пятница, 28 февраля 2014 г.

Азербайджанец, Герой Российской Федерации спас от разрушения всю отрасль атомного подводного кораблестроения России

На российском сайте рravda.ru опубликована статья «Герой России спас весь атомный флот». Статья посвящена азербайджанцу, Герою Российской Федерации Давиду Пашаеву, который буквально спас от разрушения всю отрасль атомного подводного кораблестроения России.
 АзерТАдж представляет статью Андрея Михайлова читателям.

Его полем боя были стапеля главной российской военной верфи, северодвинского "Севмаша". А еще — высокие правительственные кабинеты, в которых и приходилось сражаться в лихие 90-е за одну из самых высокотехнологичных отраслей нашей экономики.
 Давид Пашаев стал первым и пока единственным из руководителей производственных коллективов современной России, удостоенным высшего государственного звания — Героя России.
Тот год, когда он получил Звезду из рук первого президента России Бориса Ельцина, был, наверное, самым трудным в истории российского кораблестроения. Рушилось все — отраслевые связи, конструкторская и производственная база, рабочие голодали.
 Денег не было. На Севмаше тогда ввели "пашаевки" (по фамилии директора) — талоны для безналичного расчета для рабочих и инженеров, чтобы они могли купить пропитание для своих голодающих семей. Выдавали также по две буханки хлеба местного производства. Автор этих строк помнит это наяву, как будто это было только вчера…
 Высококвалифицированные кадры батальонами "косил" наступивший рынок — уникальные специалисты-атомщики уходили торговать на "толкучках", челночили, спивались, бежали с заводов. Свет в конце рыночного тоннеля оказался дикой электричкой… И если бы не Пашаев, то не было бы у нас нынешнего флота с новейшими кораблями — так считают все до одного эксперта в судостроительной отрасли, с которыми довелось общаться при подготовке этого материала.
 Именно Давид Пашаев настоял на том, что именно в это голодное (без всяких преувеличений) время на Севмаше начали строить новейшие подлодки четвертого поколения. Практически — за счет самого завода, где даже зарплату рабочим не платили по полгода! Кроме как героизмом, поведение дальновидного и довольно жесткого директора не назвать. Спасать подводный флот тогда и нужно было жестко — сейчас, постфактум, все это и признают. И Пашаев его спас.
 "Это легендарный человек, который в кризисные девяностые годы буквально вытащил из пропасти всю военно-кораблестроительную отрасль России, — рассказал корреспонденту Pravda. Ru мэр Северодвинска Михаил Гмырин. — Талантливый инженер-кораблестроитель в сложнейших экономических условиях проявил беспримерные организаторские способности, что позволило сохранить производственный и кадровый потенциал уникальных верфей. В то время, когда многие предприятия бывшего Советского Союза остановились, Давид Гусейнович на правительственном уровне отстаивал свой завод и свой город.
 В годы кризисного гособоронзаказа Севмаш начал строительство атомных подводных лодок четвертого поколения, модернизацию крупных надводных кораблей. Благодаря управленческому таланту Давида Пашаева город корабелов вставал на рельсы конверсии, предприятия освоили и перспективные гражданские проекты. Авторитет Пашаева стал залогом многолетнего сотрудничества Северодвинска и правительства Москвы. И столица в трудные годы оказала неоценимую помощь атомному подводному кораблестроению страны!".
 Накануне сайт "Вестник Кавказа" опубликовал такие эпизоды из биографии Давида Пашаева (азерб. Davud Hüseyn oğlu Paşayev — А.М.), о которых не знали даже в Северодвинске, где он прожил всю трудовую жизнь. Нет, он был совершенно открытым и для людей, и для прессы, мог ответить на любой вопрос. Но "личных" вопросов ему тогда просто не задавали, не до того было. Это я сам помню — тогда с Давидом Гусейновым приходилось лично общаться несколько раз…
 Будущий Герой России появился на свет в селе Осташево Волоколамского района Московской области 19 июля 1940 года. Его отец Гусейн Кязимович Пашаев по образованию был зоотехником и агрономом. Он родился в Азербайджане, в селении Даш Салахлы, в Казахском районе, чрезвычайно богатом на талантливых уроженцев. Отец Гусейна Пашаева происходил из знаменитого рода Векиловых, к которому принадлежал также поэт Самед Вургун.
