суббота, 24 октября 2020 г.

Интервью Президента Ильхама Алиева французской газете "Фигаро"

 


-Господин Президент, первый вопрос такой: почему 27 сентября Вы перешли в наступление на Нагорный Карабах и каковы политические цели этого военного наступления?

-27 сентября мы не переходили в военное наступление на Нагорный Карабах, это Армения перешла в наступление на Азербайджан. В первые часы этого военного наступления у нас были жертвы среди гражданских лиц и военнослужащих. Это была третья военная провокация Армении против Азербайджана за последние три месяца. В первый раз они совершили нападение на нас на армяно-азербайджанской государственной границе, находящейся далеко от Карабахского региона. Единодушное мнение международных наблюдателей было таково, что Армения совершила нападение на нас. Они хотели оккупировать новые территории. Хотели захватить контроль над нашей стратегической энергетической инфраструктурой, расположенной в нескольких километрах от государственной границы с Арменией. Вам, наверное, тоже известно, что Трансадриатический трубопровод, можно сказать, завершен. Южный газовый коридор является проектом энергетической безопасности не только Азербайджана, но и Европы. Считаем, что одной из целей Армении было захватить контроль над этим трубопроводом и шантажировать нас, а возможно, и европейских потребителей. Им был дан серьезный ответ. Мы добились того, что они отступили. Но, к сожалению, в следующем месяце – августе они заслали диверсионную группу, планировавшую совершить террористические акты против азербайджанцев. Главарь этой саботажной группы был задержан нашими военнослужащими и дает показания. Таким образом, это – преднамеренная попытка сорвать переговоры и совершить нападение на Азербайджан. Что касается политических целей, которые Армения преследовала, совершая данное нападение, то они заключались в том, чтобы сохранить неизменным статус-кво, переложить на нас вину за эту эскалацию, полностью сорвать переговоры, вовлечь в конфликт третьи страны и интернационализировать его. Мы лишь дали им адекватный ответ. В результате мы освободили часть признанных на международном уровне территорий Азербайджана и продолжаем их освобождать.

-Азербайджан выполняет миссию хаба не только трубопроводов, но и фибероптических линий интернета. Насколько мне известно, азербайджанская компания Neqsol желает играть связующую роль по интернету между Европой и Центральной Азией. Как по-Вашему, возможен ли все еще данный проект, предусматривающий прямую связь Европы с Центральной Азией через Азербайджан?

-Вы совершенно правильно отметили, что мы уже превратились в региональный хаб не только по энергии, но и по перевозкам. В настоящее время мы обеспечиваем для наших партнеров по ту сторону Каспийского моря – в его восточной части и Европе важную транспортную сеть. Инвестиции, вложенные нами в инфраструктуру, способствовали созданию очень широкого формата международного сотрудничества в транспортной сфере. Конечно, все началось с энергетической инфраструктуры, проходящие через Азербайджан нефте- и газопроводы превратились уже в важный источник энергетической безопасности. Что касается нефтепроводов, то мы уже транспортируем нефть из Центральной Азии в Европу через территорию Азербайджана.

Если говорить об интернет-связи, то мы вкладываем крупные инвестиции в сектор ИТ. Пользование интернетом в Азербайджане составляет примерно 80 процентов, то есть, 80 процентов населения являются пользователями интернета. У нас есть очень продвинутые компании, частные компании в этой области. Так что отмеченная вами компания, насколько мне известно, является частной компанией, которая имеет свои планы и вкладывает инвестиции в регион. Думаю, что их цель заключается в реализации прибыльных в коммерческом отношении проектов. Конечно, Азербайджан сегодня является очень важной региональной стороной с географической и инфраструктурной точек зрения.

-Следующий вопрос такой. Можете ли Вы описать проводимые в настоящее время военные операции на фронте после продолжающихся уже более месяца столкновений?

