четверг, 11 декабря 2014 г.

Magnum opus (политическое завещание Гейдара Алиева)

11 Декабря 2014 Автор: Талят Алигейдар, специально для haqqin.az

В письменном наследии Гейдара Алиева примечателен текст, датированный 29 декабря 2000 года. Это - «Обращение по поводу наступления XXI века и третьего ‎тысячелетия». «Обращение» - объемный текст с обозначением всех знаменательных событий в азербайджанской истории. Словом, это Magnum opus, то есть главный текст Гейдара Алиева в постсоветскую эпоху. Он итоговый и как таковой обращен в будущее. Очевидно, Гейдар Алиев придавал ему более чем символический смысл. Событие обязывало – новый век, новое тысячелетие, но это был и повод манифестировать основополагающие идеи, установки, ценности.

Кем он был, Гейдар Алиев?
Он сам ответил на этот непростой вопрос. На нем спекулировали его противники, не находили приемлемого ответа приверженцы. «Вы в 20 лет стали членом Коммунистической партии. В своих поступках Вы тогда были правы или заблуждались?» - спросили его в 1996 году. Вот ответ патриарха: «Считаю, что поступал правильно. … Коммунистическая система чуждой мне не представлялась. Я неоднократно об этом говорил – все периоды моей жизни мне дороги. Ничего ошибочного не совершал. Все, что делал, я делал правильно. И ни о чем не жалею».

Эти слова можно было вынести эпиграфом к жизнеописанию Г.Алиева. Или начать его политическое завещание потомкам. В мае 2000 года Г. Алиеву исполнилось 77 лет – возраст, располагающий к размышлениям наедине с Судьбой, без оглядки на обстоятельства переменчивой текущей политики. Моральная специфика момента обязывала к предельной объективности в оценке двух эпох как прошлой, в которой он прожил большую часть жизни, так и начавшейся в 1991 году.

«Обращение» – это повествование государственного человека и, следовательно, его устами говорит азербайджанское общество во всем богатстве смыслов, сформулированных в ХХ веке. «Обращение» – это, по сути, посвящение эпохе, в которой Г. Алиеву довелось родиться, сформироваться как личности и реализоваться в меру отпущенных ему дарований. Чтобы понять отношение Г. Алиева. надо разделить его мировоззренческие, идеологические и политические оценки прошлого. Его мировоззрение очевидно. Он был и оставался приверженцем азербайджанского модерна и «Обращение» тому наглядное подтверждение.

В идеологическом плане он был коммунистом, но затем он антикоммунистом не стал, равно как и не стал националистом. Спекулятивные построения националистов о тайной деятельности Г. Алиева в советские годы – следствие дурного смешения понятий и логического противоречия, в которое они попали. Национальное сознание и национализм - суть разные вещи. Именно сформировавшееся национальное сознание азербайджанцев в начале ХХ века подвело лучших представителей общества к пониманию Модерна, и оценке его как общей цели.

Гейдар Алиев был этатистом, он опытно усвоил все преимущества проектирования и реализации государством масштабных целей. В политически тяжелые 90-е годы он не стал либералом: он не считал, что государство, целиком отдающее экономику частным корпорациям, достойно применения в Азербайджане.

Главная идея патриарха«Обращение» построено так, что описание достижений Азербайджана до 1991 года обретает весомое значение, и стягивает наше внимание к одной главной идее. Это идея модернизации Азербайджана (модерн) по европейским образцам как идеал плеяды азербайджанских просветителей в трех-четырех поколениях. Гейдар Алиев напомнил о Модерне в подходящий исторический момент, в рубежное время. Он наполнил ее новым содержанием. Новое содержание – это нажитый Г. Алиевым опыт «суверенческих» 90-х годов как величины, далеко не однозначной.

Модернизация в 1918-1991 годах стала национальным достоянием, ее проектировали в АДР в 1918-1920 годах, ее стали проводить в жизнь в 1920-1991 годах в союзном азербайджанском государстве. Социальное содержание модернизации того периода: ликвидация нищеты, неграмотности, подъем промышленности и культуры. За 20 предвоенных лет (1920-1941 гг.) «появились новые отрасли промышленности, построены электростанции, проведены oроcительные каналы, возрождено сельское хозяйство». «Азербайджанская ССР принимает свою Конституцию и осуществляет широкие просветительские программы под знаменем культурной революции».

Из 80-и страниц «Обращения» более 30-и приходится на 70-лет Модерна. Особенность этих мест в интонационной приподнятости дискурса, объемлющей массу цифр. Тут образуется контраст с последующим временем.

«У нас снижение промышленного производства на 8 проц., - говорил он (27 ноября 1996 г.)… Конечно, замедление спада можно считать положительным явлением, но все измеряется в сравнении. В былые времена, в 70-е – в первой половине 80-х годов экономический рост был на уровне 6, 7, 8, 9, 10 проц. Промышленность росла ежегодно на 7-8 проц. Такие же темпы были в сельском хозяйстве. Отставание за квартал в один процент считалось чуть ли не трагедией».

В 1969 году началась реализация программы Г. Алиева по форсированному развитию Азербайджана, наряду с санацией партийно-государственных институтов. В «Обращении» говорится, что «неустанная деятельность, немыслимая инициативность и огромная энергия в разработке комплексных программ для динамичного развития республики стали приметами всех 70-х годов». Очевидно, что в этом тексте Г.Алиев использует понятийно-инструментальный язык Модерна.

Азербайджан «создал сотни крупных заводов, фабрик, отраслей производства. В эти годы Азербайджан занимал одно из ведущих мест в СССР по производству нефтепродуктов, нефтяного оборудования, стальных труб, цветных металлов, синтетического каучука, электрических моторов, стройматериалов, бытовых кондиционеров, автозапчастей, минеральных удобрений, фарфора и фаянса, ковров и ковровых изделий. Производимая в стране продукция 350 наименований экспортировалась в 65 стран мира».

Каков человек, такова и его история
На вопрос о причинах столь подробного изложения недавней истории «другой эпохи» может быть такой ответ: Г. Алиев связывает идею развития с идеей суверенитета. И важнейший практический вывод таков: суверенитет несостоятелен и обречен на деградацию, если он не заряжен государственной созидательной практикой. Констатируя в «Обращении» органичную связь достижений Модерна с реальной возможностью суверенного существования, он увязывает понятия «прогресса» и «суверенитета», оставляя вдумчивому читателю право вывести формулу: суверенитет без индустриального, научно-технического развития остается декларацией.

Этот матричный смысл входил первостепенной величиной в жизненный мир Гейдара Алиева. «Что есть человек, говорит его история».

Этой мыслью проникнуты последние выступления азербайджанского лидера. Она же лейтмотивно звучит в «Обращении». Он призывал ученых писать историю республики такой, какой она была, а не то, что диктуется идеологией. Независимо от политической конъюнктуры. Это – напоминание о том, что давление страны-победительницы в холодной войне – факт, который невозможно далее игнорировать. Нормативы «вашингтонского консенсуса» и МВФ, переводящие страны «второго мира» в «третий мир» - суровая реальность. Однако и в столь непростых условиях он высказывался «вопреки» модному словотечению. Матрица Модерна – это установка на сотворение совершенного общества, соответствующего истинной природе человека, не искаженной дурными обстоятельствами.

Есть веские основания называть «Обращение по поводу наступления XXI века и третьего ‎тысячелетия» - политическим заветом Гейдара Алиева.