понедельник, 10 февраля 2014 г.

Владимир ДОРОХИН, Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Азербайджане: «Пост в Баку — самая важная должность, которую я занимал за годы своей профессиональной карьеры»

10 февраля — День дипломатического работника России. В канун этой знаменательной даты о наиболее важных событиях последних лет в азербайджано-российских отношениях, о своей работе и жизни в Баку шеф-редактору «Азербайджанских известий» Тунзале КАСУМОВОЙ рассказал Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Азербайджане Владимир ДОРОХИН.

— Уважаемый Владимир Дмитриевич, 10 февраля в России отмечается День дипломатического работника. Что это за праздник?
— В России, как, кстати, и в Азербайджане, есть традиция отмечать профессиональные праздники. День полиции, День шахтера, День учителя и другие. В 2002 году профессиональный праздник в России установлен для дипломатических работников. За основу взято 10 февраля 1549 года — дата создания так называемого Посольского приказа при царе Иване Грозном — первого дипломатического учреждения в России. Выбор не случайный. Он призван продемонстрировать глубокую историческую преемственность российской дипломатии.
10 февраля телевидение, печать, общественные и политические деятели будут говорить о дипломатах больше, чем в обычные дни. Мне кажется, что российская дипломатия этого заслуживает. Если посмотреть на историю и сегодняшний день, то, думаю, без лишней скромности можно сказать, что мы делаем немало для нашей Родины.

