четверг, 21 декабря 2017 г.

Азербайджанский мугам на Западе



Мугам на Западе

Неодолимая сила мугама - азербайджанской народной музыки - вдохновила американца Джеффри Вербока, который посвятил свою жизнь азербайджанской музыке, на популяризацию этого жанра. Одно из самых ярких достояний азербайджанской культуры было объявлено ЮНЕСКО шедевром устного и нематериального культурного наследия человечества. Теперь высочайшее мастерство мастеров мугама покоряет сердца слушателей по всему миру. Джеффри Вербок пытается донести информацию о мугаме до каждого, выступая с лекциями, проводя семинары в США, Европе и Азии на протяжении более трех десятилетий, снимая документальные фильмы.
″Очень важная особенность мугама, которую он разделяет со многими древними традициями востока – паузы в промежутки между нотами, будь они короткими или долгими, чувствуется необъяснимый эффект″, - говорит Вербок. Отвечая на вопрос о том, что его привлекло в мугаме, Вербок рассказывает: ″Кто-то посоветовал мне найти старика, который жил в Лос-Анджелесе. Они даже не знали его имени. Пришлось мотаться по улицам, пока я наконец не нашел того, кто знал этого человека, играющего на странном старом музыкальном инструменте. Я пошел в его крохотную квартиру, это был 1972 год, я был в вашем возрасте, и меня поразила мощь мугама″.
Тар - один из инструментов азербайджанского народа, с совершенным и блистательным звучанием, извлекаемым при помощи медиатора (плектра), прародитель гитары и многих схожих инструментов; кеманча, ввергающая человека в мир грез и мечтаний, с печальным звуком; уд, глубокий и нежный звук которого исторгается при помощи орлиного пера, считаются одним из самых старинных музыкальных инструментов. Уд - инструмент, похожий на лютню. Он впервые появился в Центральной Азии и Персии, где его называли барбет. ″Задача этой музыки – перенести обычное человеческое подсознание в трансцендентное состояние. Представьте жизнь тысячу лет назад, когда эта музыка только зарождалась, жизнь была невероятно опасна и сложна, люди регулярно нуждались в перерыве от борьбы за выживание. Они хотели достичь трансцендентного состояния души. Их наследие дошло до наших дней. Они хотели, чтобы музыка была формой медитации, это почти что внетелесный опыт, когда ты оставляешь земные заботы и плывешь по космическому пространству. Почему муган особенный? Потому что он из Азербайджана. Это азербайджанский вариант восточной музыки. Это страна с большой историей и богатой культурой. Кавказ - что-то вроде неизведанной точки на карте. Это не Европа, это не Азия, это не Ближний Восток, он где-то посередине″, - говорит Вербок.
″Я всегда восхищался азербайджанскими мастерами мугама. Они начали играть, когда были еще детьми, они едины с этой музыкой, для них играть то же самое, что дышать. Мне это дается с трудом, даже несмотря на то, что я играю уже 35 лет. Как американец, я убежден, что обязан попытаться заполнить этот огромный культурный пробел. Моя миссия заключается в том, чтобы народ Азербайджана получил признание за его искусство, за его музыку, в частности мугам, который является развитым и утонченным примером богатства человеческого воображения. В то же время мир заслуживает того, чтобы познакомиться с богатством Азербайджана″, - полагает Джеффри Вербок.
В комментариях к этому сюжету предложено посмотреть на лица американских студентов и послушать, что они говорят о глубоком эмоциональном воздействии мугама, которое испытали при прослушивании.

ВК