среда, 24 июля 2013 г.

Энергетические козыри Баку

Азербайджан расширяет свои функции в мировых энергетических схемах. Известная как поставщик нефти и газа страна готова стать еще и крупнейшим транзитером центральноазиатских энергоносителей. В частности, Баку подпишет договор с Астаной о прокачке казахстанской нефти через территорию Азербайджана. Об этом автору сообщил консультант казахстанского национального комитета Всемирного нефтяного конгресса Ардыч Дурду. Решение скооперироваться вызвано тем, что Казахстан готовится запустить в разработку одно из крупнейших месторождений нефти – «Кашаган». «Для осуществления проекта необходимо заключить специальное соглашение с Азербайджаном. Сторонами договора могут стать как правительства двух стран, так и национальные энергетические компании «КазМунайГаз» и SOСAR», – сказал Дурду.

Переговоры по теме транзита энергоносителей через территорию Азербайджана начались несколько лет назад. Более того, в 2009 году было подписано соглашение «Об использовании азербайджанской инфраструктуры для транспортировки казахстанской нефти». Но все договоренности носили несколько абстрактный характер из-за труднодоступности к недрам «Кашагана». По этой причине казахстанские власти перманентно переносили срок начала разработки месторождения. Теперь, по утверждению Ардыча Дурду, трудности позади и первая нефть «Кашагана» на мировые рынки может поступить в конце нынешнего года. «Пик добычи с месторождения «Кашаган» придется на 2021 год – ежедневно месторождение будет давать до 1,5 млн баррелей нефти. Стоимость проекта оценивается в 100 млн дол.», – отметил казахстанский консультант.

В качестве главного маршрута экспорта казахстанской нефти рассматривается нефтепровод «Баку-Тбилиси-Джейхан», мощность которого составляет 60 млн тонн нефти в год. «Когда компания выйдет на максимальный уровень добычи, то существующих трубопроводов будет не достаточно. Поэтому уже обсуждается новый проект – «Казахстанская Каспийская система транспортировки» (ККСТ), который подразумевает строительство нефтепровода «Ескене-Курык» и создание Транскаспийской системы (Курык-Баку) с выходом на Грузию, а оттуда в Турцию. Кроме этого, переброска нефти из Казахстана в Азербайджан будет осуществляться танкерами вместимостью 43 тысячи тонн», – сказал Ардыч Дурду. Однако с нефтепроводом «Баку-Тбилиси-Джейхан» не все так просто.

Перевалка большой казахстанской нефти зависит от транспортно-энергетической политики Азербайджана. С одной стороны, Азербайджан старается максимально диверсифицировать свои транспортно-энергетические проекты, благо финансовые возможности для этого есть. А с другой – естественно, учитывает собственные интересы. «Немало разговоров в прессе было по поводу нежелания Азербайджана прокачивать свою нефть по трубопроводу Баку-Новороссийск. Но мало кто знает, что Азербайджан, вместо заявленных 5 млн тонн прокачивал не более 1,5 млн тонн. Причина в том, что азербайджанская нефть намного качественнее и дороже российской. На терминале в Новороссийске она смешивалась с российской и на выходе получалось нечто среднее по качеству и цене. Баку потребовал от Москвы компенсации за потери в цене, а также предложил создать в Новороссийске «банк нефти», т.е. образцы для сравнения качества прокачиваемой по трубопроводу и отгружаемой из терминала. Но эти предложения не устроили российскую сторону, и было объявлено о разрыве соглашения», – сказал автору научный сотрудник бакинского Центра экономических исследований Губад Ибадоглу.

По его словам, схожая проблема может возникнуть и с кашаганской нефтью. Губад Ибадоглу напомнил, что еще несколько лет назад Баку предложил Астане построить на территории Азербайджана завод по очистке кашаганской нефти. Но казахстанская сторона отказалась, поскольку в будущем пришлось бы постоянно платить Азербайджану за эту услугу. Астана решила сама построить нефтеперерабатывающий завод на своей территории. В прошлом месяце в ходе визита премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона в Казахстан состоялась церемония открытия завода «Болашак» в Атырау, построенного с помощью британских специалистов и инвестиций. Однако вопрос не снят с повестки дня. Хотя и пока нет кашаганской нефти, нет и предмета спора между Азербайджаном и Казахстаном. Суть же его может быть в том, что, если кашаганская нефть по качеству не будет соответствовать требованиям азербайджанской стороны, то придется выбирать другой вариант ее экспорта. Ведь Азербайджан категорически не хочет «портить» репутацию своей качественной нефти смешиваниями с другими. Таким образом, если кашаганская нефть и после очистки на «Болашаке» не удовлетворит критериям Баку, то в трубопровод «Баку-Тбилиси-Джейхан» она поступать не будет. Ее будут доставлять до Баку танкерами, а затем по железной дороге в грузинские порты и далее в Турцию. В этом случае ключевым вопросом дальнейших переговоров между сторонами станет определение объемов транзита казахстанской нефти через Азербайджан.

