вторник, 16 сентября 2014 г.

Вильфрид ФУРМАН, профессор Университета Потсдама (ФРГ): «Армянская сторона не готова абсолютно ни к каким уступкам»

Вильфрид ФУРМАН — известный кавказовед, профессор Университета Потсдама, на протяжении многих лет внимательно отслеживающий процессы на Южном Кавказе. В интервью руководителю европейского бюро «Вестника Кавказа» Орхану САТТАРОВУ он поделился своим видением нагорно-карабахского конфликта, событий в Украине и изменений геополитической ситуации в мире. Предлагаем читателям часть их беседы. 


— Господин Фурман, как бы вы оценили последние события вокруг нагорно-карабахского конфликта, в частности встречи между президентами Азербайджана и Армении в Сочи и Уэльсе, которым предшествовали ожесточенные августовские бои в Карабахе?
— Я бы здесь выделил три основных события, на мой взгляд, взаимосвязанных. Во-первых, это встреча президентов в Сочи, инициированная российским президентом Владимиром Путиным. Во-вторых, как вы отметили, американцы попытались также не отставать, организовав встречу Aлиeва и Саргсяна в Уэльсе, где проходил саммит НАТО. И, наконец, 8 сентября Европейский союз обнародовал информацию о выделении средств Армении и Азербайджану в рамках «европейской политики соседства» — до 74 млн евро Баку и до 170 млн евро Еревану. Это событие также нельзя вырывать из общего контекста. Я не согласен с мнением, что ключ от нагорно-карабахского конфликта находится в руках Москвы. Точно так же его нет у ЕС или США. Ключ от решения проблемы находится в руках Азербайджана и Армении.
Если говорить об Армении, то она прилагает максимум усилий, чтобы стереть из памяти все, что связано с учиненным ею геноцидом над азербайджанцами в Карабахе. Для меня это классическая форма геноцида в масштабе региона. Изгнание из региона и истребление целого этноса, можете называть это и этническими чистками, уничтожение культурного ландшафта, всех напоминаний о проживании в этом регионе азербайджанцев — геноцид. Армения обвиняет Азербайджан, но при этом даже не рассматривает возможности допуска изгнанных азербайджанцев обратно в Нагорный Карабах. Иначе говоря, армянская сторона не готова абсолютно ни к каким уступкам.
— Армянская сторона утверждает, что это возможно, но лишь после признания Азербайджаном «независимости НКР»…
— Я вам на это скажу, дайте мне миллион долларов, а за это я завтра приглашу вас утром на кофе… Азербайджан, в свою очередь, постоянно указывает на нарушение собственной территориальной целостности, на четыре резолюции Совета Безопасности ООН, на международное право. Тот факт, что до сих пор не возобновилась полномасштабная война, я как либерально настроенный человек могу только приветствовать. Но, с другой стороны, проблема территориальной целостности Азербайджана также не нашла своего разрешения. Принцип территориальной целостности постоянно подчеркивается в случае с Восточной Украиной или Крымом. Но когда речь заходит об Азербайджане, никто на Западе почему-то не выражает готовности поддержать его в возможной войне для восстановления его территориальной целостности.
— Считаете ли вы схожими вопросы Крыма и Карабаха?
— Эти случаи очень схожи, но в то же время я считаю, что отделение Крыма более легитимировано, поскольку там был проведен референдум, на котором население полуострова получило возможность осуществить свое волеизъявление. В Нагорном Карабахе подобный «референдум» сопровождался погромами, запугиванием и изгнанием азербайджанского населения. Прогнав карабахских азербайджанцев, провести «референдум» и постановить, что армяне поддерживают армян — вот уж действительно большая неожиданность. И аргумент о том, что армяне составляли большинство населения НКАО еще до начала конфликта, никоим образом не может служить оправданием или объяснением геноцида, который они учинили над азербайджанцами. Азербайджан, опирающийся на международное право и настаивающий на восстановлении своей территориальной целостности, не находит искренней поддержки на Западе. Таким образом, он остался довольно одиноким в своем стремлении восстановить суверенитет над Карабахом.
