понедельник, 25 августа 2014 г.

Мэтью Брайза о нагорно-карабахском конфликте

Один из самых осведомленных западных специалистов по Южному Кавказу, бывший посол США в Азербайджане, а ранее сопредседатель Минской группы ОБСЕ Мэтью Брайза изложил в интервью «Вестнику Кавказа» свое видение перспектив урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха.

- Каковы сегодня подходы США к урегулированию конфликтов в Кавказском регионе? Как изменились взгляды США на эти конфликты за последние годы и какое место их урегулирование занимает во внешней политике США?

- Сегодня вопросы урегулирования конфликтов на Южном Кавказе рассматриваются правительством Соединенных Штатов на уровне чиновников (хотя американские официальные лица, которые этим занимаются - высоко профессиональные и опытные дипломаты). Это отличает нашу политику от периода до 2009 года, когда президент и госсекретарь США уделяли необходимое (хотя возможно недостаточное) внимание конфликтам на территории Азербайджана и Грузии. И такое пристальное внимание привело к тому, что стороны заключили рамочное соглашение по нагорно-карабахскому конфликту на основе Мадридских принципов, которое было нарушено, когда США решили настоять на нормализации армяно-турецких отношений без прорыва в урегулировании нагорно-карабахского конфликта.
Главной причиной такого изменения в американском подходе к Южному Кавказу была политика «перезагрузки» президента Обамы по отношению к России, согласно которой Соединенные Штаты на первое место ставили восстановление дружеских отношений с Россией. Такая политика подразумевала наивное и опасное признание «особых интересов» России в странах Южного Кавказа. Сокрушительный провал такого подхода сейчас подтверждается событиями на Украине, где президент Путин продемонстрировал, что его мало волнует потенциальная дипломатическая и экономическая цена за проведение своеобразной политики гитлеровской Германии по части захвата и аннексии части территории дружеского соседнего государства.

- Как относятся США к мирной инициативе России, благодаря которой состоялась трехсторонняя встреча президентов РФ, Азербайджана и Армении в Сочи? Насколько США готовы сотрудничать сегодня с Россией в сфере урегулирования конфликтов в Кавказском регионе и в мире в целом?

- Хотя я больше не являюсь официальным представителем правительства США, я думаю, что мои бывшие коллеги в Вашингтоне не приняли всерьез «мирную инициативу» президента Путина по Нагорному Карабаху. Я считаю, Соединенные Штаты не видят возможности для сотрудничества с Россией по вопросу урегулирования конфликтов на Южном Кавказе и вообще где бы то ни было в мире. В первую очередь из-за незаконного поведения России на Украине, где она вызвала, поддержала и участвовала в создании нового замороженного конфликта, захватив часть территории страны, несмотря на ее обязательства защищать территориальную целостность Украины. Более того, еще до захвата территории Украины Россия явилась основным препятствием на пути достижения целей США и их союзников в Сирии.

- Почему резолюции ООН по Ливии, Ираку и в отношении других стран выполнялись безоговорочно, а более 20 лет четыре резолюции ООН по Нагорному Карабаху так и остались на бумаге? Какова позиция США по этому поводу? Почему США до сих пор не посодействовали тому, чтобы все эти резолюции были соблюдены?

