пятница, 1 мая 2015 г.

Азербайджан – Россия: о чем говорят события последних лет в межгосударственных отношениях?



«Кто битым был, тот большего добьется, пуд соли съевший, выше ценит мед».
Эти строки Омара Хайяма, персидского  ученого, философа и известного поэта, имеют продолжение: «КТО СЛЁЗЫ ЛИЛ, ТОТ ИСКРЕННЕЙ СМЕЁТСЯ, КТО УМИРАЛ, ТОТ ЗНАЕТ, ЧТО ЖИВЁТ». 
В этом четверостишии заключена величественная философия мудрости жизни,  и,   на  мой взгляд, очень даже перекликается с историей национальной идентификации азербайджанского народа.

Распад Советского Союза в 1991 г. стал окончанием почти 500-летнего периода в российской истории, когда содержанием, а долгое время и формой российской государственности была империя. Эта перемена состояний имела огромные последствия, в том числе для внешней политики, в отношении бывших советских республик, а ныне независимых государств.
Ведь основу советского общества составляли организация системы власти  и ее положение в социальной организации общества в целом. Эта система пронизывала всю общественную  структуру во всех, жизненно важных измерениях и на всех уровнях социальной иерархии, начиная с ее вершины и кончая первичными рабочими коллективами. Можно сказать, что коммунистическое общество в Советском Союзе было государственно-организованное человеческое  объединение, воплощавшее в себе не просто государственность, а сверхгосударственность. А, как известно, выход из имперского существования – всегда длительный и болезненный процесс.
Модные ныне штампы некоторых политологов, трактующих события, связанные с развалом Советского Союза, как «национально-освободительное движение против империи»,  неприменимы к Азербайджану,  который был одной из наиболее процветающих республик,  не пользовавшейся «дотациями» Центра.  Несмотря на традиционные для того времени приукрашивание действительности,  приписки и демагогию,  республика на самом деле обладала высокоразвитой промышленностью,  мощным  аграрным сектором,  солидным интеллектуальным потенциалом.  Баку славился своим интернационализмом и считался «каспийской Одессой».
Однако развернутая Михаилом Горбачевым в 1988 г. «перестройка» социально-политической системы СССР, проходившая в обстановке волюнтаризма и демагогии, привела к демонтажу управленческой структуры союзных республик. 
Катализатором деструктивных процессов в азербайджанском обществе стал кровавый межнациональный конфликт, развязанный Арменией и армянскими сепаратистами из-за претензий на Нагорный Карабах, превращенный ими в «яблоко раздора» еще в досоветское время.
В советское время противоречия из-за этой автономной области, входившей в соответствии с Конституцией в состав Азербайджанской ССР, удавалось сдерживать. Но неуправляемость процесса «перестройки»,  стремление местных армянских элит использовать националистические проявления в собственных интересах привели к началу ими вооруженного конфликта.
Нагорно-Карабахский конфликт быстро перешел в вооруженную стадию с применением артиллерии и авиации. Между двумя республиками фактически началась война. 
Нежелание горбачевского руководства проводить твердую линию на прекращение конфликта подогревало националистические силы в Армении, способствовало дискредитации Центра.
В этих условиях Верховный Совет Азербайджана принял 30 августа 1991 г. Декларацию о восстановлении государственной независимости Азербайджана, а 18 октября 1991 г. – Конституционный акт «О восстановлении государственной независимости Азербайджанской Республики».
После объявления независимости, что касается двусторонних отношений с бывшим Центром, с Москвой, то они в, первые годы, после восстановления независимости развивались болезненно: и Москва, и Баку с трудом приучались жить по-новому. Попытки создания новой национальной государственности руками радикальных националистов вели к разрывам и противоречиям, на переговорах преобладали взаимные претензии и упреки.
