понедельник, 7 марта 2016 г.

Российская газета о том, что интересного можно посмотреть в Азербайджане

Парижский шик, дубайский размах и при этом все говорят по-русски — «Газета.Ru» рассказывает о том, чем можно заняться в выходные в Баку.
Эта столица, по версии LonelyPlanet, вошла в десятку интереснейших мест Европы, а сама страна, по мнению читателей National Geographic Traveler, стала открытием прошлого года и одной из победительниц в категории «гастрономический туризм».
Все это об Азербайджане и прекрасном Баку, который буквально на глазах превратился из «черного» нефтяного города с гигантскими факелами природного газа в элегантный «белый» — с новыми променадами, набережными и фантастическими зданиями, неизменно побеждающими в мировых архитектурных конкурсах.В прошлом году Азербайджан принял более 1 млн туристов. По официальным данным, за последние десять лет путешественники потратили там $1,3 млрд. Доля туристического сектора, по данным местного министерства культуры и туризма, в ВВП страны составила 4,1%.
Это почти в три раза меньше, чем в соседней Турции (до введения российских санкций), но почти в те же три раза больше, чем в России (1,5% ВВП).
Впрочем, амбиций у Азербайджана еще больше: переманить российских туристов из Турции к себе. В планах на этот год — прирост как минимум 15% россиян. Россиянам, кстати, виза не нужна, для европейцев же срок выдачи электронных виз в ближайшее время будет сокращен до пяти дней.
Наталья Губернаторова
Азербайджан умудрился раскинуться в девяти климатических зонах из одиннадцати существующих. Какие-то три-четыре часа на автобусе или машине — и, пожалуйста, горы и отличные трассы для «каталки» в Шахдаге и Туфандаге, где еще практически не ступала нога россиянина.
Дмитрий, в недавнем прошлом москвич, объездивший полмира, говорит, что горнолыжные курорты сделали тут не хуже, чем в Австрии или Франции, где он раньше с удовольствием катался. Теперь с неменьшим удовольствием катается здесь. Он вообще круто изменил свою жизнь после того, как однажды на выходные приехал в Баку. Влюбился в природу, натуральные овощи и фрукты, подсел на вкуснейшее мясо, хотя до этого был убежденным вегетарианцем.
В итоге нашел тут работу, занимается подбором персонала для ресторанов, и с радостью переехал. Говорит, что назад совсем не тянет. «Тут все есть: хочешь море — отличные пляжи в 20 минутах от Баку, горы, сельский туризм, солнце, мягкий климат, — перечисляет он. — А еще подкупило, что Баку — настоящая европейская столица с отличными ресторанами, бутиками и всевозможными развлечениями». Кажется, что бутики преследуют тебя везде — их очень много, а открывается еще больше.
Бакинские девушки — большие модницы, впрочем, на улице запросто можно встретить и женщину в чадре.
Наталья Губернаторова
Мечети, церкви, костелы — пожалуйста, поклоняешься огню — тоже можно, в 25 км от Баку сохранился древний храм Атешгях («Дом огня»), сакральное место для зороастрийцев, индуистов и сикхов. Собственно, тут своими глазами можно увидеть, как это было: в кельях, назовем их монашескими, были дыры в земле, откуда валил огонь. Деньги для огнепоклонников оставляли купцы из многих стран мира, которые любили тут останавливаться, кстати, побывал в Атешгяхе и Александр Дюма, написавший потом подробные воспоминания. Огонь тут бил отовсюду — это выходил природный газ, которого становилось все меньше и меньше, поскольку вокруг храма появлялись нефтяные качалки.
В итоге огонь совсем ушел — как напоминание о тех временах остался сам храм да электронные панели в кельях, благодаря которым можно узнать всю эту историю. Впрочем, полчаса от Атешгяха до горы Янардаг — и вот оно, первобытное буйство огня! Подножие горы пылает круглые сутки, и, побывав тут, понимаешь, что Азербайджан неслучайно называли землей огня. Сейчас, возвращаясь с Янардага в Баку, натыкаешься взглядом на обочинах дороги на небольшие «качалки», которые ритмично делают свое дело.
Наталья Губернаторова
От прошлого «черного» периода Баку следов почти не осталось. Заводы с трубами, испускавшими копоть и дым, вместе с землей снесли и засыпали все новой, чистой, без намеков на нефтяные пятна. Дома будто «отбелили», благо природный камень, из которого тут много чего строили, это запросто позволяет. Вдоль моря на километры протянулись набережные, а сам город получил название «белый». В «белом городе» строят новостройки, которые раскупаются еще даже не на стадии котлована, а раньше — гостиницы и спортивные сооружения, поражающие размахом и архитектурными изысками.
В местных газетах, правда, регулярно ругают власти за неубранный мусор за красивыми фасадами или болотную воду, оставшуюся в котлованах. Хотя по сравнению с Москвой тут будто стерильная чистота.
Старинная крепость Ичери-шехер, обнесенная толстой стеной, — это сердце Баку и находится под охраной ЮНЕСКО. Здесь тесно от посольств, толп туристов и просто местных жителей, которые тут по-прежнему живут в купеческих домах с красивейшей кружевной росписью. В Ичери-шехер хоть раз, но побывал каждый россиянин, а уж советский человек — тем более.
Наталья Губернаторова
Именно на этих узких улочках падал на банановой кожуре Семен Семеныч Горбунков из «Бриллиантовой руки»,
а знойная женщина — мечта поэта томно зазывала в уютный подвальчик предаться любовным утехам случайных прохожих, строго напоминая, что «цигель-цигель-ай-лю-лю».
