четверг, 26 июня 2014 г.

Свободный полет Ильхама Алиева (послесловие)

Автор: Эйнулла Фатуллаев

Ильхам Алиев произвел фурор в Совете Европы. Искренне признаться, давно не приходилось слушать такую яркую, ясную, отчеканенную, уверенную и жесткую речь президента. На сей раз Алиев поразил не присущей ему самоуверенностью, а уверенностью в себе. Легкостью, непринужденностью…


Ведь к чему готовились заядлые критики азербайджанского президента? И мелкотравчатые, мелюзговые представители нашей ущербной политэмиграции в лице неотесанного Хабиба Мунтазира, кстати говоря, до сих пор не выучившего немецкий язык? Это при том, что застолбивший в Берлине азербайджанский «Майдан» хостер, выдающий себя за блогера, проживает в Европе не один десяток бездумных лет. Так к чему же готовилась вся эта бражка, готовящая президенту, мягко говоря, нетеплый прием или, как им казалось, холодный душ в стенах ПАСЕ?

Они представляли несколько иную картину. Появится президент, так называемый восточный деспот на аркадах акведука с золотою лютней в руках, весь в пурпуре, скованный льдом эгоизма и надменности. И они с присущей им подлостью выставят президента Азербайджана, в мягко говоря, нехорошем свете – полетят отовсюду стрелы, и не готовый к публичной критике И.Алиев отступит в угол. И там его прижмут к стенке.

И.Алиев не только развенчал коварный замысел тщедушных людишек, он выступил в совершенно новом для всего мира образе политического бойца, хладнокровного политика, с легкостью готового парировать любые удары…

В зале с достоинством главы суверенного государства появился улыбающийся президент, совершенно спокойный, уверенный в себе, занял отведенное для него место. Затем поднялся на трибуну. Он стоял высоко, у всех на виду. И тут совершенно нелепая сцена: хабибы мунтазиры, жена Ганимата Захидова и прочие представители политической ереси расположились в зале с повязками на ртах. Они хотели показать, что в Азербайджане нет свободы слова, и этой "безропотной" акцией выражали протест против выступления своего президента перед заморскими депутатами. Все взгляды устремились в сторону Ильхама Алиева.

Ноль реакции. Он не моргнул глазом. Не дрогнула даже бровь. Спокойное каменное лицо жесткого политика, который на великолепном английском языке начал зажигательную речь об успехах своей страны. О своих успехах. Ибо Азербайджан до Ильхама Алиева и после него, признаем, - две совершенно разные страны. И его личные успехи слились с достижениями его страны. И вот тут не выдержала президент ПАСЕ Анн Брассер, осознавшая, что подобными выходками И.Алиева не взять. Она прервала президента и, с несколько искусственным недовольством обратившись к участникам сидячей забастовки, призвала их продолжить свою акцию в ложе, отведенной для журналистов.

Азербайджанская политчушкарня взобралась на дальний балкон. И.Алиев улыбнулся. Сыронизировал. У него тонкое чувство юмора. Дескать, они мне не мешают, пусть сидят себе… Что это, если не мелкие укусы провинциальных москитов в центре старого континента?

Алиев удачно парировал и мелкий, подлый удар Анн Брассер, напомнившей президенту о его словах давно минуших лет, сказанных в этом зале, но в иной ипостаси – главы азербайджанской делегации в ПАСЕ, что в каждой стране экономическое развитие должно быть подкреплено политическими свободами. И.Алиев с улыбкой на лице, повернувшись к председательствующему, заметил, что он не представляет и нынешний Азербайджан без политических свобод. Но свобода – это не потрясение, не катаклизм, не попытка вот этой ереси, усевшейся в зале с протестом на лице, выделиться любой ценой – чудодейством, притворной заботой об азербайджанской демократии, о судьбе вымышленных политзэков, словом, о всех так называемых социальных нуждах. Носители свободы не должны быть подвержены различным маниям, которые разрушают большое общество и создают на его трупе по его же образцу десятки мелких анархистских обществ, как в постреволюционной Украине. Ведь суть этого процесса – не свобода и демократия, а тщеславие и жажда власти…

После блестящей речи, президент спокойно готовился к новой домашней заготовке – жесткой политической дискуссии со своими противниками и критиками. Тут же первым выпалил Макнамара, устроивший цирковое представление в Баку с делами так называемых политзэков и претендующий на роль второго Штрассера. Алиев непоколебим – так ведь, господа, полтора года назад вы сами проголосовали против резолюции Штрассера, объявив, что в Азербайджане нет политзаключенных. Что за новая игра? Что за беспочвенная атака? Что за злая инсинуация? Вскакивает еще один британский депутат, обвиняющий Ильхама Алиева в фальсификации президентских выборов. И.Алиев снова спокоен, непоколебим, логичен и своенравен. Господа, так вы же сами, делегация Совета Европы, признали выборы демократическими и справедливыми. У вас амнезия? Ах, так у нас нет свободы собраний? А кто предоставил оппозиционерам площадь в центре города сразу же после объявления результатов выборов?! Не я ли?! И разве я виноват в том, что на эту площадь собрались всего 860 человек? В чем вы меня обвиняете – не в том ли, что азербайджанский народ стоит за мной горой?! И.Алиев, конечно же, не мог сказать, что из этих 860 человек добрая половина – переодетые в штатское сотрудники явной и тайной полиции…

"Вы лжете! - наступает Алиев. - Посмотрите, что происходит в ваших странах, как разгоняют митинги, преследуют протестующих у вас!" И.Алиев – политический боец и искусный полемист. Он продемонстрировал это и сломал еще один стереотип, который долгое время навязывала оппозиция общественному мнению, что, дескать, президент – политик кабинетного, номенклатурного типа. Он не публичный политик и как человек, не готовый к жесткой и открытой борьбе, избегает публичных политических схваток. Алиев продемонстрировал абсолютно обратное: он великолепный публичный политик, и с ним нелегко вести полемику. Вопрос в другом – в Азербайджане ему нет равных. От нынешней оппозиции несет трупным зловонием, на этой прогнившей жизни лежит тень смерти. С кем вступать в полемику и с кем вести борьбу этому яркому политику?

Вы скажете, так ведь Ильхам Алиев не ориентируется на общественное мнение и зачастую его игнорирует. Но начиная со времен Эльчибея в Азербайджане общественное мнение – это не маяк, а блуждающие страхи. Вы предлагаете И.Алиеву ориентироваться на блуждающие страхи?!

В 2011 году в этом же зале на плохом, ломаном русском языке, еле связывая простые предложения, выступал другой президент - Серж Саргсян. Эта была жалкая сцена, когда сгорбленный от публичных унижений политик покидал европейскую политическую трибуну. Армянские депутаты испытывали чувство глубокого стыда и унижения за такого президента…

Сегодня я почувствовал гордость за свою страну. За победу президента нашей страны. С такой же гордостью И.Алиев победителем покидал стены Совета Европы… Браво, господин Алиев! Это был ваш первый свободный полет…