среда, 14 октября 2020 г.

Ильхам Алиев дал интервью турецкому телеканалу Haber Global

 12 октября Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев дал интервью турецкому телеканалу Haber Global.

-Добро пожаловать на телеканал Haber Global. У нас чрезвычайно важный гость. Как Вам известно, Азербайджан ведет Отечественную войну. Таким образом, на поле боя наблюдается стремительное, но выдержанное продвижение Вооруженных сил Азербайджана. Прекращение огня, напряженные дипломатические процессы, особенно после атак, совершенных Арменией вчера, сразу после объявления прекращения огня, активность на поле боя и за столом переговоров. Естественно, за всем этим пристально следит Президент Азербайджана Ильхам Алиев, который уделил нам время, несмотря на напряженность. Добро пожаловать, господин Президент.

-Спасибо.

-Прежде всего, хотелось бы начать со вчерашнего нападения, последней ситуации на поле боя и за столом переговоров. С одной стороны, нам известно, что Вы осуществляете напряженную дипломатическую деятельность. Еще раз благодарим Вас за то, что при таком напряженном графике работы уделили нам время.

Вчера мы видели реакцию на атаку на гражданское население. Однако, в частности, в зарубежной печати наблюдается совершенно иной подход, своего рода пропагандистская война диаспоры. Прежде всего, какова сложившаяся ситуация?

-Конечно, мы на протяжении многих лет сталкиваемся с черной пропагандой. Тому имеется несколько причин, одна из которых - деятельность армянских диаспорских организаций в некоторых странах. Мишенью этой деятельности является Азербайджан. В их повестке дня постоянно находятся такие цели, как очернение Азербайджана, распространение лжи об Азербайджане и, таким образом, подрыв имиджа нашей страны.

Армянские диаспорские организации и их покровители, мировое армянство развязали информационную войну против Азербайджана и в связи с последними боями. Как результат, сегодня в мировой печати во многих случаях публикуется искаженная информация. Поэтому мы должны прилагать большие усилия для доведения азербайджанских реалий до мировой общественности. В этом плане хочу выразить особую признательность представителям турецкой печати, так как ведущие телеканалы, другие медиа органы Турции, можно сказать, ежедневно днем и ночью доводят до мира правду об этом конфликте.

Можно сказать, сразу после введения режима прекращения огня Армения продолжила свои гнусные действия. Мы на некоторое время остановились, потому что мы верны своему слову. Мы надеялись, что раз уж объявлено прекращение огня, то после этого нагорно-карабахский вопрос будет урегулирован политическими путями. Потому что мы считали, что военная стадия уже завершилась, агрессор получил урок на поле боя и теперь, считаясь с реальностью, продемонстрирует позитивный подход в дипломатической плоскости. Но, к сожалению, мы не увидели этого, и прекращение огня, которое вступало в силу с 12 часов, было нарушено Арменией.

Как вам известно, после этого ночью было совершено чудовищное преступление против гражданских лиц. Гянджа подверглась бомбардировке. Город был обстрелян ракетами «Точка-У», в результате чего погибли и получили ранения гражданские лица.

Это – очередное проявление уродливого лица армянского фашизма. Мировому армянству, покровителям и попечителям Армении, исламофобским кругам не удастся скрыть это преступление, так как все уже налицо. Вчера были заявления для печати, организованные на месте происшествия. А сегодня отправившиеся туда представители зарубежных посольств все видят своими глазами. Они еще раз видят, кто является зачинщиком конфликта, кто проводит агрессорскую политику, кто совершает преступления против гражданского населения. Армения - террористическое государство, фашистское государство, что еще раз показало это преступление против человечности.

-Фактор, на который Вы сейчас обратили внимание, очень важен. Мы работали во многих направлениях зоны операций, где Турция ведет борьбу с террором. К примеру, ПКК подвергала ракетному, артиллерийскому обстрелу наши города. Мы знали, что это дело рук террористической организации. Я говорил об этом и во вчерашнем нашем вещании, - действие, не совместимое с человечностью, совестью, логикой. Ранее в своем обращении к народу Вы сказали, что звонят, в частности, в Россию, просят о прекращении огня. Прекращение огня достигнуто, тогда с какой логикой и для чего совершается это нападение. Как бы Вы ответили на этот вопрос?

