, Россия вновь дала понять, что значительные рычаги влияния на ситуацию в ее руках.

Азербайджан по своему географическому положению и по коммуникационным возможностям является наиболее естественным экономическим партнером Армении. И разумеется, если бы не карабахская проблема при, открытости границы Армения участвовала в региональных, транспортных, коммуникационных проектах, что несомненно позитивно отразилось бы на состоянии страны в целом. Очень вероятно, что какие-то энергетические инфраструктуры, проходили бы не только через Грузию на Запад как сегодня, но также и через Армению. Речь в частности, идет о нефтепроводе «Баку-Тбилиси-Джейхан» и газопроводе «Баку-Тбилиси-Эрзерум», которые предполагается дотянуть в Европу.

Между тем, социально-экономическое положение Армении оставляет желать много лучшего. Об этом можно судить, если не по данным официальной статистики, то хотя бы уровню миграции, который продолжает увеличиваться, особенно в сопоставлении с демографическими данными. Так, например, за первые три месяца 2014 года рождаемость в Армении на 30% превысила смертность. Но одновременно население республики сократилось на 8 тысяч человек. Это свидетельствует об оттоке труждоспособного населения, покидающего родные места в поисках заработка. При этом поступления в бюджет от переводов средств мигрантов составляют до 15% ВВП госбюджета.

Секретарь парламентской фракции партии «Процветающая Армения» Наира Зограбян констатировала, что «это серьезнейший вызов для страны, и не делать из происходящего выводы, продолжать ту же социально-экономическую политику – приближать катастрофу». «Я просто не могу отметить какую-либо социально-экономическую сферу, где были бы зафиксированы достижения. Все это может стать причиной невосполнимых потерь, поэтому необходимо предпринять реальные меры», - недавно заявила она журналистам.

Экс-премьер Армении Грант Багратян на своей страничке в Facebook пояснил причины критического положения в республике. По его мнению, эффект реформ, проведенных в 1990-х годах, иссяк к 2007 году, а менявшиеся правительства не добились значимых результатов. Он возлагает надежду на новый кабинет министров, но «он должен проработать хотя бы полгода, чтобы можно было делать выводы». «Тем не менее, за первое полугодие 2014 года ожидал от правительства большего», - отметил бывший премьер.

Национальная статистическая служба (НСС) Армении опубликовала основные макроэкономические показатели, характеризующие социально-экономическое положение страны в первом полугодии 2014 г. ВВП в первом квартале нынешнего года составил 3.1%, что лишь на 0,3% превышает аналогичный показатель прошлого года, а экономический рост просто не зафиксирован. Экспорт вырос на 0.8%, а импорт – на 1.1%. Грант Багратян по этому поводу отметил, что перед НСС неоднократно ставился вопрос представлять эти цифры в сопоставлении с ценами, поскольку долларовая стоимость экспорта и импорта меняется. «Но НСС этого не делает, и, очевидно, что реальное положение еще более удручающее, чем кажется. Небольшой положительный сдвиг наблюдается лишь в сфере услуг», - отметил экс-премьер.

А Ереване надеются, что положение может улучшиться после вступления в Таможенный союз (ТС) и Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Основная надежда связана с тем, что примыкание к интеграционным постсоветским проектам позволит минимизировать последствия блокады со стороны соседей. Но и тут не без вопросов. Один из них упирается в функциональность абхазской железной дороги, которая через Грузию может связать Армению с Россией. Но дорога не работает более 20 лет, да и к тому же в советское служила в большей степени для пассажирских перевозок, то есть для перевозки тяжелых грузов полотно, скорее всего, надо если и не менять, то значительно укрепить. Между тем Сухуми к этой идее относится крайне настороженно, считая полноценно функционирующую дорогу фактором риска в свете гипотетических военных угроз со стороны Грузии. Поэтому, как будут развиваться конкретные экономические и торговые связи Армении со странами Таможенного союза станет более-менее понятно только после вступления республики в это интеграционное объединение. Зато при этом никто не отменял негативных последствий, которые на первое время точно будут сопровождать вступление Армении в ТС: в Ереване опасаются повышения цен на ряд товаров и услуг, поскольку в странах ТС они выше, чем в Армении. Вероятно, стоит ожидать и сокращения объемов торговли со странами, не входящими в ТС, и со странами ЕС. Для минимизации этих последствий Ереван добивается некоторых изъятий, которые должны облагаться определенными таможенными пошлинами в рамках ТС. Переговоры по этому вопросу уже ведутся, и, как утверждают армянские переговорщики, проходят в целом успешно.