понедельник, 23 ноября 2020 г.

Aygül Məhərrəm, fb: Цена победы огромна

 Неспособные осилить многобукв могут пройти мимо. Не хочется экономить слова. Так что статус для тех, кому важен его посыл.

Мы потеряли тысячи наших сильных, красивых, здоровых и талантливых детей в этой войне.
Все эти невосполнимые потери на совести ее зачинщиков, отравленных идеями своих фашистских предводителей, которым они ставят памятники, и на которых молятся.
Мне бесконечно жаль всех наших шехидов, наших воинов-освободителей, благодаря которым нам посчастливилось дожить до этого дня.
Я счастлива, что не теряла надежды ни на минуту, несмотря на все заверения, что поезд уже ушел, и нужно смириться с тем, что Карабах уже никогда не вернется.
Много лет моей подписью было и есть высказывание одного арм@го военачальника, понимающего, что проиграть битву не означает проиграть войну:
"Тема Нагорного Карабаха далеко не исчерпана. Рано или поздно, если только какой-нибудь метеорит не уничтожит половину населения земного шара, азербайджанцы все равно попытаются решить этот вопрос."
Мы успели.
Успели до того, как метеорит уничтожит половину населения земного шара.
Цена победы огромна.
Мы заплатили за нее нашим золотым генофондом.
Казалось бы, мы должны были выработать броню и постараться относиться к этим потерям как к чему-то неизбежному, без чего не может обходиться ни одна война в принципе.
Пока не получается. Слишком тяжела потеря, слишком велико горе.
Но за несколько дней, прошедших после прекращения огня, мы уже начали думать категориями мирного времени, пытаясь смотреть в завтрашний день с надеждой и оптимизмом.
Мы даже научились не обращать внимания на вселенский плач, поднятый "демократической" общественностью и штатными пропагандистами зомбоящика по поводу необходимости защиты христианских ценностей на азербайджанской земле.
Так, как будто бы остальные ценности в защите не нуждаются.
Под остальными ценностями я подразумеваю человеческую жизнь.
Ту самую жизнь, которую сегодня потерял наш офицер, полковник Бабек Самидли, подорвавшийся на мине, заложенной агонизирующими оккупантами.
Вот такая вот гримаса войны.
Оккупанты покидают наши земли, оставляя за собой кровавый след, уносящий наших любимых.
А мы будем оправдываться за то, что еще не совершали, но нам на всякий случай погрозили пальчиком, чтобы и не вздумали совершать.
Превентивно, так сказать. Мало ли чего можно ожидать от вандалов.
А пока мировая общественность грозит нам пальчиком, я задаюсь вопросом - кто обратится в "ЮНЕСКО" по поводу сохранения лучшего памятника жизни на земле - человека?
Кто нам вернет нашего полковника, погибшего от рук настоящих вандалов?
Кто погрозит пальчиком любителям закладывать мины, жечь леса и сжигать зверей заживо в хлеву, чтобы они не достались азербайджанцам?
Кто ответит за расстрелянные оккупантами памятники великих деятелей азербайджанской культуры, которых подарила миру карабахская земля?
Превентивно уже не получится, это свершившиеся факты.
Я не в обиде ни на кого. Предпочитаю искать вину в нас самих, а не в окружающих.
Где-то упустили момент, где-то поленились, где-то проявили равнодушие, где-то непрофессионализм - причин может быть масса.
Одна из них в том, что рядом с каждым из сочувствующих ИМ есть хоть один из них, кто ест с ними из одной тарелки, пьет из одного стакана и ходит с ними на один унитаз.
А это, сами понимаете, святое дело.
И забвению не подлежит.
Мы же варимся в своем соку.
Ломаем копья в своем сегменте, пишем письма, обращения, крики души, но делаем все это спорадически, разрозненно, без четкой стратегии и тактики ведения информационной войны.
Мы ищем среди нас тех, чьи голоса прозвучат на весь мир, чтобы от них нельзя было отмахнуться, чтобы их обязаны были выслушать и взять на вооружение их аргументы.
Если среди нас нет личности подобного масштаба в одном лице, то мы сами, каждый в отдельности и все вместе, должны ею стать - слепить ее из множества других, стать единым кулаком и бить им точечно, направленно, как это делали наши беспилотники.
А если надо, стать нашими спецназовцами, взбирающимися по отвесным скалам Шушинской крепости, считающейся неприступной, но покоренной силой духа и беспримерным мужеством азербайджанского спецназа.
Освобождение Шуши войдет в историю как пример того, как неприступное становится доступным, когда есть мотивация, самоотверженность и готовность идти до конца, вкупе с высочайшими воинскими навыками и профессионализмом.
За короткое время этого достичь невозможно. Мы готовились к освободительной войне 30 лет, а наши противники в это время вели войну в информационном пространстве.
Так что все справедливо - каждый побеждает в том, в чем он сильнее.
Меня наша победа как-то больше устраивает. А вас?