суббота, 28 ноября 2020 г.

Рецензия Кямрана Рзаева на фильм о Карабахе

Не знаю как я пропустил этот фильм в 2014 году и узнал о нём только сейчас, но судя по статусам друзей в фейсбуке – не один я такой. Не побоюсь быть безапелляционным. Это самая лучшая художественно-документальная визуализация событий первой карабахской войны из того что я смотрел. Мне пришлось пересмотреть фильм трижды, чтобы абстрагироваться от эмоций и попробовать разобрать составляющие фильма для этой рецензии.
Документальный фильм «Бесконечный коридор» снят в 2014 году литовским режиссёром
Aleksandras Brokas
. Фильм повествует о событиях ходжалинской трагедии и большей частью основан на записях из дневника литовского журналиста
Ričardas Lapaitis
, путешествующего налегке по стране советской на закате её существования. Судьба заносит его в Армению, где он впервые слышит об «исторических» притязаниях её народа на Карабахскую землю. Там его отговаривают от планов посетить Азербайджан и Карабах, так как злые соседи с ним могут расправиться. Через какое-то время любопытство всё же берёт своё и Ричардас решается отправится в Азербайджан. Время путешествия попадает на конец февраля 1992 года. Судьба распорядилась так, что Ричардасу довелось увидеть самую чёрную страницу армянской оккупации Карабаха. Резню в Ходжалы.
Фильм разделён на 5 глав. Метаморфоза, Валех, Призрак 366, Мадонна из Ходжалы и Долина Смерти. Не все они основаны на записках Ричардаса, но режиссёр проводит зрителей через главы своей карабахской истории глазами этого журналиста. Ведь именно его желание во чтобы то ни стало донести миру правду об Ходжалы является стержнем документального фильма.
Первая глава «Метаморфоза» повествует о том, что двигало Ричардасом, когда он решил всё же приехать в Карабах в разгар войны и погружает зрителя в сложную историю конфликта на карабахской земле. Далее, первая глава переплетается со второй - «Валех», которая является фундаментом для всего фильма. Она о коренном жителе Ходжалы Валехе Хусейнове, который вынужден бежать со своей женой в день штурма родного города спустя несколько дней после свадьбы. Личная трагедия Валеха связанная с потерей самого близкого человека при побеге и последующим вражеским пленом на своей же земле фактически задаёт тон фильму. В начале и конце ленты проходят сцены просмотра кадров с последствиями ходжалинской резни близкими Валеха. Один из кадров - перенос бездыханного тела его жены.
Третья глава «Призрак 366» продолжает тему истории штурма Ходжалы и роли в нём 366-го мотострелкового полка России. Несмотря на приказ центра о выходе полка из Карабаха, командир 2-го мотострелкового батальона майор Сейран Оганян вместе с более чем ста сослуживцами преимущественно армянской национальности и присвоенной военной техникой перешёл на сторону армянских сепаратистов. Фактическое взятие города с мирным населением — это всё дело рук отколовшихся профессиональных вояк 366-го. В этой главе профессор Юрий Помпеев в разговоре с Ричардасом раскрывает детали того, как солдаты, не просыхающие после празднования дня российской армии, оккупировали город для своих новых бородатых друзей. Кстати, Сейран Оганян за свои «заслуги» дезертира и палача впоследствии был назначен министром обороны Армении и в данный момент, в качестве уже бывшего министра, вместе с руководством «Арцаха» ломает голову в генштабе сепаратистов о том, как бы отстоять Ходжалы от неминуемо надвигающейся армии Азербайджана. Зигзаги истории иногда делают головокружительные пируэты.
Четвёртая глава «Мадонна из Ходжалы» стала для меня самой эмоциональной. Она основана на журналистском расследовании Шахина Гаджиева о месхетинке по имени Мехрибан у которой родился ребёнок в подвале незадолго до пленения сепаратистами, последующем после штурма родного города. В это же время российская журналистка и фотограф
Victoria Ivleva
