четверг, 23 июня 2016 г.

Баку изменил отношение мира к карабахскому конфликту - ИНТЕРВЬЮ

                              

Прошедшая на днях в Санк-Петербурге трехсторонняя встреча президентов Азербайджана, России и Армении по карабахскому урегулированию продолжает оставаться в центре внимания как региональных, так и мировых СМИ. Встреча поставила больше вопросов, чем дала ответов, однако, как видно из информации, постепенно выдающейся официальным Баку, у азербайджанской стороны действительно есть основания для оптимизма.
Прокомментировать петербургский саммит Day.Az попросил депутата Милли Меджлиса, политолога Расима Мусабекова.
Главный итог встречи президентов Армении и Азербайджана в Петербурге при посредничестве России Владимира Путина заключается в том, что дается старт переговорному раунду, причем не по второстепенным вопросам, который продвигали армяне (расследование инцидентов, меры доверия и пр.), а по существу, то есть те самые субстантивные переговоры, о которых постоянно говорил наш МИД. Диалог будет идти при участии сопредседателей Минской группы ОБСЕ, но под эгидой России. По информации заместителя главы Администрации Президента Азербайджана Новруза Мамедова, в качестве базовой версии переговоров принята поэтапная модель, в соответствии с которой на первом этапе предполагается деоккупация азербайджанских территорий по формуле 5+2, в сочетании с мерами безопасности и нормализацией отношений, а затем будет определяться статус Нагорного Карабаха. В сущности, это все укладывается в рамки известных Мадридских принципов.
Невозможность бесконечной пролонгации нынешнего статус-кво в армяно-азербайджанском нагорно-карабахском конфликте мир понял уже давно. Эта позиция была озвучена президентами США, Франции и России еще три года тому назад, накануне саммита ОБСЕ в Казахстане. Апрельские вооруженные столкновения, которые именуют "четырехдневной войной", подтвердили зыбкость перемирия в условиях тупика на переговорах по мирному урегулированию. Очевидно, что угроза миру и стабильности в регионе исходит не из неопределенности статуса Нагорного Карабаха, а из продолжающейся вопреки многочисленным резолюциям Совбеза и Генассамблеи ООН противоправной оккупации армянскими силами азербайджанских территорий. Именно этот вопрос необходимо решить в первоочередном порядке. Азербайджан не отказывался от своего права в полном соответствии с Уставом ООН осуществить военные меры по освобождению оккупированных территорий от вооруженных сил Армении. Это самим армянам и их зарубежным покровителям наглядно продемонстрировали широкомасштабные военные маневры вооруженных сил Азербайджана, проходившие одновременно с трехсторонней встречей в Петербурге.
Твердая позиция и последовательная, принципиальная политика азербайджанского руководства начинает менять отношение вовлеченных в процесс карабахского урегулирования великих и региональных держав и влиятельных международных организаций. Территориальная целостность Азербайджана не может быть предметом переговоров, а изменение существующего статус-кво - безотлагательно. Именно это вновь подтвердил на своей встрече с президентом РФ Владимиром Путиным азербайджанский лидер Ильхам Алиев. Стало очевидно, что ни уговорить, ни заставить азербайджанское руководство пойти хотя бы на частичное удовлетворение территориальных претензий Армении к Азербайджану не удастся, а пролонгация ситуации грозит большими рисками для мира и стабильности, как для региона Южного Кавказа, так и в более широком контексте.
Что же касается укрепления стабильности на линии соприкосновения, на чем акцентировала внимание после Петербургской встречи армянская сторона, то сторонами выражено согласие на увеличение числа помощников Каспершика, представителя действующего председателя ОБСЕ. Посол Франции в Армении, который, комментируя встречу армянским СМИ, говорил о каких-то механизмах расследования, явно не в теме и выдает желаемое за действительное. В распространенном в Петербурге заявлении президентов об этом не говорится. Хорошо бы зарубежным политикам, дипломатам и аналитикам, рассуждающим на карабахскую тему, не забывать о том, что территория по обе стороны нынешней линии соприкосновения сторон юридически принадлежит Азербайджану и без нашего согласия проведение каких-либо действий (мониторинг или расследование инцидентов) неправомерно и невозможно. Одного желания армян и их покровителей для этого совершенно недостаточно. Главное не забывать, что перемирие - это не самоцель, а условие для заинтересованных и содержательных переговоров по урегулированию конфликта. В отсутствии переговоров или при их имитации эрозия режима прекращения огня и возобновление вооруженного противостояния является нежелательным, но неизбежным следствием.
Кстати, Азербайджан согласился на увеличение числа наблюдателей в составе миссии Каспершика еще в ходе Венской встречи. В настоящее время она состоит из 6 человек. Принимая во внимание, что в последние годы перестрелки происходили не только по линии соприкосновения в Карабахе, но и на армяно-азербайджанской границе, а также возросшее число инцидентов, расширение их масштаба, полноценно осуществлять мониторинг ограниченному числу миссии Каспершика было затруднительно. Однако если численность этой миссии удвоить или даже утроить, то и тогда стабильность на линии соприкосновения больше зависит от доброй воли сторон конфликта, чем от плотности осуществляемого мониторинга. В Донбассе, на юго-востоке Украины сейчас размещены почти тысяча наблюдателей и, тем не менее, здесь систематически нарушается режим прекращения огня, причем с использованием артиллерии.
Так что чрезмерно уповать на механизмы международного мониторинга (наблюдение, расследование) не стоит. Лучше нацелить усилия на действительное продвижение процесса мирного урегулирования.
Трудно что-либо говорить о контурах предварительно согласованных шагов на пути мирного урегулирования. Ведь беседы президентов проходили по большей части в узком составе, без участия помощников. Однако очевидно, что их базу по-прежнему составят известные Мадридские принципы. Ведь в главных их элементах стороны давно пришли к принципиальному согласию, а разногласия касаются в основном в конкретных сроках и механизмах их имплементации. Полагаю, что противопоставлять венские и петербургские переговоры неверно. Если обратиться к высказываниям сопредседателей Минской группы, то они постоянно апеллируют именно к Мадридским принципам, так как в Вене разговор шел о создании благоприятных условий для переговоров по продвижению мира, и не обсуждалась какая-либо иная концепция урегулирования или консервации сложившегося статус-кво.
Беседовала Лейла Таривердиева