воскресенье, 29 ноября 2020 г.

Эдуард Нагдалян: «Наши вожди, в силу своего провинциального недомыслия, не договорились с Гейдаром Алиевым»

 В армянском обществе все сильнее звучат голоса трезвых и здравых политиков, экспертов ученых, призывающих свое правительство и общественность отказаться от агрессивной политики в отношении соседнего азербайджанского государства. Левон Тер-Петросян, Жирайр Липаридян, Гаяне Айвазян, а вот сейчас известный политолог Эдуард Нагдалян призывают найти формулу компромисса с Азербайджаном и установить добрососедские отношения после двух кровавых войн за четверть столетия.

В этом свете статья Эдуарда Нагдаляна, опубликованная на страницах армянского издания Arminfo.info – попытка объективного анализа внешнеполитической концепции и карабахской политики армянского правительства после подписания Бишкекского протокола. Э.Нагдалян полагает, что бывшие руководители Армении упустили шанс добиться прочного мира с Азербайджаном. А учитывая вотум доверия Никола Пашиняна, ему удастся довести процесс до логического завершения и создать новую систему взаимоотношений с Азербайджаном.

Представляем вниманию читателей haqqin.az концептуальную статью независимого эксперта Эдуарда Нагдаляна без изменений и сокращений.

* * *

Эдуард Нагдалян

К сожалению, в армянском обществе сохраняется досадное недопонимание того,  что произошло на самом деле и почему мы получили именно такой результат в ходе войны. Для понимания этого следует вернуться назад, в 1994 год, когда Армения победила в первой войне с Азербайджаном.  

Как известно, тогда Армения, обеспечив контроль над самим Нагорным Карабахом, одновременно захватила 7 районов Азербайджана в качестве «зоны безопасности», и именно это обстоятельство является ключевым для понимания.  Дело в том, что все сегодняшние события и сегодняшний результат  – это последствия захвата именно этих семи районов Азербайджана, а не проблема независимости Карабаха.

Вначале мы были честны сами перед собой. Мы честно признавали, что зона безопасности, все эти семь районов  – это  временно оккупированные азербайджанские земли, которые предназначены для будущего торга вокруг статуса Карабаха.

И это было вполне понятно и логично тогда. Но в 1994 году мы не поняли самого главного - мы не поняли, что времени для этого торга у нас очень мало. Почему? Во-первых, именно в интересах Армении и Карабаха было произвести торг максимально быстро, на самом пике военного успеха, т.к. это  обеспечивало максимальные дивиденды для Карабаха. Тем более что Азербайджан в лице Гейдара Алиева был готов к этому. Во-вторых, мы не поняли крайне серьезной опасности того, что затягивание торга и затягивание возвращения территорий превращало Армению в страну-оккупанта, которая покушается на территориальную целостность соседнего государства. С этим мир однозначно и ни при каких условиях не согласился бы, что мы, собственно, и наблюдали на протяжении всех этих последних 25 лет…

Автор убежден: "После 1994 года мы не поняли самого главного - времени для торга у нас очень мало"

В результате мы выбрали самый худший путь из всех возможных - пресловутый вариант сохранения статус-кво, т.е. отказались от окончательного решения вопроса и подписания мирного договора, сохранив режим оккупации азербайджанских территорий. Это была грандиозная, трагическая внешнеполитическая ошибка Армении.   

Мы повели себя так, словно являемся региональной военной супердержавой, контролирующей регион, хотя на самом деле являлись деградирующим экономическим лилипутом, находящимся в географической блокаде. Мы не поняли, что немедленно не решив вопрос конвертации военной победы в мирный договор с Азербайджаном в 1994 году, мы автоматически включили обратный отсчет времени на таймере будущего взрыва. Так вот, именно тогда мы проиграли нынешнюю войну. Ведь наша неадекватность – это наше все.

Дальше – еще хуже. В армянской интерпретации временно оккупированные территории Азербайджана очень скоро стали «освобожденными» (интересно, от кого?). Это нельзя интерпретировать иначе, как вызывающую наглость и оскорбление соседа, с которым ведь нам соседствовать вечно. Мир с недоумением воспринимал эту катастрофическую безответственность, но мы продолжали абсолютно авантюристично играть с огнем… Нам говорили про оккупированные территории, а мы про самоопределение, не обращая внимания даже на то, что наш фактический статус страны-оккупанта резко обесценивал нашу же риторику в вопросе права наций на самоопределение. Диалог с мировым сообществом у Армении по Карабаху откровенно не получился… Но наша неадекватность – это наше все.

25 лет Азербайджан готовился к военному реваншу с братской Турцией. Армия Турции - вторая по мощи армия НАТО

Несколько простых вопросов. Чем занимался Азербайджан все эти 25 лет? Готовился к военному реваншу. С кем? Очевидно, с братской Турцией. Что из себя представляет армия Турции? Это вторая по мощи армия НАТО практически с неограниченными военными ресурсами. Знали ли мы об этом? Разумеется. Азербайджан навязал нам гонку вооружений и неоднократно предупреждал нас – либо решайте вопрос, либо война. Что делала наша внешняя политика перед лицом формирующегося мощнейшего турецко-азербайджанского военного альянса? Безмятежно спала, утратив даже элементарный инстинкт самосохранения. А часы на таймере между тем продолжали тикать. Так на что мы надеялись в условиях, когда сто раз было сказано, что ОДКБ не распространяется на Карабах? Видимо, на Всевышнего. У меня другого ответа нет. Ведь наша неадекватность – это наше все.

