среда, 9 июля 2014 г.

Хайко Лангнер о карабахском конфликте

Подписание сразу тремя постсоветскими республиками Соглашения об ассоциации с Евросоюзом законодательно оформило стремление Украины, Грузии и Молдавии интегрироваться в объединенную Европу. Для создаваемого Россией, Казахстаном и Белоруссией Евразийского союза это означает потерю трех его потенциальных членов. На фоне этих событий все чаще звучат разговоры о приглашении в Евразийский союз традиционно внеблокового Азербайджана – страны, однозначно отказавшейся от ассоциации с ЕС и являющейся абсолютным экономическим лидером на Южном Кавказе (на долю Баку приходится 85% совокупного ВВП трех южнокавказских республик). Есть ли у Азербайджана евразийская перспектива, и, если да, то какая она? На этот и другие вопросы "Вестника Кавказа" отвечает берлинский политолог Хайко Лангнер – один из редких немецких экспертов, разбирающихся в тонкостях южнокавказской политики.


- В последнее время на уровне экспертов и СМИ, да и российских политиков, говорится о возможном вступлении Азербайджана в Евразийский союз. Как вы можете прокомментировать эти разговоры?

- В последние недели мы стали свидетелями интенсификации дипломатической деятельности Москвы, которая выразилась в многочисленных визитах высокопоставленных российских политиков в Баку. Среди них были глава МИД РФ, спикер Госдумы и вице-премьер. Это нельзя считать простым совпадением и должно рассматриваться в контексте стратегических размышлений Кремля о том, как ему следует формировать отношения с оставшимися настоящими и потенциальными партнерами.
Подписание Евросоюзом ассоциативного соглашения с Украиной, Грузией и Молдавией фактически стало глубоким проникновением Запада в постсоветское пространство. ЕС в связке с США тем самым долгосрочно и очень далеко прорвался в зону влияния России. Иными словами, США заслали ЕС в российскую зону влияния. И даже включение Крыма в состав РФ не может заретушировать того, что подобное развитие событий стало тяжелым ударом по геополитическим интересам России. На этом фоне Москва старается минимизировать потери, чтобы все же претворить в жизнь свой амбициозный план по созданию Евразийского союза. После подписания Киевом, Кишиневом и Тбилиси ассоциации с ЕС этот процесс получил новую динамику.

- Почему для России важно вступление Азербайджана в Евразийский союз?

- Этому есть несколько причин. Во-первых, Азербайджан в силу своего экономического потенциала, богатства энергетическими ресурсами и важного геостратегического положения является привлекательным партнером. С точки зрения России, участие Азербайджана в Евразийском союзе могло бы компенсировать отход от нее Грузии.
Во-вторых, следует учитывать, что вступление многолетнего российского союзника Армении в Евразийский союз не будет иметь особого смысла, если у нее не будет границ с другими странами-членами союза. У Армении и России нет общих границ, и, таким образом, торговый обмен между ними будет продолжать облагаться пошлинами со стороны третьих стран. Если же Азербайджан станет частью евразийского экономического пространства, то эта проблема отпадет сама собой.
В-третьих, Россия рассматривает Азербайджан в качестве своего традиционного друга и союзника, с которым она хотела бы усилить свои стратегические отношения. В прошлом было зафиксировано немало подобных, вполне искренних сигналов со стороны российских официальных лиц. Представление об Азербайджане в России, в целом, позитивное, а президент Ильхам Алиев пользуется высоким авторитетом, как среди российской политической элиты, так и среди населения. Все эти факторы превращают Азербайджан в естественного адресата для приглашения в Евразийский союз.

- Какую роль играет армяно-азербайджанский конфликт вокруг Нагорного Карабаха в контексте возможного членства Азербайджана в Евразийском союзе?

- Конфликт, однозначно, является преградой на пути членства Баку в Евразийском союзе, и в этом контексте должно быть найдено решение. Москва это осознает очень четко, и недавние высказывания советника Владимира Путина Сергея Глазьева – важный признак того, что, возможно, в скором времени будет зафиксировано определенное движение, и политический срок годности наблюдаемого в конфликте статус-кво для Москвы истечет. Россия в прошлом неоднократно подчеркивала свое желание решить этот конфликт, на практике, однако, оставляла Армении развязанными руки и управляла конфликтом в геополитических категориях, поскольку он, скорее, соответствовал ее интересам. Однако, после крымского кризиса и ухода Украины, Грузии и Молдавии из орбиты политического влияния Москвы, возникла новая ситуация, требующая новых подходов.
Кремль прекрасно осознает, что Азербайджан, рассматривая свое участие в евразийском проекте, запросит российскую поддержку в урегулировании нагорно-карабахского конфликта. По сути дела, это для него на данный момент единственная возможность получить обратно свои территории.
Армения знает это тоже. С военной точки зрения Армения одержала победу в войне за Нагорный Карабах, которая имеет большое психологическое значения для армян. Изменение политического курса Москвы в этом вопросе привело бы, в конечном счете, к ревизии военной победы Армении в той или иной степени. Это объясняет наблюдаемое сейчас в Армении беспокойство, которое, впрочем, довольно близоруко. Разрешения конфликта, при котором Армения бы удержала под своим контролем все территории, а Азербайджан ничего не получил бы назад, в любом случае бы не произошло. И уж точно этого не будет, если Россия хочет сделать из Азербайджана своего стратегического партнера. Следовательно, решение конфликта может быть исключительно компромиссным.