 В 1920-е, пребывая в должности командира артиллерийского дивизиона Красной армии, он по доносу человека, влюбившегося в его жену, был ложно обвинен в принадлежности к мусаватской партии и отправлен отбывать наказание на Соловки. Жена отреклась от него. Но предательство и заключение не сломили Гусейна Пашаева — даже в лагере он не падал духом. Он всегда стремился приносить пользу Родине и людям.
 Именно это стремление сыграло решающую роль в его жизни. Пашаев был освобожден по чистой случайности. Соловецкий лагерь посетил Калинин, которого впечатлили сельскохозяйственные достижения заключенного — вопреки неприветливому северному климату Пашаев развел огородик. В жестких условиях заключения цинга была частым явлением среди отбывавших наказание.
 Так что пользу начинания Гусейна Пашаева, отца будущего Героя России, обогащавшего скудный рацион заключенных, было сложно переоценить. "Всесоюзный староста" здраво рассудил, что такой человек попросту не может быть врагом народа. Так началась карьера Гусейна Пашаева в сфере сельского хозяйства. В последующие десятилетия он проявил себя как уникальный руководитель и специалист в своей сфере.
 После лагеря Гусейн Пашаев был назначен директором совхоза на строительстве канала Москва-Волга, где и познакомился с будущей женой Варварой Сергеевной. Во время войны Гусейна Пашаева направили строить мост в Кирово-Чепецке, куда при наступлении немцев на Москву была вскоре эвакуирована и вся семья. Пережив трудные голодные годы, Пашаевы остались поселке Каринторф под Кирово-Чепецком. В 1961 году Гусейн Пашаев вернулся в Азербайджан, где внес значительный вклад в интенсификацию сельского хозяйства. За свои достижения он был награжден орденом Ленина.
 В семье Гусейна Пашаева было четверо детей, которым он привил трудолюбие и ответственность. Все они получили хорошее образование и стали квалифицированными специалистами. Старший сын Гусейна Пашаева окончил Горьковский политехнический институт и впоследствии возглавил КБ Бакинского завода бытовых кондиционеров. Обе дочери, Нина и Пери, в соответствии с семейной традицией (среди Векиловых много врачей) — выучились на медиков. А младший сын, Давид Пашаев, окончив школу Каринторфа с серебряной медалью, поступил в Уральский политехнический институт и стал одним из первых выпускников энергетического факультета по новой специальности "Проектирование и эксплуатация атомных энергетических установок".
 После окончания обучения в 1963 году Давид Пашаев был распределен на северодвинский Севмаш, где и проработал почти всю трудовую жизнь. В июне 1988 года Давид Пашаев стал первым избранным генеральным директором предприятия (до этого гендиректоров назначали сверху) и оставался на этом посту в течение почти 16 лет, до марта 2004 года.
 На протяжении своей карьеры он много работал непосредственно на испытаниях, участвовал в сдаче подводных лодок, провел в условиях радиационной вредности более семи тысяч часов, выходил на испытания в море в составе сдаточных команд и провел под водой более тысячи часов. Будучи трудоголиком, он буквально горел на работе, в его графике не было ни одной свободной минуты.
 В 1992 году в Северодвинск на Севмаш приехал Борис Ельцин, который, между прочим, окончил тот же самый институт, что и Пашаев. По результатам встречи президента с директором завода было принято решение о создании ГРЦАС (Государственного российского центра атомного судостроения), который Давид Пашаев и возглавил.
 Именно в это кризисное для российской экономики время здесь было начато строительство морской ледостойкой стационарной платформы "Приразломная", которая недавно начала добычу на месторождении в Печорском море. Но легендарный директор этого уже, увы, не увидел. Герой России Давид Гусейнович Пашаев ушел из жизни 6 апреля 2010 года, похоронен в Северодвинске. И на его могиле всегда, в любое время года, лежат живые цветы…