вторник, 13 августа 2013 г.

Чингиз Абдуллаев: "Эти нравственные нормы мы сохранили и через века"

Интервью Day.Az c cекретарем Союза писателей, народным писателем Азербайджана Чингизом Абдуллаевым.
 
- Чингиз муаллим, Азербайджан молодая страна, и нам, безусловно, еще, чему поучиться у мира. А чем, по-вашему, мы можем послужить примером для остального мира? Чем мы особенны?
 
- Во-первых, мы можем послужить миру примером своей толерантностью. На сегодняшний день мы единственное мусульманское государство в мире, где не было стычек между шиитами и суннитами. У нас даже армяне сегодня живут, и все знают об этом. В стране должны существовать другие нации, если нет других наций – это национализм. В соседней стране нет других национальностей. И об этом почему-то никто не говорит.
 

Мы можем научить толерантности. Несмотря на карабахский конфликт, мы все-таки сохранили в себе этот потенциал

Да, мы можем научить толерантности. Несмотря на карабахский конфликт, мы все-таки сохранили в себе этот потенциал, религиозную терпимость. У нас не было такого, чтобы сжигались церкви, например, хотя враги очень часто пытались выдать этот конфликт за религиозный. 
 
Я думаю, мы этому могли бы научить и другие страны. В самых лучших образцах нашего искусства, литературы, музыки мы поднимались до высот интернационализма, при этом очень умело сочетая в себе восточное мышление и западный рационализм. Пример - Гара Гараев, Фикрет Амиров, Таир Салахов, Тогрул Нариманбеков. Мы могли бы научить этому синтезу мир. Мы - уникальная страна.
 
Есть много вещей, которые мы могли бы показать миру. Я всегда говорил - как же надо было довести наш гостеприимный, щедрый, доброжелательный народ, чтобы мы начали воевать со своими соседями…
 
- Образ Баку, – какой он в вашем представлении и насколько он отвечает реалиям сегодняшней столицы?
- Реалиям столицы отвечает очень сильно. Баку сильно изменился и изменился в очень хорошую сторону, город просто не узнать. Стал очень современным, красивым, безусловно, он и раньше был одним из самых красивых городов региона. Тбилиси пытался с Баку соперничать. Сейчас не только на Южном Кавказе, но и в мире он один из самых красивых городов. Это объективно совершенно. Построили много красивых комплексов, хороших отелей, дорог. Мне очень нравится Кристал Холл и Бута Палас - это очень красивое место, где люди проводят свадьбы и приемы. Это правда, которую в Азербайджане нужно пропагандировать. Очень радует, что наша национальная авиакомпания имеет большие и хорошие самолеты. Мне очень приятно видеть такое большое количество красивых женщин, которых становится в Баку все больше и больше.
 
- Вы согласны с мнением, что меняются города – меняются люди?
- Конечно, согласен. Раньше Баку был интернациональным в рамках бывшего Союза. Сегодня это не тот интернациональный город, который мы помним, сегодня Баку уже всемирно интернациональный. Хотя в Баку раньше невозможно было и 10 шагов пройти и не встретить знакомого, сейчас, конечно, такого нет.
 

Сегодня это не тот интернациональный город, который мы помним, сегодня Баку уже всемирно интернациональный

- А как вы относитесь ко всем изменениям происходящем в образе Баку?
- Помню, в наш город приехал В.Найпол, нобелевский лауреат, со своей супругой, я отвез их гулять по проспекту Нефтяников. Супруга Найпола была в восторге. "Это же Франция, Париж!" - сказала она. И действительно, самые лучшие магазины, мировые бренды находятся именно на этой улице. И это очень здорово. Мне нравится, как меняется город, причем меняется в лучшую сторону. Люди стали более ухоженные, девочки стали особо за собой следить.