-Столкновения продолжаются менее месяца, и за это время Азербайджан в результате успешного контрнаступления освободил часть оккупированных территорий, городов и сел. Мы ежедневно сообщаем о новых освобожденных городах и селах. Это нелегко, потому что за время тридцатилетней оккупации Армения соорудила на захваченных территориях очень прочные укрепления. Поэтому перейти линию соприкосновения было нелегко. Однако мы сделали это, на различных направлениях – на севере, юге. Это демонстрирует высокое мастерство и потенциал Азербайджанской армии. Мы наносим Армении поражение на поле боя, и они вынуждены бежать. Таким образом, мы уже восстановили нашу международную границу с Ираном. Более чем 130-километровый участок этой границы находился под оккупацией. Таким образом, мы многое сделали на поле боя, и это продолжается. Армения дважды нарушила прекращение огня. Если бы они не нарушили прекращение огня – в первый раз, грубо нарушив 10 октября прекращение огня, они ночью сбросили на город Гянджа баллистические ракеты, а 17 октября сделали это во второй раз, - то сегодня столкновения прекратились бы, и было бы отдано предпочтение мирному урегулированию. Это - наша позиция. Если они не остановятся, то мы продолжим освобождение наших земель.

-Они подвергли Гянджу бомбардировке потому, что там находилось несколько турецких истребителей F-16, один из которых сбил армянский самолет. Они говорят, что именно поэтому подвергли Гянджу бомбардировке.

-Это - фейковая информация. Считаю, что сейчас каждый понимает, что это – фейковая информация, распространенная Арменией. Турецкие истребители F-16 находятся здесь потому, что до начала столкновений они участвовали в совместных военных учениях, и они находятся на земле, а не в небе. Армянский самолет Су-25 врезался в гору, они пытались преподнести это так, будто он был сбит турецким истребителем F-16. Однако это произошло в первые дни конфликта, в сентябре. Но они совершили нападение на Гянджу с использованием баллистических ракет 10 октября. Это во-первых. Во-вторых, баллистическая ракета была выпущена с территории Армении, и крупные страны могут легко проконтролировать это. Они знают, откуда была выпущена ракета и какова была мишень. Мишенью ракеты было нанесение удара по гражданским лицам. В Гяндже они нанесли удар по территории, где жили люди. Таким образом, это было международным террористическим действием, еще одним проявлением армянской политики военных преступлений. Атаки на Гянджу нельзя оправдать, и они понесут ответственность за это.

-Не боитесь ли Вы, что вмешательство Турции и переброска из Турции бойцов сирийской оппозиции приведут к тому, что этот локальный конфликт перерастет в региональную войну?

- Во-первых, Турция никоим образом не вовлечена в конфликт. Нет ни одного доказательства участия Турции. С первых часов атаки Армении на Азербайджан Турция, президент и другие высокопоставленные официальные лица Турции выразили и продолжают выражать мощную политическую поддержку нашей стране, поддержку норм и принципов международного права, поддержку выполнению резолюций Совета Безопасности ООН, которые требуют немедленного и безоговорочного вывода армянских войск с наших территорий. Это, во-первых. Во-вторых, на азербайджанской стороне нет никаких иностранных бойцов. Это очередная фейковая новость. Она была распространена некоторыми официальными лицами ряда стран. Однако до сих пор, за более чем двадцать дней с начала столкновений ни Франция, ни Россия не представили нам никаких доказательств. Потому что эти заявления были сделаны официальными лицами Франции и России, и мы потребовали от них доказательств. Мы потребовали улик. Только слова. Никаких доказательств, никаких улик нет. Другой вопрос заключается в том, что нам не нужны иностранцы, которые будут воевать вместе с нами, потому что у нас есть 100-тысячная регулярная армия. У нас есть современное вооружение, у нас есть мотивированные люди, которые на протяжении 30 лет страдают от оккупации. Мы даже не объявляли полную мобилизацию. Если нам понадобятся дополнительные силы в боях, то мы призовем еще больше людей. Так что это еще одна попытка представить Азербайджан как агрессора, а также попытка Армении принизить потенциал Азербайджанской армии, которая побеждает их на поле боя.

- Господин Президент, Вы сказали, что у вас есть очень современное вооружение, это правда. У вас есть все виды дронов, некоторые из них приобретены у Турции, а также эффективные дроны-камикадзе из Израиля, арабских стран. Таким образом, очень ли важна для вас помощь военного оборудования Израиля и дает ли оно вам возможность получить военное преимущество?

- Мы приобретаем вооружения у многих стран. Больше всего военную технику нам поставляют не Турция и Израиль. Это – Россия. Но в отличие от Армении, мы платим за приобретенное у России вооружение. Армения приобретает оружие у России бесплатно. Мы также покупаем оружие у Ирана, Украины, Беларуси. Конечно, сегодня у нас есть возможность приобретать современное оружие, которое помогает нашей армии восстановить нашу территориальную целостность. Мы сами восстанавливаем нашу территориальную целостность. Естественно, в нашем регионе любая страна покупает оружие. Далеко не все страны в мире могут обеспечить себя вооружением на 100 процентов. Таким образом, здесь нет ничего странного. Конечно, мы платим за оружие, мы покупаем хорошее оружие, и оно помогает нам на местах. Но территории освобождаются от оккупации не дронами. Территории освобождаются солдатами, людьми, которые выполняют там свои обязанности.

