среда, 23 декабря 2015 г.

Лейла Алиева: Моя концертная программа - синтез азербайджанского мугама и латвийских дайн

В Азербайджане с 23 ноября по 12 декабря под девизом Latviyanı Duyun ("Познайте для себя Латвию") с успехом прошли Дни Латвии. В Баку был организован ряд экономических, культурных и художественных мероприятий с целью укрепления сотрудничества между Азербайджаном и Латвией. Среди гостей была и наша соотечественница, проживающая в Риге, певица Лейла Алиева, которая вместе с мультиинструменталистом Рихардом Федотовым выступила с концертными программами, представив интересный синтез музыки с сочетанием элементов мугама и латвийских народных песен. В интервью Trend Life 26-летняя Лейла Алиева, в жилах которой течет азербайджанская и латышская кровь, рассказала о своей любви к мугаму.
- Лейла, добро пожаловать на историческую родину! Расскажите о себе, своей семье, родном городе...
- Я родилась в небольшом городке Латвии - Ливаны. Мой отец Захид из Агджебеди. Он еще в советские годы переехал в Латвию, где работал на известном в те годы стекольном заводе Ливаны, который выпускал стеклянную посуду и художественное стекло. «Ливанское» стекло было брендом в те годы. На этом заводе отец и познакомился с моей матерью Лидой, и они создали семью. Ливаны (Ливенгоф) - город на востоке Латвии в историко-культурной области Латгалия, который находится на правом берегу реки Даугава. Это очень уютный и красивый город, о котором как о поселении торговцев и мастеров упоминается еще в XI веке. Но тот город Ливаны, который существует сегодня, появился только в 1533 году, когда на его современной территории землевладелец по фамилии Ливен основал деревню, назвав ее в свою честь. В 1926 году Ливаны получил статус города и впоследствии стал культурно-региональным центром.
В Риге я училась в джазовой студии Performing Art School у Иоланты Гулбе и Дениса Пашкевича. Тогда мне было 18 лет, но, вспоминая те годы, начинаю понимать, что это был мой путь к мугаму. Джаз – это импровизация, каждый джазовый исполнитель – творец своей музыки, так же как и исполнитель мугама. Мне очень близко это состояние импровизации, это позволяет мне выйти за какие-то рамки и исполнять ту музыку, которая мне близка именно по духу. Сегодня часто выступаю в Латвии с концертами, на которых также исполняю азербайджанскую музыку, особенно мугам. Мой музыкальный стиль – это синтез электронной музыки и фолка. И хотелось бы отметить, что в рамках своего проекта «Белые звуки» я представляю в Латвии необычную концертную программу - синтез азербайджанского мугама и латвийских дайн (дайна - жанр латышских и литовских народных песен, самая яркая составляющая литовского и латышского фольклора и латышской литературы. Рассматривается как часть народного эпоса латышей и литовцев, их народной музыки и поэзии на протяжении многих веков - ред.).
- А где научились исполнять мугам?
- Я часто бываю в Баку, принимаю участие в различных мероприятиях, Днях Латвии в Азербайджане, была гостьей телеканалов. К тому же я здесь жила три с половиной года, чтобы научиться этому древнему азербайджанскому искусству. Моим преподавателем был заслуженный учитель Азербайджанской национальной консерватории, ханенде Газанфар Аббасов. Кстати, в марте этого года представляла Латвию на IV Международном музыкальном конкурсе Space of Mugam в Баку. Отмечу, что Латвия на фестивале мугама представлена впервые.
А на ваш вопрос отвечу: так как во мне течет и азербайджанская кровь, значит и мугам генетически живет во мне! С детства я увлекалась этномузыкой и когда захотела узнать о мугаме подробнее, то первым роликом на YouTube стало исполнение потрясающего Алима Гасымова. Его исполнение настолько запало мне в душу, что сразу же утонула в глубине и проникновенности этой музыки.
Кстати, первый классический мугам, который я исполнила, был знаменитый “Баяты-Шираз”. Именно его я исполнила на юбилейном концерте, посвященном 150-летию великого ханенде Джаббара Гаръягдыоглу. Произошло это в 2011 году.
- Как относятся к мугаму в Латвии?
- Сегодня мугам как явление вышел уже далеко за пределы Азербайджана, нашел миллионы поклонников по всему миру. Ведь эмоционально-интонационный строй, глубокая содержательность и духовная направленность мугамов тесно взаимосвязаны с жизнеощущением и мировоззрением создавшего их народа. Утонченность мелодических и ритмических украшений мугамов напоминает богатые узоры азербайджанских ковров, цветной орнамент мечетей, выписанные до мельчайших деталей национальные ювелирные украшения, метафорическую россыпь в восточной поэзии. Мои друзья – латвийские музыканты - просто в восторге от мугама, ведь он - открытая дверь для импровизаций, а джазмены чувствуют этот нюанс как никто другой. И самое важное – это духовная философия в музыке, которая для слушателя - как откровение свыше. Ты закрываешь глаза и словно оказываешься в ином мире с его незабываемыми эмоциями. Это настоящий эликсир для души!
- Кем вы себя больше чувствуете – азербайджанкой или латышкой?
- Моя азербайджанская и латышская кровь – это прекрасный рисунок моей жизни, который соединяет в себе стихию огня и энергетику мира