За 20 лет в стране произошли фантастические изменения. В начале 90-х годов, если я появлялся где-то в смокинге, надо мной смеялись. Когда Юсиф Самед оглу приходил в Милли Меджлис во времена Народного Фронта, - а он был франт с платочком, торчащим из кармана, - ему все время делали замечание: "У вас платок вылез, заправьте его". Они не могли понять, что платочек должен выглядывать… А какое количество женщин сегодня за рулем, раньше такого представить невозможно было. Эмансипация идет, и очень серьезная. Другое дело, скажем, в семьях глубинные вещи еще не меняются. Хорошо или плохо - это другой вопрос. Есть вещи, которые нам трудно перенять у Европы, а есть и такие, которые охотно принимаем и идем вперед.

- Насколько остро, по-вашему, стоит сегодня вопрос воспитания у нового поколения чувства прекрасного? Насколько вообще эстетическое воспитание необходимо современному азербайджанцу?

- Очень остро стоит. Боюсь, что мы, старшее поколение, очень мало уделяем внимание этому вопросу. Хотя это очень просто сделать. В каждой школе в Азербайджане должны быть программы музейных посещений, которые можно купить. Мы не можем детей отправить в Прадо, но мы можем вместе с детьми походить по Прадо и Метрополитену или Лувру. В первый раз будет тяжело, второй раз тоже, в третий раз они сами будут просить. Чувство прекрасного так воспитывают - на книгах, конечно же, на искусстве. Да и в наши же музеи можно водить детей. Помимо школы, родители тоже должны прививать это чувство.
 
Как мне сказал один человек, "все это демагогия, самое важное в жизни - деньги". Есть у тебя деньги, ты умный, нет у тебя денег - ты дурак. Тогда я его спросил: "Сколько стоит рука твоего ребенка, а сколько стоят глаза твоей дочери?". Он был в шоке, чуть меня не убил, возмутился, что за вопросы!? "Ну, тогда не говори что деньги важнее всего, - сказал я ему, - есть вещи важнее денег".
 

Деньги - талоны на жизнь, но не талоны на счастье. Есть вещи гораздо, гораздо важнее денег

Да, деньги очень важны. Деньги - талоны на жизнь, но не талоны на счастье. Есть вещи гораздо, гораздо важнее денег. В жизни существует более ценные вещи, кроме меркантильных. Все-таки воспитывать прекрасное надо с детства, и зависит это от родителей. Элементарно даже восторженное созерцание просто красивой женщины - это тоже прекрасно.

- Может быть, виноваты во всем новые технологии, стремительно внедряющиеся сегодня в Азербайджане?

- Я не думаю. Современные люди, в отличие от старого поколения бакинцев стали более черствые, но при всем этом, как ни странно, стали больше ценить общение, даже виртуальное общение, оно незаменимо. Те, кто общаются посредством компьютера – это есть одинокие люди. Почему наши, азербайджанские девочки на Facebook массово ставят свои фотографии, свои путешествия, свои дневники. Зачем? Они хотят, чтоб кто-то прочел, нашлась и откликнулась какая-то родственная душа.

- Вопрос патриотизма очень актуален для Азербайджана. С какого возраста, по-вашему, у детей нужно начинать воспитывать это чувство?

- С момента рождения. Я не люблю, когда думают "моя Родина лучше всех, моя нация выше всех". Это уже национализм. Но человек, который не любит свою маму, свой город, свою землю – это ущербный человек. Почему ты этого не любишь? Это же твое, ты ведь родился здесь, в Азербайджане!
 

Человек, который не любит свою маму, свой город, свою землю – это ущербный человек

Поэтому гражданское самосознание и чувство патриотизма должны воспитываться с момента рождения. Чувство гражданства означает, что ты принадлежишь к этому этносу, это чувство, кстати, очень помогает уберечь от гражданских войн. Социальные различия в обществе вызывают гораздо больше ненависти, чем различия национальные или идеологические. И должно быть больше примеров для подражания. А у нас, в Азербайджане, таких примеров достаточно.

- Хотелось бы услышать ваше мнение: как соприкасаются вопросы нравственности и национальные традиции в Азербайджане? Что для азербайджанца включает в себя понятие нравственности?