- Иран жаловался на ведение боев на границе в ходе военных операций. Решили ли Вы этот спор с Ираном, говорили ли Вы с руководителями Ирана?

- Да, мы сделали это. Насколько мне известно, руководители Ирана говорили также и с армянской стороной. Потому что столкновения происходили вблизи пограничной с Ираном реки Араз и случайным образом некоторые снаряды пересекли границу. Однако сегодня мы объявили, что полностью очистили азербайджано-иранскую границу от армянских оккупантов. Поэтому там больше не происходит никаких столкновений, и у находящихся по ту сторону реки Араз – в Иране наших братьев больше не будет никаких причин для беспокойства.

- Кто самый лучший посредник, который мог бы остановить эту войну? Это Россия? Возможный лучший посредник – это Россия?

- У нас есть три посредника. ОБСЕ предоставила им мандат. Россия, Франция, Соединенные Штаты Америки. На протяжении 28 лет они пытаются посредничать и помочь сторонам найти путь решения, однако безрезультатно. Эти страны одновременно являются членами Совета Безопасности ООН, постоянными членами. Эти три страны приняли известные резолюции, на которые я ссылаюсь и которые требуют вывода армянских войск. Но, к сожалению, они не оказали достаточного международного давления на Армению, чтобы она освободила оккупированные территории и выполнила резолюции Совета Безопасности ООН. Поэтому после военной атаки Армении мы должны были себя защитить и силовым путем восстановить справедливость. И мы это успешно делаем.

Каждый из этих трех посредников важен. Я наблюдаю, вижу и знаю, что в нагорно-карабахском вопросе они демонстрируют единый подход, а это бывает очень редко. Это, наверное, единственный вопрос, по которому их интересы сходятся.

- Господин Президент, какие земли Вы хотите вернуть, чтобы после этого быть готовым положить конец войне?

- Мы готовы остановиться сегодня. Я говорил об этом с 10 октября – с тех пор, как в Москве обе стороны согласовали режим гуманитарного прекращения огня. Я говорил, что чем быстрее закончится военная фаза решения проблемы, тем лучше. Мы хотим перейти за стол переговоров. Но, к сожалению, Армения грубо нарушила режим прекращения огня и совершила атаку на Гянджу. 17 октября спустя 2 минуты после вступления в силу очередного режима прекращения огня они нарушили и его. Поэтому, если они остановятся сегодня, то остановимся и мы, а остальную работу проведут дипломаты. Если они не остановятся, то мы пойдем до конца, чтобы освободить все оккупированные территории.

- Таким образом, это - Ваш план выхода из конфликта, план Азербайджана.

- Да. Если они остановятся сейчас и будут вести себя конструктивно, если они открыто продемонстрируют приверженность базовым принципам, которые были разработаны Францией, Россией и США и которым привержен Азербайджан, тогда, конечно, все остановится, и мы вернемся за стол переговоров. Кстати, я на протяжении 17 лет нахожусь в этом процессе. Я работал с двумя предыдущими президентами Армении, и мы смогли добиться, хоть и небольших, но подвижек. Мы регулярно встречались. В Москве, Париже, Вашингтоне проводились регулярные встречи. Но после прихода к власти Пашиняна он не только своими заявлениями, но и военными провокациями фактически сделал все возможное для срыва переговорного процесса. За 2 с лишним года его пребывания у власти процесса уже нет. Конечно, я думаю, что политическое урегулирование возможно. Но правительство Армении должно понимать, что сейчас они не не в том состоянии, чтобы диктовать. Потому что статус-кво больше не существует, линии соприкосновения больше нет. Мы на месте создали новую реальность, и они должны это учитывать.

- Каким Вы видите будущее Карабаха?