- Окажется ли Россия на этом фоне в состоянии разрешить нагорно-карабахский конфликт?

- Россия, безо всяких сомнений, обладает возможностями и реальной силой, чтобы при наличии соответствующей воли разрешить конфликт. То, что именно Россия обладает решающим словом среди стран-сопредседателей МГ ОБСЕ и занимала до сих пор фактически ветирующую позицию – «секрет Полишинеля». Естественно, Москва не станет полностью сдавать армян в угоду Азербайджану, поскольку это не соответствует, в первую очередь, российским же интересам. Ведь Россия не просто хочет сделать из Азербайджана своего стратегического партнера, но и также не хочет терять Армению в этом качестве. Лишь в этом случае концепция Евразийского союза может быть реализована в регионе. В контексте нагорно-карабахского конфликта это означает, что Азербайджан в определенной степени приобретет, а Армения – опять же, в определенной степени, потеряет. Азербайджанскому правительству это досконально известно, а значит, оно попытается максимально возможно взвинтить цену, чтобы получить обратно под свой контроль как можно больше территорий. В то же время, оно сформирует собственные задачи-минимумы, без достижения которых серьезные переговоры с Россией будут невозможны.
Баку четко понимает, как и почему Грузия потеряла Абхазию и Южную Осетию, а Украина лишилась Крыма. Кстати, в этом контексте не станет сюрпризом, если в ближайшее время Молдова окончательно потеряет Приднестровье. Хотя Москва и не обладает более той силой, чтобы предотвратить разворот некоторых бывших советских республик в сторону ЕС и НАТО, но она всегда может потребовать за это очень болезненную цену.
Впрочем, в случае с Азербайджаном ситуация иная. Вступив в Движение неприсоединения в 2011 году, Баку фактически отказался от членства в НАТО, в значительной степени пойдя навстречу российским интересам. С азербайджанской точки зрения, ход теперь за Москвой в карабахском конфликте.

- И как же может, на ваш взгляд, выглядеть разрешение конфликта между Арменией и Азербайджаном в контексте евразийской интеграции?

- Этот вопрос, вероятно, станет причиной для головной боли в Кремле, поскольку разрешение конфликта очень сложное, хотя и не невозможное. Решение конфликта должно пониматься, в первую очередь, как процесс, требующий согласия обеих его сторон. У меня есть определенные представления о том, как оно может выглядеть, и здесь стоит выделить некоторые фундаментальные элементы.
Во-первых, армянское население Нагорного Карабаха, бесспорно, обладает правом на свободное и безопасное проживание в регионе. Это хоть и не включает претензий на независимость, но предусматривает полное самоуправление во внутренних вопросах и жесткие гарантии безопасности.
Во-вторых, азербайджанские вынужденные переселенцы из семи районов, оккупированных в данный момент армянскими войсками и лежащих за пределами Нагорного Карабаха, равно как и бывшее азербайджанское население Нагорного Карабаха, имеют право на безопасное возвращение в прошлые места проживания. Семь районов за пределами Нагорного Карабаха при этом не могут быть составной частью переговоров по политическому статусу Нагорного Карабаха, поскольку до войны они не относились к автономному региону – именно потому, что там проживали только азербайджанцы. Армянская сторона неоднократно заявляла, что она не имеет претензий на эти районы. В таком случае, должен быть возможен возврат этих территорий Азербайджану, при сохранении безопасного коридора, соединяющего Нагорный Карабах и Армению.
Вопрос о конечном политическом статусе Нагорного Карабаха следует разрешить лишь после долгого переходного этапа, демократическим путем и при участии в процессе обеих общин. Возможно, это может привести к появлению своеобразной конфедеративной автономии с очень высокой степенью, де-факто независимостью Нагорного Карабаха. Возврата к советскому автономному статусу более не будет. Альтернативой может стать согласованный обмен территориями и утверждение новых государственных границ. Число путей урегулирования конфликта, однако, очень ограничено, и все они будут требовать компромиссного подхода. Таким образом, Армения должна сдвинуться с мертвой точки, иначе миру между двумя странами не бывать.