— Российская внешняя политика сейчас на подъеме. Развитие событий вокруг Сирии, Ирана и в других направлениях свидетельствует о возрастающей роли дипломатии Москвы. Вызывает ли это у вас как сотрудника дипломатической службы чувство гордости?
— Конечно. И ничего противоестественного в этом нет. Мы тоже люди. И, как и все, радуемся, когда для этого есть причины. 
Но происходящее важно оценивать не с эмоциональной, а практической точки зрения. Нынешние достижения являются результатом принципиальной линии, которую Россия проводит на международной арене с момента своего вступления на новый исторический путь. В его основе принципы неделимой и равной безопасности для всех, верховенства международного права, уважения законных интересов всех участников международных отношений, решения конфликтов мирным путем.
Нас не всегда понимают. Иногда кажется, что Россия остается на международной арене одна, что у нее нет союзников. Это не вызывает у нас каких-то комплексов. Мы уверены в своей правоте и действуем соответственно. В итоге это приносит плоды, о которых вы говорите в своем вопросе.
— 24 февраля исполняется ровно пять лет со дня назначения вас Чрезвычайным и Полномочным Послом России в Азербайджане. Для главы дипломатической миссии это немалый срок. Чем прошедшие годы ознаменовались для российско-азербайджанских отношений в целом? Что считаете наиболее важным?
— Эти пять лет для меня пронеслись как один миг. Говорят, что такое ощущение возникает тогда, когда время насыщено событиями. К российско-азербайджанским отношениям это можно отнести в полной мере. Слава Богу, на месте мы не стоим, времени не теряем, а активно работаем над созданием полноценных и взаимовыгодных отношений между Россией и Азербайджаном.
В 2012 году исполнилось 20 лет с момента установления дипломатических отношений между Россией и Азербайджаном. По инициативе посольства совместно с МИД Азербайджана был издан сборник действующих соглашений между двумя странами. Том получился солидным. 85 документов, 750 страниц на двух языках. И это только межгосударственные и межправительственные документы. А сколько еще других. А все это — база, на которую мы опираемся сейчас и на которую можем опираться в будущем.
Вы спрашиваете, что важно. Все важно. Конечно, в первую очередь приходит на ум решение принципиального вопроса о границе, Габала. Но решено огромное количество и других вопросов, казалось бы, мелких и не интересных для широкой публики, но, тем не менее, имеющих важное значение для того, чтобы Россия и Азербайджан могли сотрудничать как равноправные партнеры в соответствии со своими национальными интересами.
— А для вас лично?
— Мне кажется, что я уже немножко стал бакинцем. Живу по здешним традициям, общаюсь в основном с азербайджанцами, люблю азербайджанскую кухню.
— Будучи карьерным дипломатом, вы до Азербайджана работали во многих странах, в том числе советником-посланником посольства СССР, а затем России в Венгрии, послом России в Замбии. Отличаются ли ваша деятельность, ваше самоощущение здесь от того, чем вы занимались и как себя чувствовали в других странах?
— Пост в Баку — самая важная должность, которую я занимал за годы своей профессиональной карьеры. Это вытекает из того высокого места, которое занимает Азербайджан среди внешнеполитических приоритетов России, и внимания, которое проявляется к Баку в Москве на всех уровнях. И наоборот — из той значимости, которую придает Азербайджан отношениям со своим северным соседом.
Было бы преувеличением говорить, что все зависит только от посольства и посла. В российско-азербайджанские отношения вовлечены практически все государственные организации двух стран, бизнесмены, деятели культуры и просто многочисленные граждане. Есть много автономных проектов, которые реализуются вообще без государственного участия и участия посольства. Но то, что как посол России в Азербайджане я обязан сделать для поддержания надлежащего режима наших отношений, должно быть сделано на правильном профессиональном уровне. Отсюда и груз ответственности, который я ощущаю на себе все время.
— Какая сфера в наших двусторонних отношениях требует, на ваш взгляд, наибольшего внимания?
— Таких сфер — две. Первая — это контакты между молодежью. Надо передать позитивный эмоционально-психологический потенциал, который сохранился от нашего совместного прошлого и носителем которого является старшее поколение, молодежи. За последние годы есть хорошие перемены. 
Проведены три совместных молодежных форума Россия–Азербайджан, можно сказать, что это уже традиция. Молодые люди из Азербайджана посещают крупные международные молодежные мероприятия — такие, например, как «Селигер». Но сделать надо еще больше. Общение молодежи должно быть естественным и взаимно интересным.
Вторая — это межрегиональные связи. Потенциал их по-прежнему используется недостаточно. Бывает досадно, что у одних регионов России получается хорошо вести дела с Азербайджаном, а у других — почему-то нет. Хочется надеяться, что совместно мы научимся извлекать из этих связей больше пользы.
— В одном из первых после назначения в Баку интервью вы говорили о том, что в России мало знают об Азербайджане. А что бы вы сказали сейчас? И что нужно сделать, чтобы существующие связи ширились и углублялись не только на межгосударственном, но и гуманитарном, межчеловеческом уровне?
— Я стараюсь следить за тем, что и как российские медиа сообщают об Азербайджане. Мне кажется, что перемены есть, и это перемены в благоприятном для Баку направлении. Азербайджан объективно притягивает к себе внимание бурным развитием, разительными переменами в своем облике, организуемыми здесь многочисленными крупными международными мероприятиями. Надо признать, что активно в плане пропаганды своей родины — Азербайджана работают диаспорские организации, государственные органы, наши коллеги из посольства Азербайджана в Москве. Мы в России это только приветствуем, где можем, помогаем.
Минус — по-прежнему в слабости научно-экспертной базы. Азербайджановедение развивается пока еще медленно. Можно только приветствовать, что в некоторых российских вузах началось профессиональное преподавание азербайджанского языка, но речь идет пока все-таки о единицах. Мало научных трудов об истории, и особенно сегодняшнем дне Азербайджана.
Придется вносить собственный вклад. Выйду в отставку — начну писать книги про Азербайджан...
— Говоря о российско-азербайджанских отношениях, нельзя обойти такой острый для Азербайджана вопрос, как карабахское урегулирование. Как вы оцениваете его перспективы? И что еще могла бы сделать Россия для достижения мирного соглашения между конфликтующими сторонами?
— После встречи президентов Азербайджана и Армении 19 ноября 2013 года в карабахском урегулировании появились некоторые обнадеживающие признаки. Хочется надеяться, что эти признаки не угаснут и переговорный процесс получит позитивное развитие. Итоговая договоренность — это дело двух стран. Россия, как и другие посредники, может помочь советами и идеями. В этом плане мы с чистой совестью говорим, что делаем все, что реально можем сделать.