среда, 24 декабря 2014 г.

Алиев перешел Рубикон (Alea iacta est)

Автор: Эйнулла Фатуллаев 

Бог, конечно, всемогущ, но иногда надо помогать и ему. А ему может помочь только народ. 11 лет назад Бог избрал сына всемогущего Гейдара Алиева - Ильхама Алиева, который с покорностью принял новый вызов судьбы. Часть летописцев будет убеждать – для того чтобы покорить собственный народ. Другая часть будет навязывать свой вердикт – Алиев пришел чтобы помочь покоренному народу. Но 11 лет назад никому не пришло бы в голову, что именно Алиев-второй откроет новую страницу в правлении первой в истории Республики династической власти. С именем Ильхама Алиева будет связана золотая эпоха Азербайджана – время сильной власти, бремя большой нефти и азербайджанского парадокса. Маленькая страна, волею исторического рока обретшая независимость, зажата в тисках традиционных империй – Руси, Персии, Османского султаната, прочно встав на ноги, гордо бросила вызов сильным мира сего. Чем не парадокс?!


История избрала Ильхама Алиева единственным гарантом того, что эту страну не превратят в кровавую падаль, которую будут грызть все ненасытные хищники земли. Международное преступное сообщество неудержимо разрастается, оно охватывает щупальцами все государства и пытается захватить все самодостаточные государственные организмы. Алиев заслонил собой страну и народ от этих щупальцев. И у него уже нет права на неудачу, ошибку, поражение. Его поражение - это поражение всей страны. Поэтому у него нет права и на передышку, ибо в наше время передышка приходит к государственным деятелям вместе с неудачей, в горьких и тревожных размышлениях по поводу свершенного, а подчас и перед лицом прямой угрозы. Отдых от власти дается только при поражении. Повторюсь, у него уже нет права на передышку и отдых. Несмотря на то, что все эти 11 лет он стоял лицом к лицу с прямой угрозой.

Помните, с каким огнем жесткой насмешки и иронической улыбкой на губах многие воспринимали его первые шаги, восхождение во власть, предрекая сыну Патриарха бесславное правление в стране с предрешенной судьбой? В каждом переулке мерещилась тень отца Гамлета?! Все, включая его свиту, доставшуюся в наследство от великого отца, предрекали ему царствование, но не управление страной. Ведь правителей очень сложно правильно оценить. Их видят либо издалека, либо уж на совсем близком расстоянии… И те, и другие так и не смогли воздать ему должное в первые годы новой эпохи.

Ильхам Алиев победил не только господствующую после отца свиту, злосчастных противников, тайных мятежников, нет, он в первую очередь победил самого себя. Он научился править страной, которую не знал. Он приручил власть, которую тоже не знал. Он слился с государством, которое находилось в историческом зародыше.

Наконец, Ильхаму Алиеву удалось сделать то, что оказалось не под силу даже его великому отцу. Он добился политической консолидации и консенсуса совершенно полярного и протестного общества. Если Гейдар Алиев олицетворял политическое верховенство одного землячества, вызывал восхищение одной части общества и недовольство, а порой непонимание и осуждение другой, то Ильхам Алиев стал политическим лидером всех азербайджанцев. В его стане за его спиной нашли пристанище, если не спасение, самые непримиримые противники его великого отца - от Муталибова до Гамбара, от недовольных трайбов до самой радикальной оппозиции (исключение составили лишь негодяи, ибо с негодяями нельзя договариваться - те не признают никаких правил). И дело не только в черном или желтом золоте – самом прочном металле для скрепления недовольных уст, нет, Алиев убедил свою власть, что президенту нельзя иметь собственную совесть, ему нужна только совесть власти!

Алиев доказал, что в политике побеждает реализм. И еще хладнокровие и Его величество расчет. Он взял верх над романтикой. Алиев как трезвый реалист побеждает в политике и истории, а романтики-ашуги типа Эльчибея - в поэзии и мугаме.