- Какие экономические и политические плюсы и минусы несет в себе гипотетическое членство Азербайджана в Евразийском союзе?

- Если членство в Евразийском союзе приведет к восстановлению в максимальной степени территориальной целостности Азербайджана, то это, безусловно, будет огромным политическим дивидендом. В таком случае, президент Ильхам Алиев сможет добиться того, чего не удавалось даже Гейдару Алиеву. Успешное разрешение проблемы номер один азербайджанского государства будет связано с высоким уровнем поддержки населением дальнейшего президентства Ильхама Алиева.
Вопрос экономической выгоды требует беспристрастного рассмотрения. То, что Азербайджан, в отличие от Грузии, Украины и Молдовы отказался от подписания ассоциативного договора с ЕС, вовсе не случайно. Азербайджан, как и другие упомянутые страны, уже много лет принимает участие в программе «европейского соседства». Причина отказа Баку от подписания договора об ассоциации с ЕС заключается в том, что после объективного анализа азербайджанское правительство пришло к выводу, что экономические выгоды от такого шага чересчур низкие. Это очень реалистичная оценка, которую я разделяю. Договор об ассоциации – это соглашение между неравными партнерами. Азербайджанское правительство своевременно распознало это.
Евразийский союз, напротив, предлагает значительно лучшие возможности для сбыта продуктов потребления и индустрии, которые на европейском рынке были бы неконкурентоспособны в виду различных причин. Слабое место Евразийского союза - это, прежде всего, технологическое отставание и необходимость модернизации экономики входящих в него стран. Как Россия, так и Казахстан являются чистыми поставщиками сырья. Эту проблему можно решить, если реинвестировать средства, полученные от экспорта сырья в диверсификацию национальной экономики. Большие государственные концерны вроде «Газпрома» и SOCAR являются несущими опорами и моторами этой модели экономического развития, нацеленной в большей степени на повышение внутреннего спроса и покупательской способности населения.
Возможные опасения Азербайджана по поводу гипотетической утраты суверенитета в случае вступления страны в ЕАЭС вполне понятны, но, частично, преувеличены. К примеру, Казахстан, несмотря на свое членство в Евразийском и Таможенном союзах, остался независимым государством и может успешно развивать свои отношения с Европой (в частности, Германией) и Китаем. Помимо этого, Баку вполне может попытаться получить для себя особенные условия членства в ЕАЭС с учетом объективных интересов страны. Наконец, Азербайджан мог бы заключить и ассоциативный договор с ЕАЭС в качестве первого этапа на пути к полному членству в организации. Я думаю, что Россия могла бы проявить гибкость и согласиться с различными вариантами, потому что, в конечном счете, она хочет заполучить Азербайджан в качестве стратегического партнера.
Однако сокращение суверенитета и фактический неоколониальный статус Азербайджан не примет. Кремлю следует это понимать и пытаться гармонично реализовывать свои гегемонистские устремления в консенсусе со своими партнерами – так, как это делают США с государствами ЕС на протяжении десятилетий. Это означает, что тесные связи с большой державой должны нести в себе политические и экономические выгоды для меньших партнеров, и при этом они должны иметь кислород, чтобы свободно дышать. Любовь «русского медведя» многие страны в прошлом нашли чересчур удушающей. Но теперь это можно поправить.

Комментарий редакции «Вестника Кавказа»
Сохранение статус-кво в нагорно-карабахском конфликте остается главным препятствием восстановления инфраструктуры 20% азербайджанской земли, развития экономики нагорного и равнинного Карабаха, что очевидно необходимо для повышения уровня жизни проживающих там армян, курдов, азербайджанцев.
О том, что армяне, проживающие в Карабахе, - граждане Азербайджана, неоднократно заявляли представители высшего руководства этой страны. Азербайджан - в отличие от Армении - не мононациональное государство, и там наряду с представителями других национальностей проживают армяне.
Сегодня многонациональный Азербайджан - единственная страна, кровно заинтересованная и реально способная восстановить экономику всей оккупированной территории, разоренной радикальными националистами и вандалами. Баку сейчас способен сделать то, чего Еревану не удается уже в течение 20 лет.
Сравнительный анализ экономик Армении и Азербайджана, позволяет говорить о том, что только в составе Азербайджана население Нагорного Карабаха, в частности армяне, может выйти из экономического кризиса и начать жить нормальной жизнью.