понедельник, 31 марта 2014 г.

96 лет со дня Мартовских событий в Азербайджане

96 лет назад, 31 марта 1918 года, борьба за власть в Азербайджане в условиях подлинно смутного времени, наступившего с распадом Российской империи после Октябрьской революции, в одночасье переросла в погромы мирного населения по национальному признаку. Это траурная дата азербайджанской истории, отмечаемая с 1998 года по указу президента Гейдара Алиева как День геноцида азербайджанцев, а также один из наиболее кровавых эпизодов революции.
В те времена, в начале 1918 года, в Баку образовался своеобразный "вакуум власти": с одной стороны, часть города контролировала Бакинская коммуна во главе со Степаном Шаумяном (Лалаянцем), с другой - ей противостояла мусульманская партия "Мусават". Их силы были приблизительно равны к тому времени, когда в городе появились бывшие российские войска, воевавшие в Турции в ходе Первой мировой войны и отброшенные до Баку турками-анатолийцами. Уже тогда атмосфера в городе накалилась, так как армянская часть этих войск, находившаяся под значительным влиянием националистической идеологии партии "Дашнакцутюн", считала мусульманское, преимущественное азербайджанское, население Баку "пятой колонной" наступавшей турецкой армии.
31 марта 1918 года, воспользовавшись одной из незначительных стычек между большевиками и мусаватистами, Бакинская коммуна спровоцировала антимусульманские погромы, дабы избавиться от оппозиционного "Мусавата" и окончательно утвердить свою власть в Азербайджане. То, что для большевиков было пусть недолгой, но победой в политическом плане, обернулось для простых жителей Баку, а также Шемахи и Кубы, национальными погромами, в ходе которых ожесточенные войной дашнаки грабили и убивали людей только из-за того, что в тех текла тюркская кровь.
Таким образом приверженцы идеологии "Дашнакцутюна", фактически, мстили за трагические события 1915 года и поражение российских войск на турецком театре боевых действий, механически перенося вину за это с турок Оттоманской империи на родственных им по крови, но не имевших никакого отношения к истреблению армян в Ване азербайджанцев. Только в Баку от их рук погибло от 3 до 12 тыс человек, тысячи бежали из города, спасаясь от убийц - по свидетельству британского вице-консула в Баку майора Макдоннела, к 5 апреля, когда погромы прекратились, "в городе не осталось ни одного сколько-нибудь важного мусульманина".
"Мусават" не мог дать немедленный отпор Бакинской коммуне, поскольку в царские времена мусульмане не призывались в армию на регулярной основе, мобилизация среди мусульманского населении была только добровольная, и то только из числа высшего сословия. В итоге к смутному времени, наступившему после Октябрьской революции, азербайджанцы не имели своих войск, которые можно было бы в первый же день погромов бросить на дашнаков. Уже после провозглашения в Тифлисе 28 мая 1918 года независимости Азербайджана силы Азербайджанской демократической республики, состоявшие, фактически, из народного ополчения, с помощью Кавказской исламской армии, созданной по договору о дружбе с Оттоманской империей, выбили большевиков и дашнаков из Баку.
Увы, жертвы этой трагедии, на чьей крови большевики установили свою власть всего на четыре месяца, ничему не научили последующие поколения, и в дальнейшем принадлежность азербайджанцев к тюркским народам - несмотря на то, что в них входят и казахи, и уйгуры, и балкарцы, и киргизы, и узбеки, - не раз использовалась армянскими националистами для обоснования агрессии по отношению к своим восточным соседям. Не имея возможности вернуться на земли, с которых они были в свое время изгнаны оттоманскими турками, потомки дашнаков продолжают бороться против азербайджанцев, не имеющих никакого отношения ни к Арарату и Вану, ни к национальной политике Оттоманской империи начала XX века.

ВК