«Человек-амфибия», «Айболит-66» и многие другие фильмы, давно ставшие классикой, тоже снимались здесь, так что бродить и вспоминать любимые эпизоды тут можно бесконечно. Фуад Ахундов — бакинский Гиляровский — про каждый дворик и камушек знает тут все. А когда рассказывает что-то на улице, вытряхивая из огромной папки старые фотографии, вокруг него собираются еще и местные, спрашивают: можно мы тоже послушаем?
Наталья Губернаторова
Фуад говорит, что очень тяжело привыкал к новому облику Баку, который начинается сразу за крепостной стеной. «У меня прямо ломка была, не принимала душа новшества, казалось, что уничтожают историю, а ничего путного не сделают», — рассказывает он. В итоге девять лет назад он уехал с семьей в Канаду, но в Баку все равно бывает чаще, чем в Торонто. «Теперь понимаю, что был неправ: старый Баку и новый отлично уживаются и дополняют друг друга, пребывая в полной гармонии», — говорит он.
Фишка Фуада — люди, влюбленные в город, оставившие здесь после себя очень красивые здания. Первые бакинские нефтедобытчики, разбогатевшие на черном золоте, были, что называется, «из грязи в князи», большинство из них умерли нищими, потому что все богатства реквизировала советская власть. Вот, например, миллионер Гаджи Тагиев, построивший первую на всем Кавказе гимназию для девочек-мусульманок. Сам неграмотный был, читать так и не научился, но очень мудрый. Тагиев считал, что грамотная женщина — это грамотные дети, а значит, семья и нация. Поэтому и набирал девочек из разных, но в основном бедных семей, чтобы несли они потом знания людям.
Неслучайно и прекрасный первый памятник освобожденной женщине Востока появился именно в Азербайджане: красавица гордо скидывает чадру рядом с мечетью, неподалеку от фасада иранского банка.
Ротшильды, Нобели, местные нефтяные короли оставили после себя роскошные особняки. Разбогатев на нефти, они вызывали в Баку лучших архитекторов — Юзефа Плошко, Юзефа Гославского и других поляков — и просили их не стесняться в копировании европейских зданий, которые им самим нравились. Поэтому устойчивое чувство дежавю будто наступает в Баку на пятки, и, лишь тщательно вглядываясь в фасады, обнаруживаешь восточный колорит.
Вот, например, дворец «Исмаилийе», практически калька с венецианского Дворца дожей — только с пятиконечными звездами на фасаде, которые появились уже в советское время. Строил его архитектор Плошко, а деньги дал нефтяной магнат Муса Нагиев. Построен он был в память о рано умершем от чахотки единственном сыне Нагиева, рассказывает Ахундов, и уже долгие годы в «жемчужине архитектуры» проходят заседания президиума Академии наук Азербайджана.
Наталья Губернаторова
Другая жемчужина Баку — Дворец Мухтарова, ныне Дворец бракосочетания, — тоже навевает мысли о Венеции, хотя и построен в духе французской готики. Муртуза Мухтаров вместе с молодой женой Лизой путешествовал по Европе, и его жена «запала» в Венеции на одно здание. И ровно через год муж сделал ей роскошный подарок — подарил в центре Баку точно такой же дворец.
Современные азербайджанцы, привыкшие к дорогой нефти и красивым зданиям, и теперь на них не скупятся.
Культурный центр имени Гейдара Алиева признан лучшим в мире зданием музея — 2015, в нем нет ни одной прямой линии. «Это упоительно красивое здание блестящего архитектора Захи Хадид на пике карьеры — так описал его архитектор Пирс Гог, единственный член жюри, который вживую видел это сооружение. — Оно так же невинно и сексуально, как приподнятая ветром юбка Мэрилин Монро».
Elnur/Shutterstock
Захи Хадид получила за него гран-при премии «Дизайн года», учрежденной Музеем дизайна в Лондоне. Кстати, она была единственной женщиной-архитектором, удостоенной этой награды за 17 лет существования конкурса. Бакинцы, правда, говорят, что с высоты птичьего полета «юбка Монро» напоминает витиеватую подпись самого Алиева. Легенда эта хотя и красивая, но, увы, всего лишь легенда: проект уже существовал, когда объявили конкурс.
У российского туриста, вдоволь исколесившего сначала Европу и лишь потом добравшегося до Закавказья, Азербайджан считался этакими кавказскими эмиратами с соответствующими ценами. По большому счету Баку и окрестности туристы открыли после «Евровидения», с тех пор мероприятия международного уровня проходят тут регулярно: в июне будет этап автогонок «Формула-1» «Гран-при Европы», в сентябре — Всемирная шахматная олимпиада, куда приедут гроссмейстеры из 180 стран. Услуги, понятное дело, как и цены на них, были немаленькими.
Но падающие цены на нефть как в России, так и в Азербайджане внесли свои коррективы. И стало не до понтов.
Наталья Губернаторова
«Кроме роскошных пятизвездных отелей, которых тут действительно много, появились и обычные «трешки», и хостелы, рассчитанные на любой кошелек, — замечает менеджер по туризму Азиза Сеидова. — Средний чек в ресторанах «кавказского Парижа», как раньше называли Баку, не превышает $20, а знаменитые бакинские помидоры, которые сейчас в Москве продаются на рынке по 1 тысячи рублей за килограмм, зимой тут стоят 150 рублей, а в сезон — 30–40 рублей».
А роскошные пляжи, которые рядом с Баку, предлагают все услуги, к которым уже привык российский турист в той же Турции, — от детской анимации до аквапарков.
Елизавета Маетная