- Я неоднократно открыто высказывался по этому поводу и сейчас могу вам сказать, что через посредников, сопредседателей Минской группы я направлял прежнему правительству Армении определенные месседжи о том, каким мы видим будущее. Мы видим Карабах как процветающую, безопасную территорию Азербайджана, где люди будут жить достойно и в условиях мира, где будут проживать рядом азербайджанская и армянская общины, как территорию, которую мы планируем развивать так же, как и все другие регионы нашей страны. Могу вам сказать, что у нас очень значимые экономические достижения. Уровень бедности у нас очень низкий, примерно 5 процентов. В Армении этот показатель близок к 50 процентам. Уровень безработицы у нас также очень низкий. До пандемии – около 5 процентов, сейчас – 7 процентов. Но по сранению с Нагорным Карабахом, где этот фактор приобрел широкий размах, разница как между небом и землей. Таким образом, мы можем обеспечить лучшую жизнь для проживающих там армян и азербайджанцев, которые туда вернутся туда. Я уверен, что две нации, два народа помирятся. Потому что в XXI веке невозможно самоизолироваться, проводить этнические чистки и пытаться де-факто добиться отделения. Это невозможно. До сих пор никто не признал «Нагорно-Карабахскую республику», включая Армению. Уверен, что никто и не признает. Поэтому для будущего Карабаха, не только Нагорного Карабаха, но и всего Карабаха, - это большой регион Азербайджана, - наилучшим путем будет проживание в условиях мира, гармонии и стремление вновь стать хорошими соседями - армянам и азербайджанцам. Мой план заключается в этом.

- Я помню, что в начале 1990-х годов в Баку были совершены армянские погромы. Поэтому у армян нет доверия, они говорят, что не смогут жить на территории Азербайджана, потому что боятся за свою жизнь.

- Конфликт начался после того, как финансируемые националистами из Армении сепаратисты в Нагорном Карабахе дали старт плану по отделению от Азербайджана. Во времена Советского Союза они не могли сделать этого с правовой точки зрения. Поэтому они начали совершать погромы на территории Нагорного Карабаха и на территории Армении. Первыми жертвами войны и столкновений стали проживающие в Нагорном Карабахе азербайджанцы. 40 тысяч азербайджанцев, которые проживали в Нагорном Карабахе, в основном в Шуше, а также столице – Ханкенди, полностью подверглись этнической чистке. Затем этнической чистке подверглись, были изгнаны проживающие в Армении 250 тысяч азербайджанцев, многие из них были убиты. Такие столкновения происходили везде – в Ереване, других городах Армении, в Нагорном Карабахе. Поэтому это не должно стать причиной как таковой для того, чтобы люди не могли помириться. Сколько раз в Европе происходили войны между Францией и Германией? Сколько раз воевали другие страны? Вторая мировая война привела к гибели 30 или 40 миллионов человек. Но спустя 20 лет между Западной Германией и Советским Союзом установились хорошие отношения и сейчас никто не вспоминает об этом. Цивилизованный мир должен быть таким. Проблема в том, что в Армении прививается ненависть. Они прививают историческую ненависть к Турции и Азербайджану. Бывший президент Армении Кочарян открыто заявил, что азербайджанцы и армяне не могут жить вместе. Но посмотрите, как они живут вместе в Грузии. В некоторых селах Грузии азербайджанцы и армяне проживают рядом. То же самое и в России. В Азербайджане проживают тысячи армян. Почему это невозможно в Нагорном Карабахе? Считаю, что раны, нанесенные войной, нужно заживлять политической мудростью, политической волей. После завершения этой активной, горячей фазы конфликта обе стороны должны внести большой вклад, чтобы сделать все возможное для исцеления этих ран.

- Это мой последний вопрос. Господин Президент, Вы не боитесь, что спустя некоторое время Президент Турции Эрдоган прекратит свою поддержку и политику на Кавказе, чтобы сконцентрировать внимание на вопросе Северного Кипра?

- Турция и Азербайджан – братские страны. Наше братство прошло испытание временем. Конкретно в этом вопросе Президент Турции открыто выразил свою сильную поддержку Азербайджану. Он сказал, что Азербайджан не одинок, что Турция рядом с ним. Таким образом, это очень мощная политическая поддержка, и мы очень благодарны за это. Это во-первых. Во-вторых, хочу сказать, все, что мы делаем на поле боя, мы делаем сами. Да, с помощью современного оружия, современного оборудования, но нашу Родину освобождают азербайджанские солдаты и офицеры. Наши отношения с Турцией имеют большую история и еще более яркое будущее. Думаю, что у Турции, как единственной страны в мире, которая имеет границы со всеми тремя странами Южного Кавказа – Азербайджаном, Грузией и Арменией,- есть легитимное право быть вовлеченной в этот процесс. Потому что как сосед, страна, которая может обеспечить и обеспечивает стабильность, безопасность в регионе, как страна, у которой очень ясная повестка, она отстаивает международное право. Международное право говорит, что наши территории находятся под оккупацией. Таким образом, в чем она ошибается? Она просто требует соблюдения международного права. Армения не хочет этого делать. Армения, незаконно переселяя армян из Ливана, своими военными операциями против Азербайджана, разрушая наше исторические и религиозное наследие, более 30 лет хочет сохранить наши земли под оккупацией. Роль Турции очень позитивная. Я уверен, что после окончания войны с Арменией и политического урегулирования роль Турции будет очень важной и позитивной.