Азербайджан находился в тяжелом социально-экономическом положении. Ликвидация межреспубликанских производственных связей привела к прекращению производства на многих предприятиях из-за изношенности оборудования, отсутствия запчастей к нему и компонентов конечной продукции, которые ранее поставлялись смежниками в союзных республиках. Не имея собственных нефтеперерабатывающих предприятий, страна оказалась без топлива и горюче-смазочных материалов. Рост безработицы и повышение уровня бедности населения сократили внутренний рынок. Война с армянскими оккупантами в Нагорном Карабахе и обострение обстановки на российском Северном Кавказе привели к резкому сокращению транспортных связей с внешним миром.
К моменту вступления Гейдара Алиева летом 1993 г. в должность и. о. президента Азербайджана в российско-азербайджанских отношениях накопилось столько проблем, что говорить о партнерстве, сотрудничестве было просто невозможно.
Оба государства находились в стадии противостояния, обмен посланиями и нотами протеста не прекращался. Шла подготовка к введению визового режима и ограничению въезда азербайджанцев в Россию.
Пассивность московского руководства начале 90-х гг. в прекращении карабахской войны, неспособность России оказать реальную помощь в хозяйственном возрождении Азербайджана, особенно в разработке глубоководных нефтяных месторождений Каспийского шельфа, объективно способствовали сближению Азербайджана с западом.
Война в Карабахе и политическая нестабильность привели к значительному падению производства в 1988-1993, однако заключение соглашения о режиме прекращения огня и последующая стабилизация политической и экономической жизни в стране позволили остановить спад.
По оценкам Международного валютного фонда (МВФ), падение производства в Азербайджане с момента провозглашения независимости в 1991 по 1995 составило около  60%.
Это падение явилось следствием войны с Арменией, разрыва торговых отношений с другими республиками бывшего Советского Союза и общего кризиса государственного хозяйства, вызванного безалаберным отношением к экономике в период правления Народного Фронта. Однако уже в течение нескольких лет после возвращения к власти Гейдара Алиева, в 1996 появились признаки начала экономического подъема. Два десятилетия спустя Азербайджан не только сохранил свою государственность, но сумел успешно вписаться в  мировое сообщество.
В начале XXI века Азербайджан превратился в самую быстро и динамично развивающуюся с экономической точки зрения страну в своем регионе и на всем постсоветском пространстве. Реализация проектов позволяющих осуществить выход богатых нефтегазовых запасов страны на мировой рынок и как результат быстро растущая прибыль Азербайджана с одной стороны, и осуществление последовательных реформ направленных на эффективный контроль этой прибыли и диверсификацию экономики в короткий срок принесли положительные плоды. За последние несколько лет экономика Азербайджана выросла на 300%, т.е. в три раза. Объем валютных запасов страны на начало 2012-го года превысил сумму в 40 миллиардов долларов. Одновременно последовательно продолжался рост веса  ненефтяного  сектора экономики и таким образом был устранен риск чрезмерной зависимости экономики Азербайджана от нефти. Сегодня Азербайджан — это страна, проводящая абсолютно самостоятельную, независимую политику, которая отвечает ее национальным интересам.
Необходимость выстраивать отношения с бывшими составными частями огромной империи – сложный вызов для бывших метрополий. Применительно к Российской Федерации ряд факторов облегчают эту задачу, но ряд других делают ее более сложной.
Несмотря на безусловное признание независимости бывших окраин и первостепенное внимание к экономическим вопросам, российское руководство стремилось исключить где-либо на пространстве СНГ преобладающее влияние третьих держав.
Уже с середины 1990-х гг. Москва столкнулась с экономическим и политическим проникновением в Каспийский регион США и европейских стран, попытками Турции распространить влияние на Южном Кавказе и в тюркоязычных республиках Центральной Азии и т.д. В этих условиях Москва обозначила «красные линии», нарушение которых она рассматривала как угрозу безопасности страны. Речь шла о вступлении стран СНГ в НАТО, размещении на их территории иностранных военных баз и о применении этими странами военной силы без учета мнения Москвы.