-Здесь, в первую очередь, надо учитывать террористическую сущность Армении, потому что они терпят поражение, проигрывают на поле боя. Победоносная Азербайджанская армия ежедневно добивается новых военных успехов. Можно сказать, ежедневно от оккупации освобождается какой-нибудь город или какое-нибудь село, или же территория сел берется под контроль. Сегодня могу сказать, что несколько населенных пунктов находятся под нашим полным контролем. Просто мы еще не вошли в эти населенные пункты, так как с военной точки зрения в этом нет необходимости. Но через определенное время мы выступим с очередными объявлениями. Армения терпит поражение на всех направлениях по всему фронту, поэтому пытается выместить зло, горечь поражения на гражданских лицах. Это их натура. Те, кто учинил Ходжалинский геноцид, совершил и это нападение на Гянджу.

Виновным в нападении на Гянджу является военно-политическое руководство Армении. По имеющимся у нас данным, это решение было принято лично Пашиняном. Мы располагаем точной информацией о том, что Пашинян в настоящее время переживает очень тяжелые психологические потрясения. Его морально-психологическое состояние очень напряженное, и он принимает неадекватные решения. К примеру, они совершили несколько попыток вновь оккупировать Гадрут. Сегодня утром мне сообщили, что минувшей ночью большая группа прибывших из Армении коммандос попыталась вновь оккупировать Гадрут. Хотя со стратегической точки зрения это не представляет для Армении особо важного значения - просто для того, чтобы сделать там селфи или же отчитаться перед своим населением. Азербайджанская армия обезвредила это подразделение, и потери, которые этой ночью понесла там Армения, - это исключительно жертвы безответственной и хищнической политики Пашиняна.

Это их тактика, так как они привыкли к тому, что их всегда будут поддерживать на мировой арене. К сожалению, мировое армянство, его покровители, исламофобские круги обладают самыми мощными позициями в мире. Они всегда поддерживали Армению и их агрессорскую политику против нас, защищали их. Распространяли несусветную ложь об Азербайджане, пытались представить азербайджанцев как агрессоров. Но сегодня, в век интернета, им очень трудно это сделать, так как уже есть нетрадиционные средства печати, есть интернет, и доведение информации не представляет большой трудности. Поэтому сегодня они уже не обладают прежними позициями и в информационной борьбе. А мы находимся на правильном пути. Мы правы с точки зрения как международного права, так и исторической справедливости. Мы находимся на своей земле, сражаемся на своей земле. Если армянские солдаты покинут наши земли, то и этому конфликту будет положен конец.

-Вы сказали о международной общественности, Запад как-то не особо отреагировал на это нападение. Был ли ожидаемый протест? Вчера на заседании, проведенном господином Гаджиевым с атташе, мы также стали свидетелями такой картины. Он трижды сказал: спрашивайте, мы ответим, разъясним вам реальное положение вещей. Никакого ответа.

-Мы не особенно и ждали, да и необходимости в этом нет, потому что на протяжении многих лет мы видели, что они не хотят слышать правду или пытаются завуалировать ее, искажают данные, реальные факты. Причин этого достаточно много. Поэтому наша основная работа заключалась в том, чтобы решить данный вопрос, восстановить историческую справедливость, свою территориальную целостность. У нас достаточно сил для этого.

Конечно, поддержка, оказанная с первых дней, первых часов братской Турцией, четкие заявления моего брата, уважаемого Президента Реджепа Тайипа Эрдогана, а также заявления других высокопоставленных лиц оказали Азербайджану моральную поддержку, а также показали всему миру, что Турция находится рядом с Азербайджаном. Иначе этот конфликт между Арменией и Азербайджаном мог бы охватить более широкую географию.

-Ожидаете ли Вы устойчивого прекращения огня? Оно постоянно нарушается, хотя было достигнуто после 11 с половиной часов переговоров в Москве. Вчера мы, журналисты, стали свидетелями того, что Баку проявляет большое терпение.

-Да, мы проявляем терпение. Конечно, после такого варварского обстрела Гянджи это возмущает каждого азербайджанца, требуется адекватный ответ. Но мы даем ответ на поле боя. Мы отомстили на поле боя за вчерашние потери. Наше отношение таково: мы никогда не воевали и сегодня не воюем с гражданскими лицами. Это – одно из качеств, отличающих Азербайджан от Армении. Поэтому для обеспечения устойчивого прекращения огня Армения, в первую очередь, должна понять, что освобожденные от оккупации земли они больше не увидят и не вернутся туда. Для них это совершенно невозможно. Что бы ни говорили, как бы их ни поддерживали, этого не будет. Мы пришли на эти земли, это земли наших предков. Ни одна сила не сможет выбить нас оттуда. Чем раньше они это поймут, тем лучше для них, потому что для устойчивого прекращения огня обе стороны должны быть привержены ему. Мы привержены этому. Мы соблюдали прекращения огня, вступившее в силу с 12 часов дня, но, увидев, что Армения нарушает его, естественно, мы не могли не отреагировать. Мы должны защищать себя. Таким образом, можно сказать, прекращение огня вступило в силу, но в реальной жизни не произошло.

