понедельник, 2 декабря 2013 г.

ТАР изменит правила игры в сфере энергобезопасности Европы - управляющий директор

В июне 2013 года консорциум "Шах Дениз" выбрал проект Трансадриатического газопровода (TAP) в качестве маршрута для транспортировки азербайджанского газа в Центральную Европу. Управляющий директор ТАР Кьетил Тунгланд рассказал в интервью, опубликованном в британской "The Independent" и немецкой "Die Welt", о преимуществах проекта ТАР и о важном значении "Южного газового коридора" для энергетической безопасности Европы.
- Какие факторы сыграли ключевую роль при выборе TAP в качестве "Южного газового коридора"?
- Это был длительный процесс, однако надо отдать должное консорциуму "Шах Дениз", который при рассмотрении проектов опирался на объективные критерии, что позволило ему принять решение в пользу ТАP. Мы всегда считали, что ТАР является хорошим проектом в силу целого ряда факторов, в первую очередь коммерческих и технических. Этот маршрут не только самый короткий, но и экономически наиболее выгодный, и он также включает Италию - третий по величине рынок газа в Европе.

Кроме того, немалую роль в этом успехе также сыграли наши акционеры "E.ON" и "Statoil", являющиеся мировыми лидерами в области разработки и реализации подобных проектов. С их помощью мы смогли продемонстрировать необходимые для строительства TAP технические возможности. Кроме того, их совокупный финансовый баланс позволяет ТАP быть единственным трубопроводом, который не зависит от государственных субсидий, что в период глобальной рецессии стало важным фактором.
Мало того, что нам не требуется финансовая поддержка, но мы также смогли показать, что газопровод принесет огромную пользу регионам, по которым он будет проходить. Мы ожидаем, что стоимость ТАP в Греции составит примерно 1,5 миллиарда евро, что будет одной из крупнейших иностранных инвестиций в эту страну. По нашим подсчетам, в Албании только за время строительства будут созданы две тысячи рабочих мест. Разумеется, поставки газа будут способствовать снижению цен на энергоносители и повышению энергетической безопасности Юго-Восточной Европы.
- Какие европейские страны оказали Вашему проекту наибольшую политическую поддержку? Каковы были Ваши ключевые аргументы в том, что ТАP выгоден для энергетической безопасности Европы?
- Возможно, в самом начале и существовало мнение, что TAP не пользуется такой политической поддержкой, как некоторые конкурирующие проекты. Но мы проделали огромную работу, чтобы изменить это и доказать, что мы можем добиться тех же целей, что и наши конкуренты, будь то диверсифицикация поставок газа в Европу, или газификация Юго-Восточной Европы.
В результате и Европейская комиссия, и США заняли нейтральную позицию в вопросе выбора маршрута, в то время как правительства стран, по которым будет проходить газопровод (Греция, Албания и Италия), полностью поддержали TAP, увидев в нем средство достижения своих стратегических целей в области энергетики. Очень быстро удалось заключить различные межправительственные соглашения, например соглашение между Италией, Грецией и Албанией было подписано в феврале этого года. ЕС и национальные регулирующие агентства Италии, Греции и Албании договорились об освобождении TAP от обязательного свободного доступа третьих сторон. Также были заключены договоры с правительствами Албании и Греции, по которым пройдет трубопровод. Таким образом, страны, по которым будет проходить газопровод, сыграли решающую роль в изменении баланса политической поддержки проекта. И я хотел бы выразить признательность за ту огромную поддержку, которую они оказали в прошлом году.
- Каков приблизительный срок реализации TAP и "Южного газового коридора"?
- Что касается сроков, то мы осознанно синхронизировали наш проект с графиками поставок консорциума "Шах Дениз". Когда начнется закачка газа в TAP, что ожидается в 2019 году, мы будем готовы к его отправке на рынки Юго-Восточной Европы, Италии и далее - в Западную Европу.
- Начальная пропускная способность ТАР - 10 миллиардов кубических метров в год, в то время как, согласно прогнозам, добыча азербайджанского газа составит 50-60 миллиардов кубометров к 2030 году. Есть ли в проекте ТАР возможность для увеличения пропускной способности?
- Консорциум "Шах Дениз" не скрывал, что при принятии решений коммерческие факторы играли чрезвычайно важную роль. Поэтому с самого начала большое внимание уделялось созданию наиболее выгодного с экономической точки зрения трубопровода. Когда "Шах Дениз" начнет действовать, TAP будет готов к прокачке 10 миллиардов кубометров в год. Когда поставки газа увеличатся, то трубопровод сможет прокачивать больше (за счет дополнительной компрессии) - до 20 миллиардов кубометров и выше, но это потребует дополнительных затрат.
Конечно, вероятно, что один только Азербайджан обладает намного большими запасами, не говоря обо всем Каспийском регионе. Это - одна из причин того, почему TAP и "Южный газовый коридор" так важны. ТАР - это первый проект, открывающий новый маршрут транспортировки энергоносителей в Европу.
- Существуют ли планы подключить TAP к другим европейским странам, в частности в Юго-Восточной Европе? Какую роль сможет сыграть TAP в обеспечении энергетической безопасности Великобритании?
- Мы всегда говорили, что одной из наших сильных сторон является то, что ТАР изменит правила игры в сфере повышения энергетической безопасности Европы. Это в первую очередь касается Юго-Восточной Европы, где мы работаем над обеспечением поставок газа через различные региональные трубопроводы - как существующие, так и трубопроводы, строительство которых планируется. Например, трубопроводы в Болгарию и Ионическо-Адриатический газопровод, который соединится с ключевыми западно-балканскими странами. Показателем того, насколько азербайджанский газ и TAP важны для Юго-Восточной Европы, является тот факт, что в начале лета 2013 года Албания, Босния-Герцеговина, Хорватия и Черногория подписали меморандум о взаимопонимании в поддержку TAP.
TAP, вероятно, также окажет влияние на Западную Европу и сможет помочь в снижении цены на газ за счет усиления конкуренции. Достигнув Италии, TAP будет подключен к газовой сети Snam Rete, откуда газ может подаваться в Швейцарию, Францию, Австрию, Германию, Бельгию и Великобританию через различные системы трубопроводов. Кстати, некоторые из них управляются одним из наших новых акционеров - компанией Fluxys. С появлением все большего количества связанных друг с другом газопроводов европейский энергетический рынок станет еще более интегрированным, и я уверен, что в результате этого в будущем азербайджанский газ будет поставляться в Великобританию.
- Существуют ли какие-либо дополнительные препятствия для поставок азербайджанского газа европейским потребителям? Если да, то как Вы планируете преодолеть эти препятствия?
- Одной из основных проблем является то, что нам на самом деле нужно строить трубопровод. Ни у кого не должно быть иллюзий относительно сложности этой задачи. Нам предстоит строительство почти 900 километров трубопровода в трех странах, в том числе и под водой.
Но по причинам, о которых говорилось выше, мы абсолютно уверены, что мы сможем построить трубопровод. Да, это проблема, но мы уверены, что справимся.
- Как, по Вашему мнению, повлияют азербайджанский газ и "Южный газовый коридор" на энергетическую безопасность Европы с учетом того, что большая часть поступающего в Европу газа импортируется из России, Алжира и Норвегии?
- Мы твердо уверены, что ТАР станет фактором, который изменит правила игры в энергетической индустрии Европы. Он откроет новый коридор, идущий с юго-востока и создающий маршрут для новых поставок. При этом он начнет процесс улучшения диверсификации и надежности поставок для Европы, поможет создать более мобильный газовый рынок и усилит конкуренцию в энергетическом секторе.