В последние годы Евросоюз неоднократно публично  подчеркивал, что Азербайджан входит в число самых надежных и преданных партнеров НАТО, оказывая поддержку международным силам содействия безопасности в Афганистане. «Диалог Азербайджана с НАТО – это нечто большее, чем техническая поддержка различных миссий Альянса. Речь идет о соединении Южного Кавказа со всем остальным миром» –  утверждают  европарламентарии.  Депутат Европарламента от Латвии  Инесе Вайдере отметила тесную связь между евроатлантическим развитием Азербайджана и политикой безопасности Европы.
Разумеется, эти оттенки геополитики на южном Кавказе вызывали пристальное внимание российское руководство. Об  Армении и Грузии речь не идет, здесь главный вопрос — позиция Азербайджана, проводящего независимую линию развития государства, несмотря на отягощающую проблему оккупированных Арменией территорий. А настоящая независимость, как мы знаем, поройочень дорого стоит. Это ведь не только атрибуты флаг и герб страны, но самое главное — ответственность, когда ты за все платишь сам, и за хорошее, и за плохое.
Именно так и происходит с азербайджанским народом, который дорого заплатил за свою независимость еще в девяностые, со времен информационной блокады, с событий 20-го января, с Ходжалинской трагедии, и который, как никто другой, прекрасно понимает ее ценность. 
Нет ничего удивительного в том, что у некоторых азербайджанских граждан остался и, абсолютно справедливо, привкус недоверия к российской политике, уходящий корнями в «ельциновские» 90-е. Масла в огонь данного предубеждения подливают, как и отдельные российские политики, так, разумеется, и армяне.
Но мудрецы говорят, «не прерывай грубо нить дружбы, ибо если придется опять ее связать, то останется узел». И действительно, дружба между азербайджанским и русским народами, не смотря на все «узлы» до сих  пор имеет большое значение в обеих странах. 
Отношение к Азербайджану в политических кругах России меняется к лучшему, и некоторые российские политики, которые до сих пор критиковали Азербайджан, сейчас выступают с иной позиции.
Легко превратить друга во врага, трудно превратить врага в друга.
Неожиданный визит в Азербайджан Владимира Жириновского, 26-27 сентября, вызвал серьезный резонанс в обществе. Одни недоумевают по поводу его приглашения в Баку и приема на высоком уровне, поскольку Жириновский ранее неоднократно допускал оскорбительные выпады против азербайджанского народа. Но есть и те, кто думает иначе - как пишут азербайджанские СМИ, «визит Жириновского, если этого требуют интересы государственности, можно воспринять с пониманием».
Конечно, чисто с психологической точки зрения, визит Жириновского  многим не по душе. Но, как говорят англичане «в межгосударственных отношениях не бывает вечных друзей или врагов, а бывают вечные интересы».
Именно с этой  точки зрения и надо воспринимать визит Жириновского. 
Коснувшись визита в Азербайджан председателя ЛДПР Владимира Жириновского, политолог Сергей Марков связал изменение его отношения к Азербайджану с «политической дальновидностью» и «новой тенденцией»: «Превращение врага в друга говорит о ярких изменениях. Я вижу, как критическое мнение многих политиков в связи с Азербайджаном меняется».
Более того, в последнее время, лестные заявления Геннадия Зюганова в адрес Азербайджана, его высказывания об Азербайджане, как о примерной стране, также неслучайны.
 В воздухе, если можно так выразиться, витает атмосфера больших политических решений. Возможно, мы станем свидетелями судьбоносных изменений в уже, набившем оскомину, пресловутом «статусе-кво» вокруг  Нагорного Карабаха. Азербайджан после 1991года прошел великий путь становления независимого государства, не в смысле количества лет, а в смысле качества формирования государственности. История неумолимо доказывает нам, что сохранить независимость гораздо труднее, чем завоевать ее.
Нужно быть готовым к любым испытаниям, учиться преодолевать трудности, и учиться «принуждать  к  дружбе» вероломных  соседей.
Чтобы  быть  добрым, нужно  уметь быть  твердым. И мудрым.
Татьяна Чаладзе
заслуженный  журналист  Азербайджанской  республики
Статья отражает точку зрения автора