-Получаете ли Вы сигналы об отступлении, по крайней мере, в данной точке? В связи с отступлением с наших земель.

-Нет, мы не получаем такого сигнала, и никто не может нам дать такой сигнал. Это противоречит международному праву и исторической справедливости. Такого сигнала не было. Есть сигналы о том, что остановите. Есть сигналы о том, что не продвигайтесь больше вперед. Есть сигналы об обеспечении прекращения огня. И мы говорим: хорошо, пусть будет обеспечено прекращение огня, но параллельно необходимо разрешить вопрос мирным путем.

Считаю, что достигнутые в Москве договоренности полностью отвечают нашим интересам, так как в нем, в первую очередь, предусматривается обмен на гуманитарной основе телами погибших, пленными. Мы хотели этого с первого дня. Но Армения не шла на это. Есть и другие очень важные политические моменты. Один из них – восстановление переговоров, обсуждений, продолжение субстантивных переговоров на основе базовых принципов. А базовые принципы отвечают нашим интересам, так как они предусматривают вывод армянских вооруженных сил с оккупированных земель. Там указано, что на первом этапе армянские вооруженные силы выводятся из пяти районов, на втором – еще из двух районов. После этого, естественно, все вынужденные переселенцы возвращаются в регионы, где жили раньше. А это означает, что наши вынужденные переселенцы вернутся и в Шушу, и в Ханкенди, после чего может быть обеспечено политическое решение данного вопроса.

Другой вопрос заключается в том, - Армения всегда не очень хорошо воспринимала это, - что формат переговоров остается неизменным. Руководство Армении и премьер-министр Пашинян всегда говорили о том, что Азербайджан должен вести переговоры с так называемой «Нагорно-Карабахской республикой». Но мы выступали против этого. Включение туда такого пункта опять же отвечает нашим интересам.

Поэтому уже есть все возможности, все основания для перехода от военного этапа к дипломатическому, политическому этапу. Что же касается вопроса соблюдения Арменией прекращения огня, то надеюсь, что новые успешные операции победоносной Азербайджанской армии вчера и этой ночью заставят их сделать это.

-С 27 сентября, когда началась эта Отечественная война, Вы говорите о возможности решения данного вопроса в рамках нового формата, с более активным участием Турции, о том, что этот вопрос может быть решен совместно Россией и Турцией. Но о Турции в заявлении Лаврова не говорилось. Из его заявления следовало, что в дальнейшем переговоры вновь будут продолжаться в рамках Минской группы ОБСЕ. Как, в какой форме и когда Турция окажется за столом переговоров? Говорилось ли об этом?

-Конечно, это – наша позиция. Я неоднократно говорил об этом. Еще раз хочу сказать, что Турция обязательно должна играть активную роль в политическом урегулировании данного вопроса. Мне также известно, что некоторые турецкие органы печати пишут, мол, почему Турции не было в Москве. Естественно, на нынешнем этапе это не предусматривалось. Да и перед Турцией не стояла такая задача. Это – не процесс переговоров. Это просто прекращение огня на гуманитарных основах. То есть, это не было мероприятием, организованным для проведения переговоров. До сегодняшнего дня переговоры ведутся в рамках Минской группы. Однако эти переговоры неэффективны и не дали никакого результата. На протяжении почти тридцати лет нам путем переговоров не вернули ни сантиметра земли. Поэтому я тоже абсолютно справедливо сказал, что Минская группа была сформирована в 1992 году, и у нас нет никакой информации о том, на каких основах она была сформирована. Если взглянуть на состав Минской группы, то можно увидеть, что в нее входят и страны, расположенные далеко от этого региона, не имеющие с ним никакой связи и никогда не интересовавшиеся конфликтом. Их присутствие там носит формальный характер. Хорошо, если мы хотим урегулировать этот конфликт, - а мы хотим этого, - то должны быть такие страны, которые обладали бы и силой, и влиянием, и чтобы этот состав не был односторонним. Обратите внимание на деятельность армянских диаспор в странах, являющихся сейчас сопредседателями Минской группы. Во всех трех странах армянские диаспорские организации обладают большими политическими возможностями. Благодаря этим политическим возможностям они влияют на должностных лиц данных стран. То есть, насколько это справедливо? Почему бы и Турции не быть сопредседателем, она и так член Минской группы. Поэтому наша политика вполне логична, в ней есть подход, рассчитанный на результат.