На вопрос, нельзя ли для доставки казахстанской нефти, в частности, с Кашагана, построить трубопровод по дну Каспийского моря, что может оказаться дешевле, чем ее отгрузка танкерами, казахстанский консультант Ардыч Дурду ответил: «Каспий – это зона, где сходятся границы пяти государств, между которыми остаются спорные вопросы. Пока противоречия не будут устранены, затевать такие проекты не стоит – они могут встретить категорические протесты соседей. К тому же тектоническая структура морского дна очень сложная, поэтому прокладывать трубопроводы и дорого, и опасно - слишком большие риски. Поэтому перевозка нефти будет осуществляться только плавсредствами».

Стремление Азербайджана к участию в глобальных энергетических проектах закономерно. Однако в этом свете возникает вопрос его взаимоотношений с Россией, крайне ревностно относящейся к таким проектам и готовой при малейшем поводе видеть ущемление своих национальных интересов. Тем более противоречия по энергетической линии между Баку и Москвой уже проявились в упомянутой выше приостановке транспортировке азербайджанской нефти по трубопроводу Баку-Новороссийск.

«Достигнув в определенной степени финансовой независимости, Азербайджан старается строить с Россией равные, партнерские отношения, и, кажется, Россия начала понимать, что с Азербайджаном можно и нужно сотрудничать, а не просто «давить». Яркий пример этого – выбор маршрута газопровода в Европу. Ведь были альтернативы в виде Nabucco-West, но в итоге выбрали Трансадриатический газопровод (ТАР). Для Азербайджана по большому счету было без разницы, а вот для России это стало неплохим подарком, так как этот маршрут не конкурирует ни с одним российским проектом», - сказал Губад Ибадоглу.

Напомним, что в конце июня консорциум по разработке "Шах Дениз" объявил о выборе проекта ТАР в качестве маршрута транспортировки своего газа на европейские рынки. По газопроводу TAP газ из Каспийского региона будет поступать в Грецию, Албанию и через Адриатическое море на юг Италии, а оттуда, возможно, в Западную Европу. Конкурировал с ТАР проект Nabucco West.
«Государственная нефтяная компания Азербайджанской республик (ГНКАР/SOCAR) рассчитывает приобрести 20% долевого участия в проекте строительства TAP», - заявил на днях глава компании Ровнаг Абдуллаев. По его словам, в проекте TAP у Азербайджана было заключено временное акционерное соглашение, и он участвовал в его финансировании. Сейчас, после выбора TAP, Баку желает стать основным участником этого проекта. «Ожидается, что ГНКАР, BP и Total получат в целом 50% долевого участия в TAP, из которых 20% придется на долю ГНКАР, 20% – на долю BP и 10% – Total», – заявил Абдуллаев. По его словам, соответствующее акционерное соглашение с консорциумом TAP будет подписано до конца этого года. Глава ГНКАР также добавил, что до конца 2013 года будут подписаны договоры о купле-продаже газа с покупателями в Европе. «Рынки мы уже выбрали и получили подтверждение от заказчиков газа. Работа над контрактами по купле-продаже газа уже идет. Он должны быть подписаны до конца текущего года», – сказал он.

Другим немаловажным проектом ГНКАР может стать совместная разработка месторождений как на территории Азербайджана, так и России - совместно с «Роснефтью», как на Каспии, так и на суше, объявил президент ГНКАР Ровнаг Абдуллаев. Эти вопросы, к слову, с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым обсуждал в начале июля глава НК «Роснефть» Игорь Сечин. Российский эксперт, старший научный сотрудник Аналитического центра МГИМО Леонид Гусев сказал автору, что в азербайджано-российских отношениях начался процесс улучшения, о чем свидетельствует визит Сечина в Баку и подписание договора о сотрудничестве в освоении месторождения «Шахдениз-2». «Россия достаточно спокойно отнеслась к проекту ТАР - наши аналитики подсчитали, что если этот газопровод будет проложен, то по нему будет передано около 10 млрд кубических метров газа, что российскую сторону не так сильно беспокоит. А вот «погибший» в конкуренции с ним проект Nabucco-West шел вразрез с планами «Газпрома» и порой заставлял напрягаться российскую сторону. И, конечно, мы знаем, что между ТAP и Nabucco-West Азербайджан избрал проект, который не противоречит российский интересам, что важно», - сказал Гусев. Важно, что в Баку и Москве поняли: сотрудничество России и Азербайджана в энергетической сфере нужно обеим странам, и как следствие – наблюдается потепление в натянувшихся было межгосударственных отношениях.
Виктория Панфилова, обозреватель «НГ» специально для «Вестника Кавказа»