- У ООН нет механизма, чтобы повлиять на урегулирование этого конфликта, будь то Генеральная ассамблея или Совет безопасности. Соответственно, большинство резолюций Совета безопасности не выполняются. Вспомните, что около 10 лет понадобилось на то, чтобы резолюции СБ по Ираку начали выполняться, и только благодаря гигантским дипломатическим и военным усилиям Соединенных Штатов в ответ на то, что президент Джордж Буш назвал неизбежной угрозой национальной безопасности США.
К сожалению, четыре резолюции Совета безопасности по нагорно-карабахскому конфликту попали в более распространенную категорию резолюций ООН, которые не выполняются по трем причинам. Во-первых, друзья Армении в диаспоральных организациях, таких как Армянский национальный конгресс Америки, чей бывший президент был осужден в Соединенных Штатах за незаконное хранение взрывчатых веществ и обвинен в терроризме, начали одностороннюю пропагандистскую кампанию для того, чтобы представить Азербайджан в качестве агрессора, а Армению в качестве жертвы. Эта пропаганда нарушила единогласное мнение в Совете безопасности ООН о том, что Армения должна освободить оккупированные ею территории Азербайджана.
Во-вторых, вскоре после того, как СБ ООН принял четыре резолюции в начале 1990-х, ОБСЕ создала так называемую Минскую группу для ведения переговоров по мирному урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Уход Армении с оккупированных азербайджанских территорий стал центральным элементом этих переговоров. Таким образом, как только начались переговоры в рамках ОБСЕ, поиск компромисса между Арменией и Азербайджаном затмил необходимость выполнения резолюций Совбеза ООН, требующих немедленного вывода армянских войск.
В-третьих, во время второго срока президента Путина Россия не уделяла серьезного внимания достижению рамочного соглашения по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Однако бывший президент Медведев способствовал активизации деятельности Минской группы, но тот прогресс, который был достигнут им в сфере завершения Мадридских принципов, сошел на нет, когда президент Путин вернулся в Кремль. Сегодня создается ощущения, что Россия больше хочет сохранить, чем разрешить нагорно-карабахский конфликт, как и на Украине, а недавняя встреча в Сочи между президентами призвана скрыть истинные намерения президента Путина.
Что касается резолюций Совбеза ООН по Ливии и Ираку, они были выполнены, потому что два члена Совбеза, Франция и Соединенные Штаты соответственно, осознали неизбежную угрозу их безопасности, безопасности их друзей и союзников, а также граждан Ливии и Ирака, что потребовало применения военной силы. В случае с нагорно-карабахским конфликтом, три члена Совбеза являются сопредседателями Минской группы, что делает их ответственными за достижения компромисса в переговорном процессе, который в результате приведет к выполнению четырех резолюций СБ ООН.
Как я уже говорил, позиция Соединенных Штатов по поводу выполнения четырех резолюций Совбеза ООН такова, что де факто их выполнение произойдет сразу, как только будет достигнуто дипломатическое урегулирование нагорно-карабахского конфликта в рамках Минского процесса.
Я считаю, что Соединенные Штаты должны делать больше на политическом уровне, чтобы способствовать прорыву в Минском переговорном процессе. Личное участие президента Обамы и госсекретаря Керри требуется для того, чтобы: 1) обеспечить политическую поддержку президенту Алиеву и президенту Саргсяну, чтобы они согласились на компромиссное решение, которое будет непопулярным и в Азербайджане, и в Армении; 2) убедить Россию, что хорошие отношения с Соединенными Штатами предполагают искренние усилия со стороны Москвы по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. К сожалению, второй пункт при нынешних обстоятельствах достичь невозможно, так как президент России сейчас склонен больше создавать конфликты, чем разрешать их.

Справка «Вестника Кавказа»
Мэтью Брайза окончил Стэндфордский университет со степенью бакалавра гуманитарных наук по направлению международные отношения, получил степень магистра в области права и дипломатии в Университете Тафтса в 1988 году. В 1989—1991 годах работал в Польше — вначале в генеральном консульстве (Познань), а затем в посольстве США, где занимался движением «Солидарность», вопросами реформирования органов госбезопасности и региональной политики. В 1991—1995 гг. занимался европейскими и российскими вопросами в госдепартаменте США. В 1995—1997 гг. работал в Москве — вначале в должности специального помощника посла Томаса Пикеринга, а затем в качестве сотрудника политического отдела посольства.
С апреля 2001 года в Совете национальной безопасности США отвечал за координацию политики в отношении Турции, Греции, Кипра, Закавказья, Центральной Азии и Каспийского региона. С июня 2005 года — заместитель помощника госсекретаря США по европейским и евразийским делам. Занимался вопросами урегулирования конфликтов в Нагорном Карабахе, Абхазии и Южной Осетии. С февраля 2011 по январь 2012 гг. — посол США в Азербайджане. В январе 2012 г. оставил дипломатическую службу после того, как Сенат отказался подтвердить его назначение на этот пост. 1 марта 2012 года Брайза был назначен директором Международного центра исследований в области обороны Таллине.