Геополитические реалии изменились. Нельзя сравнивать ситуацию в 1992 году с нынешней. Сегодня Турция является силовым центром не только в регионе, но и в мировом масштабе. Многие на Западе не хотят принимать этого, это их раздражает. Они привыкли к тому, что, к сожалению, в прошлом веке порой их слова имели высокую ценность в турецкой политике. Но сегодня Турция проводит абсолютно независимую политику и превратилась в силу в мировом масштабе. Какой вопрос в нашем регионе решается без Турции? Посмотрите, Турция говорит свое слово в Сирии, в Ливии, на Среднем Востоке, в нашем регионе, и это - реальность. С ней надо считаться.

Я не могу сказать, когда начнутся переговоры, так как поскольку Армения нарушает нынешнее прекращение огня, то не верю, чтобы она была искренней на переговорах. Но в любом случае де-юре или де-факто Турция обязательно должна участвовать в урегулировании данной проблемы. Она и так участвует, потому что не секрет, что сегодня мы регулярно проводим консультации с Турцией. С начала данных процессов – с 27 сентября по настоящее время мы находимся в постоянном контакте. Высокопоставленные представители Турции находятся в тесном контакте с главами государств и правительств многих стран. Поэтому это – уже реальность. Просто мы должны превратить реальность де-факто в реальность де-юре.

-Вы сказали «Почему в системе сопредседательства не должно быть Турции, она должна быть». Спрошу для большей ясности, но ссылаясь на Вас. Ранее в обращении к народу Вы использовали такие выражения – мы изменили статус-кво, линии соприкосновения больше нет, мы ее прорвали. Если подробно остановиться как на участии Турции в новых переговорах, так и этих Ваших словах, что Вы имели в виду? Какой статус-кво отныне будет создан Баку?

-Знаете, на протяжении многих лет мы прилагали большие усилия, чтобы добиться от сопредседателей заявления в связи этим. Наконец, около 7-8 лет назад на уровне президентов Америки, России и Франции несколько раз прозвучало заявление о том, что статус-кво неприемлем и должен быть изменен. Мы приветствовали это. Я тоже несколько раз заявил в связи с этим, что это очень позитивный подход. То есть, это означает, что армянские вооруженные силы должны покинуть наши земли. Изменить статус-кво должна Армения, так как мы не оккупировали армянские земли. Как мы можем изменить статус-кво? Это стало своего рода месседжем, сигналом Армении. Но, к сожалению, это и другие заявления – таких заявлений было несколько – повисли в воздухе. Что мы стали слышать после этого? В последнее время сопредседатели отступили от этих своих слов. Что они говорят сейчас? Говорят, что статус-кво неустойчив. Но здесь большая разница. Статус-кво должен быть изменен, то есть, Армения должна покинуть земли. Статус-кво неустойчив, то есть, нестабилен, значит, они просто констатируют это как факт. В таком случае Азербайджан сам изменил статус-кво – на поле боя. Статус-кво больше нет. Населенные пункты и села Агдеринского, Физулинского, Джебраильского, Гадрутского районов уже освобождены. О каком статус-кво может идти речь? Ни о каком. Линия соприкосновения? Ее нет. Понятно, что существовавшая линия соприкосновения была создана на основе глубоких военных знаний. У Армении в то время не было никаких военных знаний. Это надо открыто признать. То есть, низкий авторитет Армении создает для них очень серьезную проблему. Для них линия соприкосновения должна была быть очень короткой и ровной. Так и было сделано. У них не хватило бы ума на это. Это сделали их советчики. Если посмотрите на прежнюю линию соприкосновения, то увидите, что она имеет горизонтально-вертикальную форму. Вот такую, ровную. То есть, оборонять ее очень легко. Их позиции в основном находились на холмах. Взять их, то есть разрушить укрепления, было очень сложно. Сейчас линии соприкосновения нет. Мы прорвали ее с нескольких направлений – с севера, юга, а затем – с востока. О какой линии соприкосновения уже может идти речь? Ее нет! Спасительная миссия Азербайджанской армии продолжается. Ежедневно мы освобождаем новые позиции. Неважно, являются эти позиции селом или городом. Пусть будет холм, гора – они важнее села и города. В города мы и так вернемся. Основная задача для нас – занять стратегические высоты. Сегодня все окрестности Гадрута находятся под нашим контролем. Город тоже наш. Совсем другой вопрос – входить в город или нет. В настоящее время перед нами не стоит такая политическая задача - объявить сегодня это место, завтра – другое. Нет. В некоторых случаях мы освобождаем села и города, а объявляем об этом спустя день-два. Такая тактика тоже есть.