пребывала в Ходжалы в качестве свободного журналиста и условия для её работы были обеспеченны армянской стороной. Тщеславие сепаратистов жаждало освещения своей борьбы на пути «великой нации». Виктория не смогла остаться в стороне от увиденных ужасов и пользуясь своим положением гостя сепаратистов помогла Мехрибан пережить армянское пленение с младенцем на руках. Армянский солдат ударил Викторию в спину прикладом, полагая, что она тоже одна из пленённых. И вот, спустя больше 20 лет с тех дней, Виктория едет на встречу с Мехрибан в один из лагерей для беженцев в Азербайджане. Встреча двух женщин из разных миров спустя 20 лет после пережитого ужаса это эмоциональный апогей фильма. Эту сцену нельзя пересказывать – её нужно прочувствовать. Если зритель не азербайджанец и он смотрит документальный фильм ради интереса к карабахским событиям, то именно в этом моменте он проникнется эмоциональной составляющей Ходжалинской трагедии. Аллюзия с библейскими мадонной с младенцем тут чувствуются зрителем на параллели посланной свыше чистой силы для облегчения страданий матери и младенца. В 92-м, вернувшись домой, Виктория, как я думаю - вопреки ожиданиям принимавшей её стороны, опубликует снимки пленённых жителей оккупированного города и напишет статью «В Ходжалы остались только мёртвые».
Заключительная глава «Долина Смерти» рассказывает о военном операторе Сеидаге, который был в числе немногих азербайджанских журналистов кому армянская сторона разрешила снимать как наши солдаты забирают тела жителей Ходжалы на месте расстрела на пути в Агдам. Те самые кадры, которые вместе с теми, что сделал Чингиз Мустафаев, потрясли мир. Эта история даёт ответ на вопрос почему сепаратисты разрешили снимать расстрелянных мирных жителей Ходжалы при исходе из родного города. Устрашение. Кровь. Нужно было показать, что будет с каждым азербайджанцем, с каждым турком, который встанет на пути воссоздания «Великой Армении»! Для этого не достаточно убитых солдат, нужны были кадры с расстрелянными стариками, женщинами и детьми. Чтобы леденящий ужас сковал врага. Принимающий участие в той войне будущий президент Армении Серж Саргсян, бывший в те годы министром обороны, спустя 15 лет после трагедии в Ходжалы заявит в интервью британскому журналисту и автору книги «Чёрный сад» Томасу де Ваалу, что: "До Ходжалы азербайджанцы думали, что армяне не смогут поднять руку на мирных граждан. Однако мы смогли сломать этот стереотип".
Через пять историй трагедии Ходжалы тремя красными линиями проходят интервью с правозащитником Георгием Ваняном, идеологом армянского сепаратизма Левоном Мелик-Шахназаряном и руководителем штурма Ходжалы и Шуши генерал–майором Аркадием Тер-Таденосяном. Ванян олицетворяет совесть армянского народа и рассуждает о ходжалинской трагедии, как о табуированной теме среди армян. Он выражает надежду, что армяне преодолеют свой страх и признают то, что сделали их соотечественники в Ходжалы преступлением против человечества. Непосредственно вдохновители и исполнители резни в Ходжалы Мелик-Шахназарян и Тер-Таденосян поначалу с гордостью рассказывают о деталях разработки штурма, проведения операции по оккупации города, но зритель начинает чувствовать нотки непроизвольного оправдания в словах бывших «героев Арцаха» когда дело доходит до обсуждения резни мирного населения. Возраст делает своё дело. Можно находить оправдание лжи и жестокости по всей своей жизни, пока с годами не придёт момент покаяния. Зритель его чувствует. И это самый главный посыл фильма. Мелик-Шахназарян не дожил до сегодняшнего дня, а Тер-Таденосян в свои 80 с лишним познает и хочется надеется примет всю горечь осознания той пустой темноты, которая будет ждать его в стремительно приближающемся конце коридора жизни.
Авторы фильма создали сильное документальное кино, но оно бы не тронуло сердца так сильно если не его художественная составляющая. Атмосфера того, что пережили жертвы Ходжалы передаётся через много незаметных на первых взгляд деталей. Операторская работа, передающая зрителю ощущения физического присутствия в тёмных помещениях, где делятся своими откровениями герои фильма. Блёклое зерно плёнки, стирающее грани между видеорядом событий 92-го года и сегодняшних дней. Звуковое сопровождение безысходности житья вне родины в лагерях для беженцев. Закадровый текст в английской версии магическим голосом оскароносца Джереми Айронса. Скрытые аллегории режиссёра – к примеру заправка машины бензином из большой пластиковой бутыли Валехом, которого армяне обменяли на две канистры бензина. И очень сильный конец с рядом из лиц героев фильма на фоне сухих титров о количестве жертв ходжалинской трагедии под Баяты-Шираз волшебным детским голосом карабахского ханандя. Этот голос лезет под кожу.

Презентация фильма в Риге 26.02.2018, выступает
Ričardas Lapaitis
На изображении может находиться: один или несколько человек, очки для зрения и текст
Источник