- Таким образом, Вы не думаете, что у Турции есть план стереть Армению, чтобы иметь прямую связь с тюркскими народами Центральной Азии?

- Нет, это очередная армянская фобия и провокация. В миротворческом плане, который я обсуждал с армянскими лидерами до прихода к власти Пашиняна, была четкая ссылка на коммуникации. После подписания мирного соглашения открываются все коммуникации, в том числе между Нахчыванской Автономной Республикой Азербайджана и основной частью нашей страны. Таким образом, у Турции будет сухопутное сообщение с Азербайджаном и Центральной Азией. Сегодня у нас этого нет. Но у Турции есть связь с этим регионом посредством Азербайджана. Несколько лет назад мы построили железную дорогу Баку-Тбилиси-Карс. Таким образом, турецкие товары через Грузию, Азербайджан и Каспийское море перевозятся в Центральную Азию и обратно. Но путь из Турции в Нахчыван, Армению, а затем в Азербайджан более короткий. Поэтому здесь дело не в том, что у Турции нет такой связи, и, как вы сказали, кто-то думает, что они сотрут Армению, чтобы заполучить это. Они обладают этим, мы обладаем этим. Мы станем обладателями еще и другого. Но это опять-таки является частью мирного плана, все коммуникации будут открыты. Думаю, что правительство Армении не должно стараться запугивать свое население Турцией, а наоборот, должно прекратить ненависть к турецкому и азербайджанскому народам.

- Какие у вас отношения с другой христианской страной Кавказа Грузией?

- Да, у нас превосходные отношения с Грузией. Мы называем друг друга стратегическими партнерами. Азербайджан является первым или вторым самым крупным инвестором, первым или вторым самым крупным налогоплательщиком в Грузии. Я говорю первым или вторым, потому что один год первым становится Турция, другой – Азербайджан. Между Турцией, Грузией и Азербайджаном сформирован формат трехстороннего сотрудничества. Мы проводили саммиты на уровне президентов, встречи на уровне министров, в том числе министров обороны, иностранных дел и экономики. Все наши основные транспортные и энергетические коммуникации проходят через территорию Грузии. В Грузии есть большая азербайджанская община, которая насчитывает около 300 тысяч человек. Поэтому отношения совершенные, и я думаю, что наши отношения с Грузией так же, как и с Турцией, могут стать хорошим примером добрососедства. Кстати, факт того, что Азербайджан мусульманская страна, а Грузия – христианская, не имеет никакого значения. Мы не рассматриваем регион с этой точки зрения.

- Вы не учитываете религиозный фактор, когда реализуете проекты?

- Нет, согласно нашей Конституции, государство отделено от религии. Азербайджан – светская страна. Мы уважаем свою религию. Мы с уважением относимся к религии других национальностей, проживающих в Азербайджане. Думаю, что самой хорошей оценкой религиозной гармонии в Азербайджане могут быть слова главы Римской католической церкви, его преосвященства Папы Франциска. Несколько лет назад, находясь в Баку, он, выступив с заявлением к общественности, высоко оценил роль Азербайджана в межкультурном и межрелигиозном диалоге. Все представители различных религий, в том числе армяне, живут в Азербайджане в условиях мира и гармонии. В центре Баку есть армянская церковь, которая была восстановлена нами и охраняется нашим правительством. А наши мечети на оккупированных землях разрушены. Армяне содержат в наших мечетях свиней. На днях в интернете было распространено видео. Там были кадры, на которых видно, как в мечети в одном из освобожденных сел Зангиланского района разгуливают свиньи. Азербайджан – толерантная, светская страна, она останется такой и в будущем.

- Благодарю, получилось очень хорошее интервью, господин Президент.

- Благодарю.