Еще раз говорю: статус-кво нет, линии соприкосновения нет. Нет мифа о непобедимой армии, который армяне придумывали на протяжении долгих лет о своей армии. Мы показали, кто есть кто. Поэтому с этими реалиями должны считаться и Армения, и ее покровители, и весь мир. Те, кто говорит нам «остановитесь», должны знать: хорошо, мы можем остановиться, мы тоже не хотим, чтобы проливалась кровь, но после этого должен начаться политический процесс. Если политический процесс не начнется, мы не остановимся. Я сказал, что мы пойдем до конца. До конца. Но как? Военным путем или политическим – это другой вопрос. Мы хотим, чтобы военный этап прекратился, чтобы не проливалась кровь, чтобы не было шехидов и чтобы мы освободили наши земли мирным путем.

-Политическая и военная сторона вопроса - это одно. Сегодня, точнее, с того момента, как мы приехали в Баку, мы встречались с людьми, вынужденными покинуть эти места, среди них были и ходжалинцы, и джебраильцы. Мы побывали в поселках, построенных Азербайджанским государством, Вами. На лице каждого можно было прочитать глубокую признательность Вам, государству. Говорят «Мы живем здесь, ни в чем не нуждаясь, но хотим вернуться в свои края». Особенно джебраильцы, отвечая на вопрос «Что вы будете делать на освобожденных от оккупации землях?» говорят: «Пусть только будет крыша над головой, нам это достаточно». А что Вы сделаете для этих людей? Будут ли проводиться на этих землях новые строительные работы?

-Мы построим там не только крыши, мы построим там целые города, мы вернем туда жизнь. Мы восстановим все разрушенные места. Сегодня они находятся под контролем нашей армии. Некоторые освобожденные от оккупации земли уже посещают представители наших СМИ. В других местах военнослужащие сами снимают видеокадры, видят, что там нет ни одного уцелевшего здания. То есть, это – действия фашистов. Мир должен увидеть и увидит это. Посмотрите, в каком состоянии находятся сегодня Агдам, Физули. Они разрушили все наши села. Сделали так, чтобы азербайджанцы больше никогда не вернулись туда, не могли вернуться. Но они не знают воли азербайджанского народа. Мы отстроили Джоджуг Марджанлы примерно за восемь месяцев. Село, которое мы освободили от оккупации в 2016 году, отстроили за 6-7-8 месяцев. Сегодня там живут люди, есть и газ, и вода, и электричество, и мечеть, и больница, и школа, и дома – все. Кроме того, мы предоставили им сельскохозяйственное оборудование, сегодня это село возродилось. Мы должны превратить все эти земли в рай. Там природа и так райская, и несмотря на то, что эти земли много лет находились под пятой армян, они возродятся, туда вернутся жизнь, детский смех, улыбки людей. Граждане Азербайджана будут достойно жить на этих землях.

Наши вынужденные переселенцы знают, что их проблема является для меня, для Президента проблемой номер один. Вам тоже известно, какую большую помощь мы им оказываем. В этом году мы предоставим 7 тысячам семей новые квартиры. В год около 35 тысяч человек получают от государства бесплатное жилье. Ежемесячно государство выплачивает им пособие. Поэтому, естественно, они довольны заботой государства. На встречах, которые я с ними провожу, они всегда выражают признательность и говорят: здесь все хорошо, мы живем в новых домах, мы не видели таких условий, но верните нас туда, мы хотим поехать туда. И они поедут.

Поэтому сейчас мы уже должны работать над планами развития этих регионов, соответствующие указания даны. Будет подготовлено планирование, чтобы население Азербайджана вернулось в эти регионы, чтобы оно в максимально короткий срок разместилось там.

-Господин Президент, выражаем Вам глубокую признательность за то, что, несмотря на столь плотный график, дипломатическую напряженность, Вы уделили нам время.