понедельник, 15 декабря 2014 г.

Москва и Баку на газовом рынке: партнерство вместо конкуренции

Москва и Баку на газовом рынке: партнерство вместо конкуренции

Пнд 15 Дек 2014 12:32:00
Если внимательно читать российские и азербайджанские СМИ последних двух недель, может показаться, что сразу же после знаменательного интервью президента Ильхама Алиева телеканалу "Россия 24" в отношениях между Москвой и Баку пролегла трещина, и виной тому – смерть "Южного потока", объявленная в тот же день в Анкаре президентом Владимиром Путиным. В российских СМИ в течение этого времени не раз появлялись информационные и аналитические материалы о проигрышной позиции реализуемого Азербайджаном проекта "Южного газового коридора" по сравнению с будущим "Турецким потоком", который заменит "Южный поток", а в азербайджанских – статьи о туманности перспектив нового российского проекта при несомненном преимуществе "Трансанатолийского трубопровода" (TANAP) в доставке газа на границу Европы.
В итоге сложилась картина острой конкуренции между реализуемым азербайджанским и проектируемым российским трубопроводными проектами. "Войну статей" обе недели подогревали официальные заявления Евросоюза, несколько раз подчеркнувшего абсолютный приоритет "Южного газового коридора" в деле обеспечения своей энергетической безопасности. Рассматривая одни и те же открытые источники информации, авторы двух стран делали на их основе прямо противоположные выводы, упорно представляя Россию и Азербайджан непосредственными конкурентами на европейском газовом рынке, как если бы не было полутора лет активного укрепления политических и экономических отношений между двумя странами, в том числе того самого интервью Ильхама Алиева, посвященного сотрудничеству, а не противостоянию Москвы и Баку.
Превратила ли гибель "Южного потока" Россию и Азербайджан из стратегических партнеров в конкурентов? Непредвзятое рассмотрение все тех же открытых источников дает отрицательный результат. Смена маршрута южного обходного пути российского газового экспорта с болгарского на турецкий, напротив, создала условия для еще большей кооперации двух стран.
Миф №1. "Азербайджанский газ – альтернатива российскому газу". В этом выражении слову "альтернатива" придается излишняя значимость. Азербайджан не сможет "спасти" Европу, как говорят еврочиновники, от российского экспорта в обозримом будущем, так как, к примеру, в прошлом году, согласно данным на сайте "Газпрома", Европа потребила 145,7 млрд кубометров российского газа (одна только Германия – 41 млрд), в то время как по проекту "Южного газового коридора" первоначальные поставки азербайджанского газа в ЕС в 2019 году составят 10 млрд кубометров. По словам главы Центра нефтяных исследований Ильхама Шабана, к 2026 году при наращивании добычи и расширении трубопроводов Азербайджан сможет поставлять в Европу 20 млрд кубометров газа ежегодно.
Это несопоставимые объемы – но дело даже не в этом. Можно, к примеру, сделать вывод, что Европе удастся заменить хотя бы 10 млрд в структуре своего газового импорта с российского на азербайджанский и меньше платить России за газ, но к 2019 году потребность развитых и развивающихся экономик ЕС в "голубом топливе" только вырастет, и азербайджанский газ займет свободную нишу, на которую "Газпром" даже не претендует. Суть "альтернативности" в том, что Европа ищет источники поставок газа в дополнение к российскому в будущем, а не на его замену. Россия, Азербайджан и другие перспективные экспортеры газа не будут бороться за место на европейском рынке, а поделят его.
Миф №2. "Южный газовый коридор и Турецкий поток – противостоящие проекты". Здесь в первую очередь стоит вспомнить, чем был "Южный поток". Это был не проект "газовой экспансии" России в ЕС с наращиванием экспорта в европейские страны, а гарантия стабильных поставок уже имеющихся объемов российского газа в обход украинской трубопроводной системы. Проектируя "Южный поток", Россия стремилась не захватить новые рынки сбыта, но защитить старые от рисков экономической и политической ситуации в Украине. Ту же функцию будет выполнять и "Турецкий поток", поэтому для "Южного газового коридора" он не больший конкурент, чем "Южный поток".
Безусловно, существуют опасения, что, поскольку точка выхода в Европу у обоих трубопроводов будет одна и та же – Греция, их маршруты по ЕС будут дублировать друг друга и в связи с этим конкурировать за рынок. Но это не так: европейская часть "Южного газового коридора" – Трансадриатический трубопровод – из Греции отправляется на запад, через Албанию в Италию. "Турецкий поток", скорее всего, будет практически повторять маршрут отвергнутого Nabucco, двигаясь на север, к бывшим участникам "Южного потока" – из Греции через Болгарию и Сербию (вместо Румынии по Nabucco) в Венгрию и Австрию. Иными словами, эти трубопроводы будут поставлять газ в разные сегменты европейского рынка, а не конкурировать за один и тот же.
Более того, между ними не будет конкуренции даже на рынке Греции, поскольку греческий трубопроводный оператор DESFA в прошлом году был приобретен Госнефтекомпанией Азербайджана (SOCAR/ГНКАР), и все греческие трубы теперь принадлежат Баку. Российский газ в этих трубах не только выгоден, но и необходим Азербайджану, поскольку позволяет выполнить то самое условие "Третьего энергопакета", о которое разбился "Южный поток" – трубопроводы и газ, прокачиваемый по ним, должны принадлежать разным компаниям. России азербайджанские трубы в Греции куда более удобны, чем европейские, так как с Азербайджаном – соседом, партнером и надежным другом – куда легче договариваться, чем с членами Евросоюза.
Если посмотреть на ситуацию под углом ценообразования, то окажется, что реализация "Турецкого потока" выгодна "Южному газовому коридору", так как транзит через Турцию неизбежно увеличит стоимость российского газа для европейских потребителей, а значит, Баку сможет поднять цены на собственный газ и получать от экспорта в ЕС больше доходов. В итоге, от перенаправления гарантированного российского газового экспорта с Болгарии на Турцию и Россия, и Азербайджан выигрывают по всем статьям, при этом не конкурируя за рынки, но сотрудничая в их освоении.
Почему СМИ обеих стран предпочитают писать об обратном – остается только гадать.