- Они очень тесно соприкасаются. Мы, азербайджанцы, не принимаем некоторых вещей, которые противоречат нашим национальным чувствам. Мне нравится, как свадебные обряды все еще проходят по-старинке. Тот же самый обряд сватовства сохранил традиции, хынаяхты. Затем, конечно же, уважение к старшим. Мы никогда не бросаем своих родителей. Для настоящего азербайджанца это позор - отправить отца или мать в дом престарелых. К сожалению, все еще есть детские дома…
 
Уважение, в том числе к женщине, в нашем обществе имеет место. При женщине нельзя выражаться, надо вести себя соответствующе. Вот все эти традиции, эти нравственные нормы, которые были заложены столетиями, они, конечно, сохранились и через века. И я не думаю, что от них надо отказываться. Мы - нация, которая уважает свои традиции, и мне это нравится.
 
Мне рассказывали, как снимался один фильм на Кавказе. Приехали русские операторы, и среди них были отец с сыном. Сын достал сигарету и при отце начал курить. Вокруг стоящие были в шоке, к нему несколько раз подходили и делали замечание. На что он реагировал "а что, здесь курить нельзя?" "Курить можно, но рядом твой отец, ты при отце куришь!". Для кавказца это был совершенный шок.

- Что из этого нужно сохранить? Какие нравственные постулаты, по-вашему, вечны?

- Я, как человек, всегда выступал за свободу, особенно за свободу в интимной жизни. Но я против оголтелой пропаганды сексуальных извращений. В Азербайджане невозможно чтоб кто-то опубликовал мемуары, где в подробностях описывается, с какими женщинами спал. У нас есть такие понятия, как abır, haya, pərdə, у нас уважаются семейные традиции. В Азербайджане "ну и что" в этом вопросе не получается. Может быть, мужчине и будет "ну и что", но не для женщины. Поэтому в нашем менталитете есть такие тонкости, из-за которых чрезмерную свободу Запада мы не можем принять. Это нормально, так и должно быть.
 

В нашем менталитете есть такие тонкости, из-за которых чрезмерную свободу Запада мы не можем принять. Это нормально, так и должно быть

Люди иногда не понимают, что такое свобода. Они думают, что свобода – это когда ты делаешь, что хочешь. Нет, это полное сумасшествие. Свобода - это когда ты не делаешь того, чего не хочешь. Тебя никто не может заставить. Значит, это и есть свобода. Чем больше мы входим в Европу, тем больше будет конфликтов. Мне один их депутат сказал однажды: "Это же вы к нам проситесь, а не мы к вам, так будьте любезны уважать наши правила".
 
Меня не раз спрашивали, какими достижениями я больше всего горжусь. Я очень горжусь тем, что хотя и сижу в кабинете Самеда Вургуна, ни разу не было, чтобы, когда ко мне пришел Сулейман Рустам, Мирза Ибрагимов, Исмаил Шыхлы, я не спустился бы с ними до первого этажа и не проводил их. И этим я очень горжусь.
 
- Хранить накопленные сокровища для будущих поколений — это, безусловно, благородная цель. На ваш взгляд, что является самым большим нашим богатством?
- Я думаю, это наша история, наша культура и, наверное, нефть, хотя многие не скажут этого. Думаю, нефть тоже помогла нам пережить эти сложные годы. Но все-таки нефть нашли в последние 150 лет, а все остальное было тысячи лет. Наверное, все-таки наша культура, наше наследие, наша история. Безусловно, мы можем опираться на такие корни, ведь у нас были такие титаны, которые вдохновляют и, думаю, еще будут вдохновлять.
 
- Что бы вы посоветовали молодому поколению обязательно взять из опыта поколения старшего? И что, по-вашему, можно назвать пережитком прошлого?

Нельзя приходить в этот мир только для того, чтобы поесть, поспать и любить женщин

- Умение читать книги для начала. Ужасающая неграмотность в этом деле выявляется, просто, когда разговариваешь с молодыми. Вообще не хочется общаться иногда. Я принципиально хожу в университеты, иногда просто бывает смешно и страшно видеть, как мало читают.
 
Нельзя приходить в этот мир только для того, чтобы поесть, поспать и любить женщин. Надо получать и другие удовольствия, читать книги, ходить в музеи. И мне обидно, потому что мы не нация торгашей, а нация Низами, Насими, Сабира, Мирзы Джалила!
Читать полностью: http://news.day.az/culture/422087.html