вторник, 11 марта 2014 г.

Почему Карабах - не Крым?

В то время, пока на фоне приближающегося референдума в Крыму западные страны и Россия продолжают консультации друг с другом и с иными центрами мировых сил по украинскому кризису, государства Южного Кавказа заняли симптоматичную позицию: если Грузия активно поддерживает территориальную целостность Украины, видя в крымской ситуации отражение событий августа 2008 года, то Азербайджан и Армения сохраняют нейтралитет, в своих немногочисленных официальных сообщениях ограничиваясь призывами к миру.

При этом, что характерно, Интернет за последнюю неделю наполнился публицистикой, в которой Крым сравнивается с Нагорным Карабахом. На поверхностном уровне, разумеется, можно сравнивать любые ситуации, в которой идет речь об отделении от государства одной из его частей, к примеру, британский посол в Азербайджане Ирфан Сиддиг на прошлой неделе предложил провести в Нагорном Карабахе референдум о самоопределении, наподобие того, что будет в ближайшие полгода проведен в Шотландии. Последовавшие в ответ детальные объяснения экспертов принципиальных различий двух ситуаций вкупе со сдержанной позицией руководства Азербайджана и Армении по Крыму навели на мысль, что и в различиях между конфликтными процессами на Южном Кавказе и украинским кризисом следует разобраться.

Сразу же следует отметить, что Крым, независимо от исхода референдума, не пойдет по пути Карабаха: ключевой момент, который упускают либо замалчивают многие комментаторы, заключается в том, что крымчане в это воскресенье будут выбирать между автономией в составе Украины и вхождением на правах субъекта в РФ. О самопровозглашенной независимой республике Крым, как это произошло в Нагорном Карабахе в 1991 году, речи не идет, полуостров в любом случае останется частью той или иной страны. Это же, кстати, принципиально отличает крымский процесс и от Приднестровья, и от Абхазии и Южной Осетии, чьей целью всегда была только независимость от Молдавии и Грузии соответственно.

Этот аргумент останавливает все дальнейшие рассуждения, ведущиеся в плоскости легитимизации де-факто властей Нагорного Карабаха, однако его можно дополнить множеством других. Так, Нагорный Карабах, в отличие от Крыма, находится в центре Азербайджана, при этом его территория в свое время была насильственно моноэтнизирована, а все неармянское население изгнано бандитскими формированиями с нарушениями как прав человека, так и международных норм. Если в Крыму в референдуме будет участвовать все местное население - не только русские, но и украинцы, и татары, и остальные национальности полуострова, то в Карабахе это невозможно без учета мнения десятков тысяч беженцев, которых сначала нужно вернуть на родные земли, прекратив военную оккупацию Карабаха.

Более того, с точки зрения международного права, референдум в Карабахе попросту невозможен. "Принцип самоопределения не распространяется на победителей в войне, совершивших насильственный действия, сопровождавшиеся этническими чистками, массовыми убийствами, геноцидом. Созданное с помощью силы искусственное образование не имеет права на жизнь. Оно может некоторое время существовать при помощи силы и армии, но, по сути, не имеет никакого правового обоснования", - раскрыл ключевую загвоздку нагорно-карабахских притязаний на независимость профессор Потсдамского университета Вильфрид Фурман в недавнем интервью "Вестнику Кавказа". А ведь именно с этнических чисток и началась история нагорно-карабахского конфликта.

Есть у Крыма и Карабаха и другое важное отличие. Полуостров определяется со своим статусом, так как недоволен экономической ситуацией в Украине, в то время как фактически контролирующая Нагорный Карабах Армения сегодня находится в экономически тяжелом положении. Если на подобном нелигитимном "референдуме" современное население автономии и сделает выбор в пользу присоединения в том или ином виде к Армении (что, напомним, было изначальной задачей разжигателей конфликта), то не из экономических, а, опять же, из националистических политических интересов, с конца 80-х годов прошлого века препятствующих развитию как армянского народа, так и всего региона в целом.

В итоге, то, что 16 марта этого года произойдет в Крыму - волеизъявление местного населения, мирным образом организованное легитимными властями - нереализуемо в Нагорном Карабахе, жители которого насильно изгнаны на сопредельные территории, а земли находятся под оккупацией войск другого государства. Несмотря на попытки западных СМИ представить картину иначе, сегодня в Крыму мир, в то врем Карабах уже третий десяток лет находится в состоянии войны, во время которого процедуры плебисцита недействительны.
Вестник Кавказа