Таймер сработал 27 сентября 2020 года. Мина замедленного действия взорвалась с оглушительным грохотом. Карабах оказался перед лицом 90-миллионного турецко-азербайджанского суперподготовленного к войне альянса – в условиях отсутствия какого-либо официального военного союзника. Совершенно очевидно, что, несмотря на героическое сопротивление армии обороны, поражение было неизбежно.  

Так кто виноват в случившемся? В свете вышесказанного ответ очевиден. Виноваты те наши вожди, которые в свое время не договорились с Гейдаром Алиевым о мирном договоре в силу своего провинциального недомыслия. Виноваты те деревенские князьки, которые затем пошли по пути катастрофического сценария сохранения статус-кво оккупированных территорий и которые высокомерно позволили себе циничную имитацию переговорного процесса на протяжении всех этих 25 лет. Виноваты все армянские политические партии, экспертное сообщество и средства массовой информации Армении, которые 25 лет отравляли народ псевдопатриотическим  лозунгом «ни пяди земли врагу». Вы только вдумайтесь в суть этого лозунга – ни пяди азербайджанской земли Азербайджану? Это же абсолютная невменяемость. Но наша неадекватность – это наше все…

Виноваты те деревенские князьки, которые затем пошли по пути катастрофического сценария сохранения статус-кво оккупированных территорий

А сейчас вернемся к ответственности Никола Пашиняна за военное поражение. Была ли она вообще? Разумеется, нет – разгромное поражение было бы обеспечено при любой действующей власти. Здесь нечего обсуждать и спекулировать. Поэтому вопрос совершенно в другом – могла ли действующая власть предотвратить эту войну, предотвратить военную фазу?

Мой ответ таков – да, могла бы, но только чисто теоретически. Почему чисто теоретически?

Теоретически сразу после прихода к власти Пашинян был обязан сразу заявить о смене внешнеполитического курса. Он был обязан четко и недвусмысленно заявить о неприемлемости для Армении проводимой прежними властями преступной политики статус-кво и переходе к содержательным, неимитационным переговорам по реальному урегулированию конфликта в духе добрососедства. Только это могло бы остановить работу тикающего таймера. Как гипотетический вариант – мы могли бы сразу заявить о готовности возврата всех 7 оккупированных районов в обмен на что-то. Да мы могли бы просто вернуть эти районы как жест доброй воли при соблюдении неких условий.  Да была масса вариантов. Главное здесь – желание реально договориться, чего у Армении до сих пор не было  – с учетом того катастрофического военного сценария, который уже элементарно просчитывался. Представляете, как бы взлетел внешнеполитический авторитет Армении и какой импульс получил бы сам процесс признания независимости Карабаха в этом случае? Но главное – остановился бы таймер взрыва.

Пашинян был обязан сразу же заявить о смене внешнеполитического курса

Но все это теоретически. А мог ли Пашинян заявить об этом практически? Увы, думаю, что нет. По той простой, но страшной причине, что Пашинян получил власть от народа, тотально отравленного ядом лозунга «ни пяди земли врагу». Массовые обвинения в предательстве, в продаже земель и чего угодно – самый минимум, что бы он сразу получил в ответ. В итоге Пашинян не смог выйти из этой политической ловушки, полученной им в тяжелейшее наследство.  А таймер не мог работать вечно. Поэтому приходится констатировать, мы исторически были обречены на этот взрыв и неизбежное военное поражение, кто бы что ни говорил сейчас. Такова цена за катастрофические ошибки во внешней политике и за игнорирование элементарных принципов «реал политик».

Что дальше?  Да, действующей власти досталась вся тяжесть морально-психологической ответственности за военное поражение, которое пришлось на период ее правления.  Но это ее крест, который она обязана будет нести. Ей придется нести этот крест, невзирая на все обвинения. Другого выхода просто нет. Сейчас правительству Пашиняна надо быстро зарабатывать новую легитимность , но уже на основе эффективности принимаемых решений. Действовать надо жестко, быстро, в предельно прагматичном авторитарном стиле, не играя в ложную демократию.  Другого выхода у Армении сейчас нет.

Эдуард Нагдалян считает, что Вторая карабахская война оказалась бойней

О роли России в этой войне.  На самом деле она исключительна. Она была не в том, чтобы остановить эту войну. Ни одна страна мира не могла бы остановить эту войну - Азербайджан деоккупировал свои земли, это признавалось всем международным сообществом, в том числе самой Россией. Тем не менее у России была особая роль, которую она, полагаю, изначально полностью осознавала. Да, Россия не могла остановить войну, но она могла остановить бойню. А то, что дело шло к бойне при существующем раскладе сил, с самого первого дня не вызывало никаких сомнений. Здесь не надо быть экспертом при существовавшем раскладе сил. И как только этот момент настал, Россия молниеносно приняла это решение и спасла тысячи жизней. В этом была ее уникальная миссия, за которую нам следует быть крайне признательным России. Никакая другая страна не могла бы принять такого решения и не смогла бы реализовать его в такие кратчайшие сроки. Счет шел на дни и часы…

Что касается роли коллективного Запада, то мы должны наконец понять – Запад не способен решать подобные конфликты в принципе, он способен их лишь забалтывать. Единственное, на что мы можем рассчитывать – это поставки гуманитарной помощи, которой также особо и не видно. Но будем благодарны. В случае поступления.

В конце хотелось бы обязательно подчеркнуть следующее. Несмотря на случившуюся трагедию, полагаю, что в скором времени на территории Южного Кавказа сложится совершенно новая экономическая реальность. Она будет интересна тем, что максимальные выгоды от этой реальности получит именно Армения, т.к. именно для Армении создадутся абсолютно новые окна возможностей, о которых мы сейчас и не подозреваем и которые до сих пор были просто невозможны. Скоро все это почувствуют.