Как ни странно, но за 11 лет правления Алиева у азербайджанского общества так и не появилась третья политическая альтернатива, все тот же неизменный политический водораздел. Разделительная черта между властью Алиевых и 92-ым годом. И знаете почему? Алиев может быть и готов уйти и оставить власть, но только Азербайджан не готов жить без власти Алиева. Ибо в душах все еще живет призрак 92-го года. Может быть поэтому Алиев часто напоминает народу о 92-ом годе – власти плебеев, которые были уверены в том, что Рим все стерпит, а император – шут черни. О позорном правлении гориллоида, который был шутом черни. Алиев знает, что у нас никто ничего не помнит. Память – самое слабое место азербайджанцев, особенно – память на злое.

Хотя многие предрекают Алиеву новую альтернативу – революцию и баррикады, полагая, что новая альтернатива может зародиться спонтанно на площадях. Но разве 92-ой год не был зарожден на площади? Ведь это же была самая совершенная модель революционной весны – за 1-3 месяца страна прошла через все колючие тернии предреволюционной, революционной и постреволюционной эпох, целая история пролетела на наших глазах в один миг. Чем новая революция будет отличаться от минувшей? Ломкой социально-экономической формации, но кто среди нас жаждет социализма? А есть ли другая, новая формация во имя которой свершается ломка прежней системы? Вырождением народной свободы в новую деспотию, а затем наступлением реставрации, так как через все это мы уже однажды прошли. Знаете, какой вопрос часто озвучивают египетские революционеры, снова попавшие в застенки нового диктатора – зачем надо было свергать полковника Мубарака? Чтобы открыть путь к власти новому полковнику Сиси? Те же вопросы в Тунисе, Ираке, Ливии, Украине, Грузии…

Так уж распорядилась история, что Азербайджану уготовили две альтернативы – либо Ильхам Алиев, либо Эльчибей. Этому народу третьего не дано. И я не верю и отталкиваю от себя мысли о появлении среди нас Гавела или Ландсбергиса – интеллигентного лица власти в стране, где еще не завершилась социокультурная революция. В наших странах интеллигентную власть с человеческим лицом надо насаждать. Нельзя полагаться на выбор. Как показала уродливая модель фронтистского государства 92-го года, заросшего социальными лишайниками и водорослями, на выбор народный полагаться слишком опасно и чревато. Не ровен час, как плебс, выражающий волю народа, способен пойти за новым Эльчибеем – тем же лидером исламистов Мовсумом Самедовым - нечто вроде национального а ля Мурси.

А как быть с недовольством в обществе? – возражают все те же отчаянные критики власти и Ильхама Алиева. Политическая философия убеждает, что так уж устроены народы, они не способны любить то, что видят. И большая политика не знает благодарности. Сколько людей презирали Ататюрка при жизни, но как ни странно, они же обожествляли его после смерти! Можно привести не один десяток идентичных аналогий из старой как мир истории человечества. Как бы деяния правителей не шли в ногу с мировой историей, им всегда грозит опасность, что они будут поняты неверно и что благодарности они от народа – небезразличного теста истории, не получат…

Ильхаму Алиеву предстояло править в новом мире в эпоху духовного одичания мирового империализма. И для него неприемлемы унизительная роль сателлита и доспехи государя-вассала. Это первый президент в нашей истории, который не признает неписанного права силы, выраженного в самоуничижительном рабском смирении перед гегемонами. Он может жестко ответить Вашингтону, отказаться от визита в Стамбул, не согласиться с самим Путиным, парировать Израилю, нанести удар по Армении, поставить на место Евросоюз… Это феноменальная храбрость, хрупкое и уязвимое чувство собственного достоинства, неисчерпаемая моральная сила, которыми наделен лидер маленькой и почти непознанной до конца страны на политической карте мира, порой внушает непреодолимую тревогу в те самые сердца сильных мира сего. Он видит себя в числе первых среди равных. А с такими всегда нелегко… Вот почему брошен жребий! Вот почему Алиев перешел Рубикон.
haqqin.az