— С чем, на ваш взгляд, связано нежелание Запада оказать поддержку Азербайджану?
— Рискуя пуститься в спекуляции, я все же выскажу осторожное предположение, что это в значительной степени связано с фактором христианской солидарности, который в той или иной мере присутствует во всех западных странах и правительствах. В этом отношении преференции между Азербайджаном и Арменией на Западе распределены неравномерно. С другой стороны, на фоне актуальных событий в Ираке и Сирии, где орудуют религиозные фундаменталисты, общественность на Западе, лишь услышав, что Азербайджан является преимущественно мусульманской страной, составляет о нем соответствующее мнение через призму своего отношения ко всему мусульманскому миру. Тот факт, что Азербайджан является светским государством, отодвигается при этом на второй план.
— Непризнанные власти «НКР» выступили с инициативой переселения курдов-езидов из Ирака в Нагорный Карабах. Как бы вы прокомментировали это предложение?
— Я не верю, что непризнанные власти Нагорного Карабаха руководствовались мотивами гуманизма, выдвигая подобную инициативу. С одной стороны, это классический пиар-ход, чтобы попасть в международные СМИ, улучшить собственную репутацию, добавить себе симпатий и легитимности в мире. С другой стороны, армяне подобным образом пытаются хоть как-то компенсировать отток собственного населения, молодежи из Нагорного Карабаха, поскольку они не имеют там перспектив и будущего. Наконец, с учетом настроенности курдов-езидов против мусульман, в том числе и азербайджанцев, армяне пытаются создать в Нагорном Карабахе еще один оплот против азербайджанцев, используя для этого курдов-езидов. Налицо попытка продолжения одностороннего изменения этнической карты в Нагорном Карабахе, и пресечь ее, кроме как используя дипломатические механизмы и активную работу со СМИ, крайне сложно.
— Официальный Баку уже давно перестал скрывать разочарование и раздражение в связи с позицией Запада в вопросе Нагорного Карабаха. Внешнеполитические предпочтения Азербайджана все больше ориентированы на север, в сторону России. Означает ли это, что европейская интеграция свернута?
— Во многом это зависит от развития событий в Украине, в частности решения вопроса о долгосрочном статусе политического устройства Крыма и Восточной Украины. В ближайшем будущем, на мой взгляд, эти проблемы будут проецированы и на Южный Кавказ. Внутри НАТО будет расти давление американцев, настаивающих на принятии Грузии в Альянс. Абхазия и Южная Осетия вновь окажутся на повестке дня, и давление на Грузию будет неуклонно увеличиваться. Одновременно президент Путин будет давить на Казахстан и Армению, так как он стремится включить Ереван в Таможенный и Евразийский союзы. И здесь ключевым для Армении вопросом является Нагорный Карабах, поскольку Казахстан настаивает на включении Армении в эти союзы исключительно в ее международно-признанных границах, что подразумевает исключение Нагорного Карабаха из процесса. Армения, в свою очередь, приложит максимум усилий, чтобы протащить в ТС и АЭС Нагорный Карабах. И, наконец, остается Азербайджан — страна на «одиноком острове». У Азербайджана фактически есть всего лишь две возможности. Или он, по примеру Грузии, начнет усиленный дрейф на Запад, чем существенно ослабит перспективы вернуть под свою юрисдикцию Нагорный Карабах. Другая альтернатива — Баку фактически отказывается от своих связей с Западом и решается на тесный союз с Москвой и участие в ее интеграционных проектах. Потому что, если Армения войдет в ЕЭС, а Азербайджан этого не сделает, его шансы на возврат Нагорного Карабаха существенно снизятся, так как Баку не сможет влиять на решения, которые будут приниматься Москвой, Астаной, Минском и Ереваном. И вопрос, вступит ли Азербайджан в ЕЭС, точно так же, как это было с Украиной, теперь зависит во многом от того, предпочтет ли Баку динамичные рынки ЕС и инновации или же Нагорный Карабах, который может получить, в лучшем случае, широкую автономию в составе Азербайджанской Республики.
Азербайджанские Известия